«Я за эвтаназию»: что калининградцы думают о помощи умирающим детям

Все новости по теме: Социальные проблемы

Руководитель фонда «Нужна помощь» и директор информационного портала «Такие дела» Митя Алешковский провел в Калининграде акцию, направленную на популяризацию благотворительности. В среду, 17 июля, общественник вышел на площадь Победы с микрофоном и камерой, чтобы спросить у прохожих, знают ли они, как просто можно решить в регионе проблему с оказанием паллиативной помощи больным детям. «Новый Калининград» понаблюдал за акцией и записал, что отвечали горожане на предложение помочь умирающим.

«Для того, чтобы все дети в Калининградской области, которые нуждаются в паллиативном уходе, получали этот уход, требуются не такие уж и большие деньги — около 60 млн рублей. Если разделить эти деньги на всех жителей Калининградской области, то получится около двух рублей в день от каждого десятого жителя. Я хотел бы спросить у людей, которые живут в Калининграде, кто, по их мнению, должен помогать умирающим детям и кто, по их мнению, должен решать эту проблему», — анонсировал акцию Митя Алешковский.



— А если бы я вам сказал, что от каждого десятого жителя Калининградской области — если бы он давал два рубля в день в благотворительный фонд, то все дети, нуждающиеся в подобной помощи, были бы ей обеспечены. Вы бы смогли так поступить?

— Это, я думаю, никогда не получится. Потому что никогда никто не помогает.

— Но вы бы сами смогли два рубля в день [перечислять]?

— Да. Потому что я, конечно, кому-то отдаю — кто-то сидит на улице без руки, без ноги... Я получаю... Я не русский — я узбек, но я помог бы всем людям. Каждый день помогал бы.



— Как вы считаете, кто должен помогать умирающим детям?

— По-моему, каждый человек должен помогать.

— А вы занимаетесь благотворительностью?

— По возможности.

— То есть вы кому-то помогаете, да?

— Ну, конкретно в данный момент нет. А по возможности, бывают такие случаи, что — да.

— В Калининградской области 1066 детей нуждаются в постоянной паллиативной помощи. Паллиативная помощь — это когда невозможно вылечить человека, но ему можно помочь — это обезболивание, психологическая помощь. Если 10% населения Калининградской области, то есть каждый десятый, будут жертвовать два рубля в день, то все эти дети будут обеспечены всем необходимым. Вы согласитесь поучаствовать в таком благотворительном действии?

— Ну, 60 рублей или 100 рублей в месяц — это явно никакой преграды. А вообще, сложности есть у каждого человека. Я вот, допустим, только как месяц перебрался из Киргизии вот сюда. Сейчас, допустим, могу пожертвовать одну сумму, а когда чуть обживусь — другую сумму.



— Помогать умирающим детям кто должен?

— Правительство. А как вы думаете, кто? Ну, доктора еще.

— Обеспечивать всем необходимым — обезболиванием, условиями — должно правительство?

— Конечно! Во главе кто сидит.

— В Калининградской области на сегодняшний день 1066 детей нуждаются в паллиативной помощи постоянной. <...>То есть получается, что каждый десятый житель Калининградской области, просто жертвуя два рубля в день, мог бы решить эту проблему. Вы бы согласились на такое?

— Конечно. Обязательно все вместе.

— Почему тогда этого не происходит?

— А потому что все поодиночке. Если были бы как кулачок, как нас учили в школе по истории, то тогда было бы все. А так мы поодиночке, и каждый сам за себя.


— Серьезный вопрос, который может вас некоторым образом удивить: как вы считаете, кто должен помогать умирающим детям?

— Умирающим детям? Смотря от чего умирают. (Первый собеседник).

— Дети, которые умирают и которых невозможно вылечить, но которым можно помочь.

— Я за эвтаназию. Если они мучаются, то я за эвтаназию. (Первый собеседник).

— У меня не настолько радикальные [взгляды], конечно. Но, по крайней мере, да — могут обеспечить им какое-то достойное существование на протяжении той части жизни, которая у них осталась. (Второй собеседник).

— Кто должен это сделать?

— Государство, конечно. (Второй собеседник).

— Государство в любом случае. (Первый собеседник).

— Все платят налоги там, отчисления... Если... Не думаю, что у нас там... Есть возможность. Я не думаю, что у нас нет возможности за это платить. (Второй собеседник).

— В Калининградской области сейчас 1066 детей находятся в состоянии, которое требует паллиативного ухода. <...>То есть получается, что если каждый десятый житель Калининградской области будет жертвовать два рубля в день (60 рублей в месяц), то все эти дети получили бы помощь. Вы бы поучаствовали в этом?

