Смешанные ощущения: что известно про первое дело о вовлечении подростков в пикет

Иван Лузин. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

В Калининграде судят активиста и либертарианца Ивана Лузина. Его обвиняют сразу в двух административных правонарушениях: проведении несогласованного пикета против пыток и вовлечении в этот же пикет несовершеннолетних — двух девушек. По данным правозащитников, это дело стало первым в России. Лузин вину отрицает, отмечая, что лишь сфотографировал своих знакомых с плакатами в руках. Его защитник и вовсе говорит, что сама акция не состоялась, а полиция сфабриковала протоколы. Ивану Лузину грозит арест. Корреспондент «Нового Калининграда» посетил судебное заседание по делу Ивана Лузина.

Утром 25 февраля в Центральный районный суд Калининграда мчалось такси с тремя пассажирами — семьей Лузиных в почти полном составе. Отец, мать и их старший сын Иван — 18-летний либертарианец. Лузины опаздывали — из-за того, что паспорт Ивана остался дома. Пришлось возвращаться обратно. В итоге процесс начался с получасовой задержкой. Судью Ларису Ченцову опоздание «виновника торжества», как она в шутку назвала Лузина, впрочем, нисколько не рассердило. «Мы приветствуем лицо, привлекаемое к административной ответственности», — почти торжественно сказала она, когда Иван Лузин появился на пороге зала заседаний.

Перед ней стоял субтильный юноша с длинными волосами.

К девяти утра крохотный зал судебных заседаний оказался заполнен журналистами, активистами и волонтерами штаба Навального. Интерес прессы и общественников к делу, казалось, судью совсем не удивил. Ченцова разрешила беспрепятственно вести фото- и видеосъемку, если стороны дадут на это свое согласие. Ни прокурор Дина Зырина, ни обвиняемый не возражали.

_NEV5938.jpg

Ивана Лузина — члена регионального отделения Либертарианской партии и постоянного участника акций протеста — полиция обвинила сразу в двух административных правонарушениях: проведении несогласованного пикета (часть 1 статьи 20.2 КоАП) и вовлечении в этот пикет несовершеннолетних (часть 1.1 этой же статьи) — двух девушек, одна из которых младше самого обвиняемого всего на год. И если первое обвинение довольно распространенное и такие дела возбуждают почти после каждой несогласованной акции, то дело о вовлечении в пикет подростков, по данным правозащитников, является первым в России, а судебной практики не существует. Поправки в КоАП об ответственности за «вовлечение» несовершеннолетних в несогласованные митинги был принят Госдумой в декабре 2018 года. Если причастность Лузина к инкриминируемому правонарушению будет доказана, ему может грозить до 15 суток ареста.

События, о которых идет речь, произошли вечером 7 февраля. Штаб Навального в Калининграде тогда сообщил, что три человека — Иван Лузин и его знакомые Настя и Алина — проводили акцию против пыток, с собой у них были плакаты и веревки на руках. Сам Лузин рассказал в суде, что одиночный пикет действительно планировался, но так и не состоялся. «Мы пришли, сфотографировались и ушли», — объяснил свои действия Иван Лузин. С обвинением он был не согласен.

Лузин сделал лишь два снимка: на них каждая из девушек держит плакаты с именами калининградца Александра Оршулевича и фигуранта так называемого уголовного дела «Сети» (или «Пензенского дела») Виктора Филинкова. Пресса неоднократно писала, что сотрудники силовых структур пытали их, выбивая нужные следствию показания. Объясняя цель пикета, Лузин заявил, что таким образом он хотел привлечь «внимание общественности» к теме пыток в России, о которых узнал из новостей.

На площади Победы активисты пробыли не больше 10 минут, после чего отправились в кафе «Кёнигсбеккер», расположенное на Советском проспекте — выпить кофе. Задержали их почти сразу, как только они вышли на улицу. По воспоминаниям Лузина, полицейский, предложивший ему пройти к служебной машине, не только не представился, но даже не объяснил причину своего интереса к активисту. По словам адвоката Александра Добральского, в материалах дела есть анонимная жалоба на активистов, что и послужило поводом для задержания.

Лузин утверждает, что во время поездки полицейский спрашивал, заплатили ли ему деньги за организацию акции.

Вскоре с Ивана уже брали объяснения в отделе полиции на ул. Яналова. «После этого меня повели вниз в подвал», — говорил Лузин, отвечая на вопросы своего защитника. По словам активиста, воспользоваться помощью адвоката ему никто не предложил. В подвале был кабинет, где Лузина спрашивали, что он делал на площади Победы и о связях с девушками. Примерно через три часа активиста посадили в камеру, где он просидел до следующего дня. Его знакомых отпустили этим же вечером.

