Повышение МРОТ вызывает в обществе неоднозначную реакцию

На днях Госдума подняла пресловутый МРОТ до 2300 рублей. Меньше с 1 сентября платить нам никто не имеет права. Планируются и дальнейшие повышения, через три года «минимальная зарплата» должна сравняться с «прожиточным минимумом».

Опасения по поводу автоматического повышения штрафов и прочих неприятных для граждан платежей не оправдались. Во-первых, для таких целей существует особый МРОТ – сто рублей, а во-вторых, существенно поправлены многие административные документы, определяющие эти самые платежи (например, пересмотрен механизм штрафов ГИБДД).

Важная особенность нового положения – возможность самим регионам устанавливать свой минимум оплаты. Но только в сторону повышения.

Непросто проходило в Госдуме обсуждение этого закона. Все три чтения сопровождались жаркими дискуссиями. Высказывались и обсуждались диаметрально противоположные точки зрения, озвучены были тысячи опасений, негативными последствиями которых пугали коллег отдельные депутаты. Закон называли популистским, намекая на его связь с предстоящими выборами. А так ли важен для нас этот самый МРОТ?

Зарплата ниже прожиточного минимума, согласитесь, это индульгенция государства на возможность работодателям выплачивать «зарплату в конвертах». Много ли людей, которые фактически получают сегодня меньше 1100 рублей? Поэтому с какого боку ни подходи к вопросу, а объективно с повышением МРОТ возвращается его первоначальное значение как размера минимальной оплаты труда, а не базы для расчетов социальных и фискальных платежей.

Вместе с тем существенно то, что «минималка» привязана к первому разряду тарифной сетки. Это означает, что увеличение МРОТ до уровня прожиточного минимума автоматически повлечет за собой необходимость резко повысить зарплаты почти 16 миллионам российских бюджетников. Им, врачам, например, и так повышают – в рамках нацпроектов. Однако изменение базовой составляющей (в данном случае МРОТ) приведет к автоматическому пересмотру всех окладов. Именно поэтому особо противился новому закону минфин РФ.

По мнению разработчиков, введение нового МРОТа пройдет относительно безболезненно и для частных предпринимателей. Просто они «легализуют» часть зарплат, которую работники реально получали, но по бухотчетности она не проходила.

Соответственно существенно увеличатся сборы Единого социального налога, станет легче решать проблемы Пенсионного и прочих внебюджетных фондов.

Однако есть и другие точки зрения. В частности, отдельные экономисты считают, что прожиточный минимум характеризует лишь преодоление лишений в удовлетворении наиболее насущных потребностей. На него не должен ориентироваться размер «минималки». А о том, что с уровнем заработной платы все обстоит далеко не благополучно, свидетельствует высокий удельный вес среди бедных тех, чьи семьи возглавляют наемные работники. В таких семьях проживает около 50 процентов граждан с доходами ниже прожиточного минимума.

- Любое повышение МРОТ мы приветствуем, но 2300 рублей – явно недостаточно, - считает депутат областной думы, калининградский лидер независимых профсоюзов Михаил Чесалин. – Безусловно, минимальная зарплата должна быть не ниже прожиточного минимума. Но сам прожиточный минимум надо рассчитывать по новым методикам, включая, например, оплату съемной квартиры, что сегодня очень распространено. Нельзя исключать и духовную составляющую. Нормальный цивилизованный человек не может обходиться без посещения театра, музеев. А вообще, учитывая необходимость демографического роста, о чем неоднократно говорил президент Путин, МРОТ должен равняться четырем «минимумам». Чтобы работающий человек мог прокормить и воспитать хотя бы трех детей – столько нужно для «воспроизводства», а не просто для поддержания численности населения.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.