Лекарственная война или борьба за выживание?

«На второй день - кома»

В Калининградской области болеют диабетом 14 тысяч человек - из 54 тысяч федеральных льготников.

- Моей дочери десять лет назад поставили диагноз «сахарный диабет». Раньше мы получали инсулин на приеме у врача. Буквально из рук в руки на месяц и при необходимости даже на полгода. Удобно, без очередей, и не было проблем, - рассказывает председатель региональной общественной организации «Дети-инвалиды, больные сахарным диабетом» Ирина Яковлева. - Теперь мамы плачут. Сначала надо взять направление участкового врача в областную больницу. Получить талончик на прием к эндокринологу. Попасть к доктору на консультацию. Только по назначению эндокринолога врач-педиатр выпишет рецепт по месту жительства. Идешь в аптеку, а там этого препарата нет. По отсроченному отпуску нужное лекарство должны выдать в течение 10 дней. Если не повезет, то все заново, по кругу. Кроме того, врачи ограничены в выписке рецептов, новый не выпишут, пока не истек срок действия старого. А ведь если вовремя не ввести дозу инсулина, на второй день наступает кома. Хорошо тем, кто живет в Калининграде, а представляете, каково тем, кто живет в глубинке, Советске, Гусеве, Краснознаменске?! Мотаться с направлением из дома за консультацией в Калининград и обратно.

Бесконечный форс-мажор

До прошлогодних «зурабовских» реформ в здравоохранении федеральные льготники фактически не испытывали сложностей с получением препаратов, необходимых для поддержания жизни. Врач выписывал рецепт, пациент получал препарат в аптеке. Инсулин вообще передавали в поликлинике из рук в руки.

А с прошлого года для льготников, тяжелобольных людей, инвалидов началась натуральная пытка. Заработала придуманная чиновниками Минздрава и социального развития России схема лекарственного обеспечения вкупе с «монетизацией»

льгот. В итоге пациенты остались без лекарств, а бюджет без денег. Государство должно поставщикам астрономические суммы. Министр Зурабов в сложившейся ситуации обвинил регионы, а там начали искать своих козлов отпущения.

Наши чиновники Москву не критикуют, приказы не обсуждают. В региональном минздраве определили виноватых товарищей. Это сами льготники, которые, по утверждению регионального министра Елены Клюйковой, запасались лекарствами впрок. Врачи, которые выписывают неоправданно много дорогих медикаментов. Аптеки, которые плохо работают, не заказывают своевременно пилюли по отсроченному отпуску. В середине марта кризис достиг пика. Лекарственные лимиты, урезанные вдвое с начала года, иссякли. Для урегулирования медикаментозного конфликта пришлось созвать в минздраве при региональном правительстве согласительную комиссию. Участники - московские уполномоченные фармацевтические организации «Протек» и «Фармимпекс», территориальный Фонд обязательного медицинского страхования, управление Росздравнадзора - искали пути выхода из безвыходной ситуации. Представители коммерции и государства, казалось, не найдут общего языка. Стороны высказывались откровенно и без обиняков. Считать себя крайним не хотел никто.



Не будем оплачивать!

Исполнительный директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Виктор Анохин обрушился с критикой на внедренную Минздравом России систему обеспечения лекарствами федеральных льготников.

- Виновато правительство. Первоначально программа заложена неверно. Первая ошибка - «монетизация» льгот. Был нарушен страховой принцип обеспечения лекарствами, - считает Виктор Дмитриевич. - На каждого федерального

льготника выделялось 367 рублей, а их у нас 95 тысяч человек. Получалось 378 миллионов рублей в год, а фактически лекарств взяли на 600 с лишним миллионов рублей в 2006 году, когда не было ограничений. После «монетизации» в системе дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) осталось 54 тысячи человек, остальные отказались от льгот и выбрали деньги. В итоге мы получили всего 257 миллионов рублей. Второй прокол, следствие первого неверного шага, - это ограниченная выписка лекарств и лимиты. Уверен, те, кто сегодня не может без нервотрепки найти лекарство по бесплатному рецепту, тоже откажутся от льгот и выберут денежную компенсацию. И в системе ДЛО останется максимум 25 тысяч человек, а значит, средств выделят еще меньше. Таким образом, мы похороним программу дополнительного лекарственного обеспечения. Останутся только те, кто без лекарств не может жить. Люди, страдающие рассеянным склерозом, онкологией, сахарным диабетом, гемофилией, заболеваниями крови. Чтобы сохранить систему, нужно вывести тех, кто нуждается в постоянном дорогостоящем лечении, в отдельную категорию. Мы посчитали, что средняя стоимость рецепта для них составляет 51 тысячу 755 рублей. Препараты для онкологических больных стоят от 10 тысяч до 419 тысяч рублей. 300 «тяжелым» льготникам выписали 410 рецептов на 21 миллион рублей. Они забрали 48,5 процента всех денег по ДЛО.

Кстати, на Всероссийском совещании по проблемам ДЛО в Светлогорске в сентябре 2006 года мы дали предложения Росздравнадзору по совершенствованию дополнительного лекарственного обеспечения. Например, внести изменения в закон о невозможности отказа от «социального пакета льготных категорий граждан», отменить раздел

льготников на «федеральных» и «региональных». Финансирование всех льготников должно идти через систему обязательного медицинского страхования, но с долевым участием регионального правительства.