— Да. (Второй собеседник).

— Я — нет, конечно же. По той причине, что я и так плачу достаточно высокий НДС. Плюс там есть федеральный бюджет. Вот пускай с НДСа и оплачивают это дело. (Первый собеседник).

— Мы эти деньги на самом деле уже платим. Другое дело — расходуются или не расходуются они на эти нужды. (Второй собеседник).

— Ну вот у вас есть возможность отправлять два рубля в день...

— Я отправляю гораздо больше. Отдельно — нет. Потому что я уже плачу и налоги. (Второй собеседник).

— Вот 28-й год существует [современное] российское государство, и с тех пор эти дети не обеспечены помощью.

— Я считаю, надо меньше строить крымские мосты всякие и более разумно эти деньги просто расходовать. (Второй собеседник).

— А что делать детям, которые сейчас умирают?

— Помогать по мере возможности. (Второй собеседник).

— Вы же сказали, что вы против.

— Я не сказал, что я против. Я сказал, что я против того, чтобы еще отдельно помимо тех уже отчислений, налогов, которые я уже плачу... Что-то отдельно — я уже не буду. Какой смысл еще, если я уже все это делаю? (Второй собеседник).



— Как вы считаете, кто должен помогать умирающим детям?

— Они умирают на наших глазах или они вообще где-то в принципе в Африке умирают? (Первый собеседник).

— Смотрите, в Калининградской области сейчас 1066 детей, которые нуждаются в паллиативной помощи. <...> Кто должен заниматься этим?

— Министерство здравоохранения, думаю. Государство. Ну, может быть, в какой-то степени и простые граждане скинутся копейкой чуть-чуть. (Первый собеседник).

— Я поддерживаю. (Второй собеседник).

— Вы знаете, что, если 10% жителей Калининградской области будут жертвовать два рубля в день, то все эти дети будут получать необходимую помощь. Вы бы поучаствовали в таком?

— Да. (Первый собеседник).

— Конечно. (Второй собеседник).

— Спасибо вам большое. Тогда последний вопрос: почему же этого до сих пор не происходит, если все согласны?

— Надо, чтобы кто-то этим занялся — вот и все. Как и везде нужен какой-то лидер, чтобы он этим делом занимался. Я думаю, никто не откажет. (Первый собеседник).

— Знаете ли вы благотворительный фонд «Верю в чудо» калининградский?

— Нет. (Оба собеседника).

— Они этим занимаются уже много лет.


— На сегодняшний день в Калининградской области 1066 детей, которые находятся в состоянии, требующем паллиативной помощи. <...> Как вы считаете, кто должен эти условия обеспечивать?

— Государство. Потому что, например, я лично — пенсионер, и при всем желании, соболезновании... Мне бы помогли кусок хлеба купить! <...> Государство — это люди, которые во главе народа. Они — самое главное звено нашей страны, которое руководит людьми, чтобы сделать людей счастливее, здоровее и помочь в трудную минуту.

— Для того, чтобы все эти 1066 детей получали помощь, по крайней мере в Калининградской области, требуется в год около 60 млн рублей. Получается, что, если каждый десятый житель Калининградской области будет жертвовать два рубля в день (то есть 60 рублей в месяц), то все эти дети получат помощь. Вы бы поучаствовали в таком?

— Конечно, да.

— А почему тогда мы все до сих пор этого не делаем, если от нас требуется так мало?

— Я думаю, что просто этого некому донести до нас. Что такое 60 рублей? Нет вопросов — с удовольствием!



— Думаю, что, скорее всего, должны быть какие-то специальные места, где люди, которые любят детей — они, скорее всего, будут им помогать.

— Вот смотрите, в Калининградской области сейчас 1066 детей, которые нуждаются в паллиативной помощи. <...> Получается, что если каждый десятый житель Калининградской области будет давать два рубля в день (60 рублей в месяц), то все эти дети получат необходимую помощь. Вы бы поучаствовали в таком?

— Я считаю, что два рубля — это не так много. Да, скорее всего, я бы поучаствовал.

— Скажите пожалуйста, если это так просто и мы вместе можем решить эту проблему, почему до сих пор этого не происходит, как вы думаете?

— Не знаю, может, как бы люди собой заняты и как бы не особо на другие проблемы смотрят и им это не особо интересно, я не знаю. Как бы каждого своя жизнь больше заботит, чем умирающие дети.


— Как вы считаете, кто должен помогать умирающим детям?

— Ну, не знаю. Наверное, больше государство.

— А что такое государство, по-вашему?

— Без понятия.

