«Предупреждения закончились»: почему на калининградского эколога завели 5 дел

Александра Королёва, фото — Алексей Милованов

Против известной калининградской экоактивистки Александры Королёвой возбудили 5 уголовных дел. Все они связаны с деятельностью организации «Экозащита!», которую Королёва возглавляет. Вернее, с отказом НКО признавать себя иностранным агентом и выплачивать штрафы. В «Экозащите» говорят о политическом давлении, представители других некоммерческих организаций называют российское законодательство об иностранных агентах «драконовским» и говорят о систематической «борьбе с неугодными». В ситуации разбирались журналисты «Нового Калининграда».

«Экозащиту» 5 лет штрафовали за нарушение закона об иностранных агентах

Уголовные дела были возбуждены почти три недели назад, 30 мая этого года. Все пять — в период с 15:00 по 15:40. «То есть одно дело каждые 10 минут. Все дела заведены по статье 315 ч. 2 УК РФ — злостное уклонение от исполнения судебного решения», — говорится в сообщении «Экозащиты».

«Экозащита!» была создана еще в 1989 году. Сейчас действует в Москве, Калининграде и на Кузбассе. Есть также представительство в Вильнюсе. По словам учредителей, «Экозащита!» придерживается «принципов ненасилия», не участвует в политике, не получает денег от государства и крупного бизнеса. Систематически выступает против негативных последствий добычи угля, строительства АЭС и ввоза в Россию ядерных отходов, за защиту зеленых насаждений.



Судебные решения, которые стали причиной возбуждения уголовных дел, связаны с внесением «Экозащиты» в реестр иностранных агентов. Это решение федеральный Минюст принял еще летом 2014 года. «Согласно акту ведомства, за кампанию против строительства атомной станции в Калининградской области. Экологи убедили ряд инвесторов не вкладывать средства в проект опасной АЭС и строительство остановилось», — говорится в сообщении на сайте НКО.

«Экозащита!» с внесением в реестр иностранных агентов не согласилась, несколько раз пыталась обжаловать его в российском суде, но безуспешно. Сейчас коллективная жалоба целого ряда российских НКО, в том числе и «Экозащиты», рассматривается в Европейском суде по правам человека. По данным «Экозащиты», Минюст РФ к настоящему моменту инициировал против нее 28 дел из-за нарушений закона «об иностранных агентах». Как пояснил «Новому Калининграду» сопредседатель группы «Экозащита!» Владимир Сливяк, организацию штрафовали все пять лет.

«Мы сдавали отчеты в Минюст. Но мы сдавали их как обычная российская некоммерческая организация. А Минюст хотел, чтобы мы сдавали их как иностранные агенты. В связи с тем, что мы публично всегда заявляли, что мы не признаем себя иностранными агентами и через ЕСПЧ сейчас пытаемся этот статус отменить, мы исходим из того, что мы до сих пор оспариваем включение в реестр. И поэтому мы сдавали отчеты раз в год, а не 4 раза в год. И они нам все эти 5 лет лепили за это штрафы. Накопилось около 2,2 млн рублей. По самым первым штрафам срок давности уже прошел, поэтому сейчас на организации „висит“ 1 млн 137 тыс., если я правильно помню», — сказал Сливяк.

Как пояснил корреспонденту «Нового Калининграда» адвокат Павел Мандрыченко, продолжающаяся тяжба в ЕСПЧ от обязанности исполнять решение российского суда не освобождает. «Пока решение нашего суда не пересмотрено, оно считается законным. А если ЕСПЧ вдруг удовлетворяет их заявление, а потом Конституционный суд говорит, что оно должно быть исполнено на территории РФ, то это является основанием для пересмотра ранее рассмотренных дел по всей цепочке. То есть автоматически даже решение ЕСПЧ ничего за собой не влечет», — пояснил он.

Представители других НКО называют закон об иностранных агентах драконовским

Заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл Россия» (организация тоже внесена в реестр иностранных агентов) Илья Шуманов пояснил, что статус инагента для «Экозащиты» простой необходимостью составлять по четыре отчета в год вместо одного не ограничивается. Исполнять требования российского законодательства в этой части для НКО — дело сложное и очень затратное.

«Все не так просто. Если ты составляешь отчеты 4 раза в год, тебе нужно держать просто отдельную штатную единицу, которая будет составлять все эти отчеты. Это раз. Второй момент — ты должен делать ежегодный аудит. Аудиторы дерут с некоммерческих организаций точно так же, как и с коммерческих. Это дорого, если у тебя большое количество контрагентов, в том числе и иностранных, это сотни тысяч рублей в год. Ни один грантодатель тебе этих денег не даст на исполнение нашего драконовского законодательства. И плюс эта проверка парализует организацию на месяц-полтора точно. И отношение со стороны органов власти, контролирующих органов к тебе соответствующее», — пояснил Илья Шуманов.