Лекарственные средства, используемые для лечения социально значимых заболеваний, исключить из перечня для ДЛО, а обеспечение вести через целевые федеральные и региональные программы: препараты для лечения рассеянного склероза, препараты для лечения наследственных коагулопатий, препараты для лечения инсулинозависимого сахарного диабета, противоопухолевые (онкогематологические средства). Производить выписку лекарственных средств по торговым наименованиям. Включать в перечень лекарственных средств только жизненно необходимые. Наши предложения проигнорировали...



Отпуск за свой счет

Исполнительный директор фармацевтической компании «Протек», уполномоченный поставщик льготных медикаментов Галина Бырда, обвинений в свой адрес не принимает.

- Лимиты в первом квартале были «съедены» еще до 9 марта. Мы отпускали и отпускаем лекарства аптекам за свой счет, - говорит Галина Александровна. - Долг в размере свыше 380 миллионов рублей территориальный ФОМС не отдал. Система отвратительная. Вообще неизвестно, будет ли государство оплачивать долги. Больные сахарным диабетом могут остаться без инсулина, другие тяжелобольные - без лекарств. Мы терпим убытки. В аптеки препараты завозим только под рецепты. Проблемные позиции - метокард (вазокардин), другие препараты от давления. Все оказались заложниками этой системы. Производители отказываются поставлять нам лекарства без оплаты. Обвинения в том, что на складе есть медикаменты, а «Протек» их не дает аптекам, - ложь. Да, лекарства есть на складе, но для коммерческого отпуска. И мы не можем этот товар перекидывать на

льготную категорию - таково решение производителя, так как цена льготных и коммерческих препаратов разная. Например, глазные капли «квинакс» стоят 180 рублей по цене дистрибьютера, а стоимость по дополнительному лекарственному обеспечению, по льготе - 150 рублей. Аптеки себе в убыток торговать не будут. Мое мнение, это монетизация виновата. Люди не должны были выходить из льгот, денег было бы в два раза больше.



«Система прекрасная!»

- Система прекрасная. Но просчитались, - признается Ирина Дыханова, начальник департамента по лекарственному обеспечению регионального минздрава. - Лимит средств из федерального бюджета на обеспечение лекарствами льготников составляет на 2007 год 257 миллионов 256,1 тысячи рублей - это меньше прошлогоднего почти в два раза. По программе дополнительного лекарственного обеспечения федеральных льготников отоварено 98 тысяч 220 рецептов на 71,1 миллиона рублей. Мы провели совещание согласительной комиссии. Фармацевтические компании продолжат отпуск льготных лекарств. Прорабатываем схемы погашения долгов, ищем резервы, например, по переводу лекарств по коммерческому отпуску в льготную категорию. Проверим базы персонифицированного учета больных, получающих дорогостоящее лечение. Эти данные учтены при составлении заявки по программе ДЛО на второй квартал года. Мы направили в Минздрав России предложения об увеличении лимитов, выведении части льготников, нуждающихся в дорогостоящих препаратах, - например, на лечение одного тяжелобольного ребенка требуется 2 миллиона рублей, - в особую группу и финансировать их по отдельным целевым программам. Тогда, возможно, денег хватит на лекарственное обеспечение других инвалидов. Именные реестры уже подготовлены. Ждем решения Москвы.



Вместо послесловия

Однако вряд ли ситуация изменится до конца этого года. Для этого нет объективных предпосылок. Маховик запущен в неверном направлении, остановить его в одночасье и запустить вспять не получится. Денег больше не дадут. Значит, у калининградских инвалидов выбор между жизнью и смертью невелик. Поэтому с начала года наше управление Росздравнадзора трясет аптеки, ФОМС проверяет правильность выписки рецептов. К процессу наказания подключили прокуратуру. Чиновники карают врачей, отвечают на жалобы пациентов, а больные страдают без лекарств, им советуют брать то, что есть в аптеке, а не то, что может помочь от боли. Хотя, по словам чиновников от здравоохранения, каждому должно быть выписано необходимое лекарство без ограничения суммы, но строго по показаниям.



ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«Просто длительная процедура»

Галина Атрахимович, главный эндокринолог Калининграда:

- В данный момент, к счастью, критической ситуации нет. Жизненно важные препараты получают все, кому они нужны. Если больной не может получить льготное лекарство, мы выписываем ему другое, которым можно его заменить. Случаи, когда пациент обращается к нам в растерянности и не знает, как ему быть, - единичны. Единственное неудобство - длительность процедуры. Пациент приходит в аптеку, там выясняется, что нужное лекарство отсутствует, ему приходится снова идти к врачу и переписывать рецепт заново. На все это, конечно, требуется время.



Далатгерий Дадьянов, главврач областного онкологического диспансера:

- Дефицит льготных лекарств на нас не отразился, наши пациенты ни в чем не были ущемлены. Амбулаторные больные по направлениям участковых врачей приходят к нам, мы даем им заключение и рекомендации, а необходимые препараты выписываются врачами в поликлиниках по месту жительства. Те пациенты, которые попадают к нам на лечение в стационар, получают все необходимые лекарства. Небольшие проблемы были некоторое время назад у тех, кто отказался от социальных пакетов и не имел инвалидности. Им приходилось покупать лекарства на собственные деньги. Сейчас, разобравшись в ситуации, пациенты выбирают социальный пакет и пользуются необходимыми льготами.



ЦИФРА

51 тысяча 755 рублей - средняя стоимость рецепта для тяжелых больных. 300 «тяжелым» льготникам выписали 410 рецептов на 21 миллион рублей. Это 48,5 процента всех денег по дополнительному лекарственному обеспечению.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.