_NEV5947.jpg

Очередь задавать вопросы перешла к прокурору Дине Зыриной. Некоторые из них вызвали у Лузина легкое замешательство.

 — Для чего вы им об этом [пикете] рассказали? — спросила Зырина.

 — Просто поделиться информацией, — попытался отбиться активист. Иван не отрицал, что действительно обсуждал с одной из подруг предстоящий пикет и его тему, но подчеркивал, что никого не призывал в нем участвовать По его словам, Настя и Алина самостоятельно принимали это решение.

Было заметно, что Лузин волновался. Он часто консультировался с адвокатом Александром Добральским, а на вопросы судьи и прокурора иногда отвечал нерешительно. Часто Иван не мог вспомнить некоторые события, которые предшествовали пикету или не знал, как плакат оказался в руках одной из активисток. Сам он от пикетирования в итоге отказался. По словам Лузина, сделал он это по нескольким причинам: во-первых, начало смеркаться, а во-вторых — опасался за свою безопасность, поскольку знал о нескольких случаях нападений на активистов. Лузин не раз приводил в качестве доводов в свою защиту, что пикета по сути не состоялось, а он лишь сделал пару снимков по просьбе подруг — «на память». И тогда и теперь ему казалось странным, что процесс фотографирования полицейские трактуют как нарушение законодательства.

Речь неожиданно зашла об Алексее Навальном и калининградском штабе политика. «Где [штаб]? Может, мы тоже поддержим», — сказала судья. Лариса Ченцова была настроена по отношению к обвиняемому довольно доброжелательно, но не оставляла попыток выяснить, что же именно привело Ивана Лузин на площадь Победы 7 февраля. Судья предположила, что координацией пикета занимался именно штаб Навального, но Лузин это предположение развеял заявив, что участие в пикете против пыток — это его личное решение, а в штабе он не состоит. В объяснениях Лузина, тех, что он дал полицейским в день задержания говорилось, что в центре Калининграда планировалась «серия пикетов». Сейчас же в суде Иван подчеркивал, что это было ошибочное утверждение, данное от растерянности и волнения. Судья в принципе проявила интерес к политическим взглядам Лузина: спрашивала, чем его так заинтересовала фигура Алексея Навального, а еще уточняла, кто такие анархисты.

Вскоре Ченцова перешла к плакатам, изъятым у активистов полицейскими. Она по очереди разворачивала их, спрашивая о людях, в поддержку которых решил выступить Лузин.

 — Виктор Филинков — это реальный человек? Где его пытали? — спрашивала судья.

 — Я, к сожалению, не могу точно сказать, — либертарианец, кажется, совершенно растерялся. Судья же все продолжала задавать вопросы: например, проверял ли Лузин достоверность информации о пытках над Филинковым. Лузин говорил, что это ему известно из СМИ. Судья пыталась понять, против чего или кого конкретно решил выйти на площадь Победы Иван Лузин, и в итоге пришла к выводу, что речь идет о сотрудниках силовых структур в целом.

_NEV5922.jpg

Девушек, которых по мнению полицейских, Иван «вовлек» в участие к пикету, в суд не вызывали (и судя по всему, у полиции к ним претензий нет). Однако одна из них, Настя, дала показания полицейским 7 февраля. Из них следовало, что Ивана она встретила случайно, а когда узнала, что тот собирается делать, то присоединилась к нему. Версия событий Насти несколько отличалась от версии Лузина. К примеру, девушка утверждала, что оба плаката были созданы Лузиным, который по ее словам сразу сказал, что план был такой: сделать фото и выложить их в чат. Алина разговаривать с полицейскими отказалась.

Заседание продолжалось больше полутора часов. Александр Добральский говорил, что дело следует вовсе прекратить из-за отсутствия события преступления. Он отмечал, что если бы пикет действительно состоялся, то полицейские задержали бы активистов на месте его проведения и там же составили бы протокол. Защитник убежден, что полицейские сфабриковали обвинение, так как этого от них потребовал начальник. Что же касается дела о вовлечении несовершеннолетних в пикет, то и тут, по мнению Добральского, вина его подзащитного не доказана. Как заявил адвокат, вовлечение подростков в противоправную деятельность подразумевает обман, шантаж и угрозы — ничего этого от Лузина не исходило.

«Ощущения смешанные. Мне кажется, что Ивану не удалось ясно донести до суда, что публичной акции не случилось. Публичная акция — это когда ты привлекаешь внимание проходящих людей — стоишь на максимально заметном месте, демонстративно. А отойти к лавочке в сторонку и сфотографироваться — это что-то совсем другое», — прокомментировал судебный процесс отец Ивана Лузина.

Вероятно внести ясность в дело помогут записи с камер наблюдения, которые есть в распоряжении суда. Адвокат убежден, что никаких доказательств вины Лузина на видео нет, как не было и самой акции.

Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.