Игорь Ревин: При прошлых губернаторах мы всегда спокойно проводили эти акции

Первые лица областного КПРФ в понедельник собрали пресс-конференцию в областной Думе, чтобы сделать заявление по факту проведения обыска в помещении Обкома партии и возбуждения уголовного дела против первого секретаря Горкома партии Татьяны Туманкиной.

Игорь Ревин, Депутат Калининградской областной Думы, Первый секретарь калининградского областного отделения КПРФ:

Мы сегодня собрали журналистов, чтобы сделать заявление по факту, который мы считаем антиконституционным, направленным против нашей областной партийной организации.

Инцидент произошел вечером 30 марта в 22 часа 40 минут, когда несколько работников уголовного розыска ворвались в помещение обкома КПРФ на Московском проспекте. Они, не предъявив документов, начали абсолютно бесцеремонно описывать наше имущество. Мы хотели обратить внимание на то, что последние четыре пикета 14.12.06, 19.12.06, 18.01.07 и последний, прошедший 30 марта вызывают нервную реакцию у властей. После них в адрес обкома КПРФ начинается либо судебное преследование, либо следуют предупреждения федеральной регистрационной службы. Суть предупреждений ФРС в том, что все пикеты проходили с нарушениями со стороны организаторов. Заметим, что последний пикет 30 марта мы не организовывали, хотя подавали две заявки на то, чтобы провести его под эгидой обкома КПРФ. Так как нам два раза мэрия дала отказ на проведение мероприятия перед зданием областного правительства, рекомендовав проводить его в любом другом месте, мы вынуждены были снять свою заявку. Поэтому 30 марта пикет проходил под эгидой трех физических лиц, но и они, правда, получили отказ мэрии на проведение перед зданием на Дм. Донского, 1. Мы здесь усматриваем следующий момент: мэрия получила команду сверху, чтобы ни при каких условиях не давать оппозиционным партиям проводить митинги пред зданием правительства. Мы считаем, что это не совсем законно и антиконституционно. При прошлых губернаторах мы всегда спокойно проводили эти акции. При этом КПРФ подходит к проведению таких мероприятий достаточно корректно. Что касается предупреждений ФРС, которые нам вынесли, одно дело мы уже выиграли по суду, и предупреждение снято, надеемся, что и остальные закончатся также.

До того, как состоялся обыск помещения обкома КПРФ, 30 марта вечером двое сотрудников уголовного розыска пришли ко мне домой, показывали листовку, расспрашивали о штабе протестных действий, об обкоме КПРФ, чем они отличаются. Я прочел им политинформацию на этот счет. Но вот через 2,5 часа был совершен вояж в нашу штаб-квартиру. По факту вопиющего нарушения закона мы связались с фракцией КПРФ в Государственной Думе, сообщили и Зюганову и его первому заместителю Мельникову, которые тоже готовы подать документы, может быть, уже их подали, в Генеральную прокуратуру, чтобы была реакция и из Москвы. Мы считаем, что это прямое давление на оппозицию.

Мы боимся, что такие действия могут перерасти в систему, потому что уже не первый раз на обкомы КПРФ совершаются такие налеты. Пару лет назад налет был совершен на Октябрьский районный обком во время молодежного праздника. Виновники так и не были найдены. Недавно в Пионерске во время предвыборной кампании нашего кандидата пытались снять, но мы выиграли суд. На выборах в Горсовет Калининграда Антона Бойко заставили сойти с дистанции представители партии «Единой России». Это не красит «Единую Россию».


