Евгений СЛАВГОРОДСКИЙ, учитель года-2004: "Люди смеются над теми, кто идет в учителя"

Подведены итоги всероссийского конкурса "Учитель года России-2004". В нем принимали участие 77 человек из всех регионов страны. Победителем конкурса стал Евгений СЛАВГОРОДСКИЙ - 25-летний сельский учитель русского языка и литературы, всего три года назад закончивший филфак Калининградского госуниверситета и отправившийся работать учителем в поселок Крылово. Плюс к этому он учится в аспирантуре и преподает философию в Калининградском университете. А кроме того, успевает читать лекции о поэтах Восточной Пруссии для сельской молодежи в местном Доме культуры, добираясь туда на велосипеде. Присутствовавший на его уроке знаменитый директор московской школы Евгений Ямбург назвал Славгородского Моцартом педагогики, учителем от Бога. С Евгением СЛАВГОРОДСКИМ встретилась обозреватель "Известий" Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА.

- Почему вы стали учителем?

- Первые мысли об этом случайно возникли в университете; хотелось многое рассказать людям, особенно детям. Хотелось поделиться с ними своими мыслями. И когда, еще будучи на практике, на четвертом курсе, я провел свой первый урок, я понял, что школа - это оптимальный вариант. Мне понравилось вести диалог, понравилось смотреть в детские глаза.

- Что вам нравится в современной школе, а что - нет?

- Не нравится то, что учитель всегда вынужден бороться за то, чтобы быть учителем. Бороться за звание учителя.

- Вы имеете в виду материальный статус или что-то другое?

- Материальный статус - это лишь один из аспектов. В целом образ учителя унижен (в том числе и "благодаря" материальному статусу, который он имеет сейчас). Это унижение и в том, что люди смеются над теми, кто идет в учителя. Меня эта ирония всегда смущала.

- Но вас это не смутило, когда вы решили стать учителем?

- Нет. Я об этом не думал. Не думал и когда поехал в поселок. Хотелось просто работать; я не мечтал о каких-то больших зарплатах. Для меня, наверное, было немыслимо работать где-нибудь в магазине. А сейчас я уже понял, что вне сферы образования вообще не могу работать.

- Почему все-таки вы - городской житель, выпускник Калининградского университета - решили поехать в село?

- Это был юношеский романтизм. Во-первых - желание жить отдельно, работать самостоятельно. И хотелось погрузиться во что-то другое. Двадцать лет в городе, а тут... Я был в каком-то сне. Хотелось отправиться в далекое путешествие. И я отправился...

- А Крылово - большой поселок?

- Нет, небольшой. Он даже не городского типа. Хотя едва ли в Калининградской области найдется деревня в том классическом смысле, в котором мы их привыкли видеть на Руси.

- А если сравнить сельских и городских учеников, чем они отличаются (у вас же была педпрактика в городе)?

- Единственное отличие в том, что сельские дети более открыты. А городские больше готовы опровергнуть твое мнение, они смотрят на все критически. Может быть, это и интереснее. Но с сельскими детьми работать гораздо ответственнее: они больше тебе доверяют.

- И это несмотря на расширившуюся информационную агрессию. Для села она, видимо, выражается в основном в телевидении?

- Телевидение не так страшно, как интернет, который поглощает с головой - информатизация тотальная, человек вообще не хочет выходить из дома. Я ничего не имею против компьютерной техники, у меня самого стоит компьютер, но он для меня - средство, а для ребенка - цель.

- Неужели у многих ваших учеников есть компьютер?

- Не у многих, но есть. Правда, у нас интернета нет (смеется).

- Что вы хотите передать детям, преподавая литературу?

- Преподавая литературу, хочется только одного: чтобы человек стал понимать себя и мир вокруг. Не понимать с точки зрения научной или философской (хотя и это, может быть, важно), а понимать по-человечески. А что значит понимать? Это уметь жить в мире, уметь общаться и понимать ценность другого "я". Ценность другого человека - вот что самое главное в литературе.

- А как вы их заставляете читать тексты? Ведь сегодня это большая проблема.

- На селе это не проблема, слава богу. Все читается.

- Что для вас этот конкурс? Разве существует объективный критерий, по которому можно вообще выбрать "учителя года"?