— Вот смотрите, в Калининградской области сейчас 1066 детей, которые нуждаются в паллиативной помощи. <...> Каждый десятый житель Калининградской области может давать два рубля в день, то есть 60 рублей в месяц, и проблема будет полностью решена. Вы бы поучаствовали в таком?

— Скорее всего — да, если бы была такая возможность.

— Если это так просто и не требует от нас никаких больших затрат и усилий, почему этого до сих пор не происходит?

— Потому что люди не задумываются об этом — что с каждым это может случиться. Пока с этим конкретным человеком это не случилось, то он не поймет, что это и как это. Если человек не попадет в эту ситуацию, то до старости может не понять. Только человек оказывается в такой ситуации — он хватается за голову. То есть голова работает по-другому: почему так, почему со мной и почему сейчас?



— Как вы считаете, кто должен помогать умирающим детям в нашей стране?

— Общество само, благотворительность какая-то. То есть зачем зажимать деньги, когда есть люди, которым они, ну прям нужны. И по мне, это как-то жестоко, если ты не даешь деньги, которые могут спасти жизнь.

— Круто! В Калининградской области есть такой благотворительный фонд, который называется «Верю в чудо» и у него есть паллиативная служба помощи именно помощи детям, которых нельзя вылечить, но которым можно помочь. <...> Стоит эта программа 60 млн рублей в год, и все дети получили бы эту помощь, если бы эта программа была профинансирована. Два рубля от каждого десятого жителя области в день! Вы бы на это согласились?

— Конечно! Почему бы и нет — я могу дать и больше.

— Такие маленькие деньги — 60 рублей в месяц (это один доллар) с каждого десятого жителя области требуются для того, чтобы решить такую серьезную проблему. Почему она до сих пор не решена?

— Ну, во-первых, почему эти дети такие? Возможно, это из-за родителей. То есть в нашей стране много людей, которые курят. У нас алкоголизма очень много — то есть люди распивают в компаниях на улицах, и с этим надо бороться. А вообще, чаще всего люди жадничают в нынешнее время — раньше посвободнее давали все деньги.

— Но ведь два рубля — это не то, чем ты можешь жадничать.

— Возможно еще у нас в стране все плохо с деньгами, то есть у нас пенсии очень маленькие, у нас заработок очень маленький — и в этом вся проблема заключается. То есть каждая копеечка для каждого человека что-то значит.

— То есть вы думаете, что два рубля день — это просто непосильная для них [ноша].

— Посильная, почему. Возможно, это просто жадность, больше это никак нельзя объяснить.



— Как вы считаете, кто должен помогать умирающим детям в нашей стране?

— Я так считаю, что все-таки государство должно взять за это ответственность. <...> Государство — это наше правительство, во главе которого, как это, у нас есть...

— По вашему, это правительство должно помогать умирающим детям?

— Конечно. В бюджете должны быть предусмотрены на это специальные расходы, я так понимаю. Субсидировать должны какие-то программы.

— Смотрите, в Калининградской области на сегодняшний день 1066 детей нуждаются в паллиативной помощи.<...> Есть благотворительный фонд «Верю в чудо» из Калининграда — у него есть программа, которая может помочь всем этим детям и она стоит около 60 млн рублей в год. Это получается, что два рубля в день если будет жертвовать каждый десятый житель Калининградской области, то все эти дети получат помощь и будут обеспечены необходимым уходом. Вы бы участвовали?

— Все это понятно и ясно. Но дело в том, что я уже как бы пенсионер, поэтому тоже особо большой помощи я не смогу оказать. Два рубля в день — а в месяце 30 дней, вы понимаете?

— Получается 60 рублей.

— Ну, в принципе, конечно, это и можно поучаствовать. Я вот хочу сказать, что детям, которым требовалась помощь, через смску отправляла, конечно. Но я хочу сказать, что это все равно не решение всех вопросов глобальных. <...> У нас все почему-то сваливают, перекладывают на плечи самих граждан, а почему-то никто об этом не хочет задуматься вообще. <...> У нас есть люди достаточно обеспеченные, почему они не могут. А почему-то с каждой бабушки-пенсионерки... Допустим, она может пожертвовать два рубля, она их жертвует, в общем-то, но это тоже нонсенс получается, понимаете нас в государстве?

В числе мнений калининградцев, к которым Митя Алешковский подошел с вопросами о помощи детям, был и один категоричный ответ «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Однако большинство горожан заявили, что согласны участвовать в благотворительности. Если вы хотите поддержать финансирование выездной службы помощи детям с неизлечимыми заболеваниями в Калининградской области, то это можно сделать здесь. Помочь калининградским семьям с тяжелобольными детьми или детям-сиротам можно здесь.

Записала Екатерина Медведева, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.