Татьяна Туманкина, Первый секретарь Калининградского Горкома КПРФ, Заместитель председателя Штаба Протестных Действий:

Вечером 30 марта вечером в помещение Горкома и обкома КПРФ вторглась большая группа людей около 20 человек. Без приглашения, без разрешения. Начался обыск: осмотрели туалет, открывали шкафы, описывали помещение и так далее. Мы потребовали документы, объяснений, чем это вызвано. Несколько человек представились. Руслан Григорьевич Головатый – начальник уголовного розыска УВД, Захаров Михаил Борисович – тоже представитель уголовного розыска, Компанеец Ирина Валентиновна – эксперт-криминалист, далее старший следователь следственной части Ашухин Алексей Алексеевич, старший дознаватель Коротченко Елена Владимировна, затем понятые, остальные отказались предъявить документы. Много было журналистов, нас фотографировали, но на вопрос, кто вас сюда пригласил, ответа не давали. Я стала спрашивать: на каком основании производится обыск? Объяснили, что совершено уголовное преступление, ведутся следственные действия. На требование предъявить документы, постановление прокурора и так далее, сказали, что ничего нет, потому что ведутся следственные действия. Вели себя очень бесцеремонно, грубо.

Изъяли у нас системный блок, сканер, принтер, ксерокс, все плакаты и лозунги. Обыск шел три часа. Раскрывали каждый флаг, смотрели, что там написано, посмотрели все шкафы, коробки. Я позвонила сначала в милицию, говорю, ворвались люди в отделение КПРФ, ведут обыск, там ответили – звоните в ФСБ, где, в свою очередь, сказали звонить в милицию. Таким образом, реакции от правоохранительных органов не было. Надо добавить, что когда вошла группа из уголовного розыска – сразу оборвали телефонный провод, поэтому пришлось звонить по мобильнику. Позвонила также Семенову Юрию Николаевичу.

К часу ночи осталось человек 14 работать. В заключение пригласили понятых и Головатый сказал: будьте свидетелями, что я ее не изнасиловал и не избил. Ухмыльнулся, доел мороженное и уехал. Я это расцениваю, как давление на нашу партию с нарушением всех процессуальных норм. Мало того, что сразу не представились, не объяснили, какое уголовное преступление совершено, не оставили второй протокол - опись при изъятии нашего имущества, хотя я просила. За последний год мою квартиру трижды пытались вскрыть и оставляли биту. Я думала, это грабители или наркоманы. Сегодня я расцениваю это как давление на нашу партию. На следующий день я отнесла заявление в прокуратуру по факту грабежа с просьбой возбудить уголовное дело. Заявление приняли.

Юрий Семенов, Заместитель председателя Калининградской областной Думы:

Я возмущен хамством в любой адрес. Будь-то должностное лицо или просто человек. Я считаю, что на пикетах не должно быть хамски лозунгов, мы против этого категорически возражаем. Но кому-то это нужно и кто-то провоцирует подобные ситуации. Мы действовали в рамках закона, и мы сотрудничаем с властью в плане достижения тех целей, которые возложили на КПРФ наши избиратели. Но мы и неприемлем те методы, которыми действуют органы власти, в частности, должностные лица. Когда мне позвонила Татьяна Яковлевна около 23 часов, я не поверил своим ушам.

Мы говорим о том, что живем в демократическом государстве, о правовой системе, а получается разгул не преступности, а правоохранительных органов. Под видом борьбы с экстремизмом проводятся непонятно какие действия. Но какую опасность представляет женщина, которая перед ними находилась? Мы говорим, что область, находящаяся в центре Европы – регион сотрудничества, где правовая культура значительно выше других регионов страны, а что получается? Второй вопрос. Как можно проводить такие действия под покровом ночи? Они что боялись огласки или в обкоме находились бандиты? Я считаю, что это должно быть подвергнуто общественному осуждению и не должно повторяться в практике работы наших правоохранительны органов.


Владимир Кафидов, Депутат Калининградской областной Думы:

Дело в том, что описанными действиями нарушены законы 39 и 40 Закона «Об Общественных объединениях», так не было представлено никакого постановления суда на обыск. Прокуратура факт уголовного дела признала только на следующий день, то есть постфактум и 2 апреля она же это постановление отменила за недостаточностью фактов в уголовном деле. То есть налицо полный правовой беспредел. Пришли, оказали психологическое давление, забрали оргтехнику, а потом прокуратура сказала, что мы ошиблись, причем только не накануне, а после событий. Уголовное дело было возбуждено по факту клеветы. Какая клевета была – нет комментариев.
Источник: КНИА

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.