- Нет, конечно. Это наполовину игра, на которую не стоит слишком обращать внимание. Учитель познается не по одному уроку, а по целой цепи. По тому, как он работает в течение года, как к нему относятся дети. Целостность этой цепи - вот что делает учителя учителем. А конкурс - своего рода презентация, демонстрация. И кто на этой демонстрации более ловко и верно подал себя, тот и выигрывает. Но разве подача - это все в учителе? Нет, конечно.

- Скажите, что для вас литература? Кто ваш любимый писатель?

- Любимый писатель - Федор Михайлович Достоевский.

- Как говорят Татьяна Толстая и Дуня Смирнова в телевизионной "Школе злословия"-- не Толстой?

- Нет, хотя я люблю Толстого. Но Достоевский дороже. Из западных - немецкий романтизм, Гофман... Хоть и родился он в Кенигсберге.

- То есть поэтому вам и близок? Неужели дух Гофмана живет в нынешнем Калининграде (Кенигсберге)?

- Ой, там много всяких духов живет. И кантовский, и гофмановский дух. Кто кого чувствует...

- А кого из поэтов любите?

- Начнем с западных. Это испанский поэт Хуан Рамон Хименес - учитель Лорки. А в русской поэзии, наверное, Тютчев.

- А как вы относитесь к современной отечественной литературе?

- Я выделяю аспект только той литературы, которая не является современной, хотя и пишется сегодня. Той, которая продолжает традиции ХIХ века. Это лагерная проза, деревенщики... Все, что называется "возвращением к корням", а не является так называемым приобщением к "мировой традиции", к постмодернизму, когда люди пытаются играть в игры.

- То есть вы - скорее почвенник?

- Я не "скорее почвенник", я - просто почвенник.

- И последний вопрос. Вы не считаете, что нужно как-то разгрузить школьную программу? Просто нереально прочитать все, что задается. В 9-м классе дети якобы проходят "Божественную комедию", "Гамлета", потом уже начинают "Слово о полку Игореве" и с трудом доползают до "Мертвых душ".

- Я думаю, что каждый учитель литературы должен этот вопрос решать сам для себя. У него должно быть право выбирать, что наиболее оптимально для чтения. Речь не о том, чтобы разгрузить программу, а о том, чтобы учитель мог предложить ученику вариативность чтения. То есть привлечь его к тем книгам, которые ребенку наиболее симпатичны и интересны. Я считаю, что список литературы должен быть вариативным. Все дети разные. Тут не должно быть догматизма.

Виктор САДОВНИЧИЙ: "Таких учителей я взял бы в университет"

Ректор МГУ Виктор САДОВНИЧИЙ является председателем Большого жюри конкурса "Учитель года". О конкурсе этого года ректор МГУ рассказал обозревателю Наталье ИВАНОВОЙ-ГЛАДИЛЬЩИКОВОЙ.

- Виктор Антонович, какие у вас впечатления об "Учителе года-2004"?

- В этом году была новая форма оценки участников "Учителя года": нам нужно было высказать свое впечатление о конкурсанте по 10-минутной публичной лекции и по ток-шоу (или рингу). Требовалось огромное напряжение, чтобы понять психологию и профессионализм этого учителя. В будущем каким-то образом нужно учитывать и результаты предметных конкурсов, чтобы можно было почувствовать, как этот учитель понимает математику, литературу или историю. В прошлом году мы были и на 30-минутных уроках. Нынешняя процедура неплохая, но я высказываю свою точку зрения на будущее.

- Есть ли вообще смысл в таких конкурсах: ведь выбор лучшего учителя - дело достаточно условное?

- Конечно, условное. Важнее атмосфера вокруг конкурса. Он имеет огромное воспитательное значение, повышает статус учителя. Конкурсу нужно придавать более широкое публичное звучание.

В этом году члены жюри сошлись на кандидатуре победителя; есть практически безусловный лидер (как потом выяснилось, Виктор Садовничий говорил о Евгении Славгородском). А вообще-то все 15 человек, вошедшие в финал, - победители, все они выдающиеся. Я таких учителей взял бы в университет.
Источник: Известия Науки

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.