Он также отметил, что для «Экозащиты» решение не выплачивать штрафы вряд ли было исключительно принципиальной позицией. «У них просто денег нету. Это в первую очередь. Это не потому, что „мы такие не будем платить принципиально, мы хотим уголовные дела“. Даже большая организация вроде нашей, которая находится в Москве и функционирует долгие годы, сталкивается с этими сложностями. Мы проиграли [ректору Санкт-Петербургского горного университета Владимиру] Литвиненко 1 млн рублей и собирали их всем миром. Мы — большая организация с большой поддержкой, международным статусом. И то мы эти деньги собирали, и не скажу, что это было очень легко. Без людей мы бы точно не справились», — пояснил представитель «Трансперенси Интернешнл Россия».

ae_3.jpg

В самой «Экозащите» говорят о политическом преследовании

«Российские власти занимаются политическим преследованием „Экозащиты“ из-за ее деятельности. Раньше санкции были лишь административными, теперь предупреждения закончились и началось уголовное преследование. <...> Мы никогда не участвовали в политике и борьбе за власть, тем не менее Минюст обвинил нас в „политической деятельности“ как иностранного агента, выписывал штрафы, а затем требовал наказаний. У нас есть прямое доказательство, что давление инициировано федеральным Минюстом, а не местными властями. Неужели быть экологическим активистом — преступление? Или это кто-то за их спиной, кому не нравится противодействие атомным станциям, угольным разрезам или вырубкам деревьев? Все, что „Экозащита!“ когда-либо делала — защищала природу и права граждан», — заявил сопредседатель группы «Экозащита» Владимир Сливяк.

Коллега Александры Королёвой по движению «Аллеи Калининградской области» Анна Алимпиева также считает, что это атака на «Экозащиту» с целью обезвредить неугодную организацию. «Единственная гипотеза, что через личность пытаются уничтожить по-настоящему эффективную экозащитную организацию. Таких ведь дел раньше не было. Не знаю, почему это произошло именно сейчас. Это как раз выглядит нелогичным в свете благополучного исхода истории [журналиста „Медузы“ Ивана] Голунова и сюжета с Екатеринбургским сквером. „Возможно, это работает каток, который не так легко остановить. Возможно, это продолжение давно ведущейся целенаправленной работы по прессованию экоактивистов“», — отметила Алимпиева.

Глава «Зеленого фронта», калининградский экозащитник Олег Иванов отметил, что сам он давления властей сейчас не ощущает, но уверен, что уголовное преследование Королёвой и неприязнь к ней областных чиновников — звенья одной цепи. «Есть четкая позиция губернатора [Калининградской области Антона Алиханова] „имитировать взаимодействие с экологической общественностью“. В начале семнадцатого года губернатор дважды проводил экологический совет. С марта 2017 — ни одного заседания. А все неугодные губернатору и министру экологии [Олегу Ступину] лишены возможности обсуждать вопросы экологии (на решение которых, в том числе, выделяются федеральные средства). В целом, безрадостная ситуация. И что уголовное преследование Королевой косвенно связано с неприязнью региональных чиновников в отношении Александры Евгеньевны, я не сомневаюсь», — пояснил Иванов.

Илья Шуманов отметил, что речь в данном случае идет скорее о «традиционной системе борьбы с неугодными». «Власти говорили, что включение в реестр иностранных агентов не будет никаким образом сказываться на деятельности, что нужно просто зарегистрироваться. В реальности те организации, которые по разным причинам не зарегистрировались, наказали штрафами. Штрафы они выплатить не могли, потому что это гигантские деньги, а все некоммерческие организации существуют как правило в рамках проектной работы, и у них нет свободных денежных средств. Штрафы, разумеется, ни в один проект не заложены. А руководители некоммерческих организаций — не бизнесмены, у них таких денег никогда не было. И, по сути, включение в реестр НКО привело к уголовному делу. И это совершенно уже другое измерение. Руководители неугодных некоммерческих организаций оказались под уголовными делами. И вот вам пример», — пояснил замруководителя «Трансперенси Интернешнл Россия».

Александра Королёва покинула пределы страны

Связаться с самой Королёвой корреспонденту «Нового Калининграда» в среду не удалось. Как сообщил Владимир Сливяк, сейчас она находится в одной из стран Евросоюза и намерена просить там политического убежища. Со ссылкой на интернет-порталы немецких телеканалов WDR и ARD Deutsche Welle сообщает, что 18 июня Королёва подала ходатайство о политическом убежище в Германии.

Немецким журналистам калининградская экоактивистка сообщила, что её преследование является политическим и началось задолго до вступления в силу закона об иностранных агентах.

В разговоре с корреспондентом «Нового Калининграда» Сливяк заявил, что Александра Королёва планирует уезжать из России насовсем только в самом крайнем случае. «Все зависит от того, что будет с этими уголовными делами. Насколько я знаю, она не хочет жить ни в каком другом месте, она бы хотела жить в своем родном регионе, своей родной стране. Но это будет зависеть от того, как будут уголовные дела развиваться и чем все это закончится. Если уголовные дела закончатся приговором, по которому человек в тюрьму пойдет, то, конечно, он в такой ситуации вряд ли вернется. Если удастся избежать этого и каким-то образом закрыть эти дела — тогда она сто процентов вернется, думаю», — пояснил Сливяк.

Он также отметил, что возбуждение сразу пяти уголовных дел в «Экозащите» сочли намерением непременно приговорить Королёву к реальному сроку. «Не было никакой необходимости у судебных приставов именно уголовные дела открывать, можно это было сделать по-другому. Но решено было пойти самым плохим путем. Совершенно очевидно, что есть намерение наказать и наказать серьезно», — отметил Сливяк.

Адвокат Павел Мандрыченко пояснил, что в самом факте возбуждения 5 уголовных дел за 40 минут нет ничего необычного. «Приставы возбуждают уголовные дела по каждому исполнительному производству или судебному решению. Отдельно. А уже после этого, скорее всего, они будет объединены. Это преступление небольшой тяжести. В случае, если дела объединяются, суд при рассмотрении не имеет права назначить наказание выше, чем предусмотрено максимальной санкцией статьи», — сказал он. В самом худшем случае, суд может приговорить Александру Королёву к 2 годам лишения свободы.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Алексей Милованов



Комментарии к новости

prealoader
prealoader