Тема введения предмета "История Западной России" вызвала живой общественный интерес

Тема введения в школах области предмета «История Западной России», поднятая в этой колонке чуть больше месяца назад, вызвала живой общественный интерес, что, само по себе, неплохо.

Некоторые сторонники курса пытались защищать его посредством писем в «Калининградскую правду», другие яростно доказывали свою правоту в Интернете. Пошли даже слухи, что авторов курса кто-то «заказал». Рыночные отношения в обществе зашли так далеко, что возможность наличия у оппонента гражданской позиции просто не приходит кое-кому в голову. Хотя, конечно, можно сделать поправку на особенности создания самого курса: его апологеты откровенно признаются, что в расчёт брались в основном обстоятельства скорейшего выполнения задания сверху и скорейшего освоения выделенных денег. Где уж тут беспокоиться о качестве и идеологии предложенных учебников?

Напомним вкратце историю вопроса. Получив из Москвы распоряжение в кратчайшие сроки написать требуемые пособия, на месте взяли под козырёк и ретиво ринулись исполнять. Уточним: ринулись далеко не все. Некоторые специалисты РГУ имени И. Канта от задания с благодарностью отказались, по причине того, что в требуемые сроки создать высококачественное пособие просто нереально, а рисковать репутацией серьёзного учёного ради «быстрых денег» неприемлемо. Ну, кому неприемлемо, а кому – сойдёт. Появился первый вариант учебников, и была подана заявка на конкурс по их изготовлению. А вот дальше произошло странное: конкурс выиграл вовсе не РГУ, а некая московская структура – издательство «ОЛМА-пресс». Контора вполне уважаемая, вот только её способность создавать учебные пособия (не в смысле полиграфического исполнения, а в смысле написания текста) вызывает глубокие сомнения. И совершенно обоснованные, поскольку, когда пилотный тираж учебников вышел в свет, оказалось, что издавало их «ОЛМА-пресс», а вот писали… те же самые авторы из РГУ! То есть, получилось следующее: тот, кто выиграл конкурс, учебники издавал, но не писал, а тот, кто проиграл – написал, но не издал. В таком случае, непонятно, что же именно являлось предметом конкурса: уровень полиграфии? Или, может быть, сумма затрат на издание? Ей-богу, интересно, с точки зрения простого человека, никогда не имевшего отношения к подобной кухне.

На проходившей в четверг в стенах РГУ специально посвящённой этому курсу секции научной конференции ректор Андрей Клемешев бестрепетно ответил на вопрос о странных обстоятельствах конкурса: «А что? Это обычная практика, так всегда делается…» На попытки прояснить, как именно «всегда делается», вразумительного результата получить не удалось. В любом случае, листая эти полиграфические шедевры, убеждаешься: качество материала, научный и методический уровень пособий уж точно никак в расчёт не брались и предметом конкурса, видимо, не являлись.

О наиболее вопиющих примерах научного «творчества» авторов «Калининградка» уже писала, а чтобы перечислить их полностью, потребуется брошюра среднего объёма. Подписи к иллюстрациям с археологическим материалом «гуляют» в пределах нескольких тысяч лет, действуют «пруссы» за сотни лет до появления этого понятия и «викинги» задолго до наступления соответствующей эпохи. Одна и та же географическая карта на трёх разных страницах учебника выдаётся за три разных карты, с тремя разными подписями. Имя одного и того же прусского вождя на одной и той же странице даётся в двух разных транскрипциях (автор, очевидно, не понял, что это одно лицо). Текст переполнен примитивными «переводами» терминов и понятий с немецкого, явно не обременёнными пониманием материала. Благодаря этому появляются «богемский король», «померанский князь», города «Бреслау» и «Лемберг». Польский король Ян-Казимир в версии авторов становится «Иоганном-Казимиром», а работавший в Кёнигсберге английский промышленник Хьюз – «Хугесом». Иногда это приводит к курьёзам просто неприличным: на одной из карт историческая Скаловия (нынешний северо-восток области) поименована, прошу прощения, «Шалавией» (очевидно, переложение немецкого «Шалауэн»). Интересно, как по мнению авторов, необходимо называть жителей этого региона, и стоит ли такие названия озвучивать в детской аудитории?…

На конференции выяснилось, что благодаря кампании в прессе апологеты курса уже озаботились выработкой линии защиты. Решено везде заявлять, что во всех обнаруженных нелепостях повинно… издательство «ОЛМА-пресс». Поди проверь, как говорится. Или, лучше, поверь на слово. Обещано, что все ошибки будут учтены и исправлены при напечатании основного тиража учебников. В связи с этим возникает и другой вопрос: а стоило ли тратить немалые деньги на столь полиграфически-роскошное печатание пилотного тиража? Не проще ли было ограничиться изготовлением электронной версии и распространить её среди всех заинтересованных лиц для обкатки и внесения уточнений? Но, похоже, и здесь возобладал принцип: «Деньги выделены, главное – не оплошать!» Кстати, на прямой вопрос: «Неужели уровня ректора университета и регионального министра образования недостаточно, чтобы объяснить московским инстанциям пагубность спешки в столь серьёзном деле?», последовал не менее прямой ответ: «Нет, не достаточно!» Ответ, конечно, принимается, но возникают сильные сомнения, что на самом деле пытались что-то объяснять.

Что же касается главного вопроса: «А уместно ли вообще в нашем регионе преподавание в таком виде, с такими программными требованиями, в таком объёме краеведческого курса, представляющего собой углубленное изучение истории чужого народа и чужого государства, как своих собственных?», то он, опять же благодаря кампании в прессе, в воздухе, конечно, витал. Чтобы избежать его прямой постановки, организаторы конференции активно навязывали аудитории образ мышления «либо этот курс - либо «обкомовская» история». Третьего, оказывается, не дано. Выступающие, порой, оговаривались весьма красноречиво. По мнению учителя истории из школы № 35, преподавание именно этого курса необходимо потому, что «патриотизм – это, в первую очередь, любовь к малой родине». Того, что в подобной постановке вопроса уже содержится элемент противопоставления её Родине большой, преподаватель с многолетним стажем почему-то не замечает. Рецензент учебников доктор исторических наук Игорь Данилевский - не понятно, правда, к чему - заметил, что он «не обязан любить это государство, представители которого в погонах ГИБДД вымогают у него мзду». Один из выступающих настолько вошёл в раж, что заявил: «Нам надо децентрализовать изучение истории края. Необходимо создание рабочих тетрадей для районов области!» Непонятно только, кому это «нам»…

У меня самого дочь в этом году пойдёт в первый класс. И если учительскому сообществу, как я понял на конференции, абсолютно безразлично, что, как и по каким учебникам преподавать («Раньше не было никаких учебников, а теперь есть хоть какие-то, и это хорошо!»), то мне почему-то не всё равно. Профессор Данилевский цинично-насмешливо бросил мне из президиума: «У нас демократическая страна! Если у вас какие-то вопросы, обращайтесь в администрацию президента…» Похоже, и правда, ничего другого не остаётся.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.