Власти хотят создать нацпарк в Краснолесье. Жители и бизнес против

Фото - Юлия Власова.
Все новости по теме: Экология

Чиновники кулуарно обсуждают создание Виштынецкого нацпарка. Это чревато введением платного въезда, неудобствами для местного населения и сокращением рабочих мест агрохолдингами в Нестеровском районе, но должно пойти на пользу диким животным. «Новый Калининград» рассказывает, что заставляет местных жителей писать жалобу губернатору.

Областное правительство начало непубличное обсуждение создания национального парка в Краснолесье. На данный момент Минприроды области проводит совещания, на которых фиксируются позиции заинтересованных сторон. По словам чиновников, создание нацпарка — это федеральная инициатива. Как говорится в ответе на запрос «Нового Калининграда» за подписью министра природных ресурсов и экологии Олега Ступина, работы по созданию нацпарка ведутся по поручению экс-главы Рослезхоза Ивана Валентика (он подал в отставку в конце июня 2019 года). В Рослесхозе на запрос «Нового Калининграда» по поводу данной инициативы оперативно не ответили.

Сейчас территория Виштынецкого леса уже имеет природоохранный статус природного парка, это более «легкий» режим защиты чем национальный парк. Какие-либо параметры создания нацпарка в министерстве не называют, ссылаясь на то, что деятельность рабочей группы по созданию нацпарка еще не завершена. Тем не менее в рабочих материала министерства говорится о смещении границ парка на расстояние до 5 км на север.

Местные жители и сельхозбизнес, работающий в Нестеровском районе, выступают против инициативы властей, полагая, что это приведет к ухудшению доступности территории и блокировке сельскохозяйственной деятельности.

«Будем как в тюрьме»

Жители Нестеровского района не в восторге от работы властей по созданию национального парка. Фермер Александр Упольников полагает, что создание нацпарка фактически поставит крест на выращивании зерна. «Я здесь землю покупаю, покупаю — и смысл? Я полжизни на нее потратил, и теперь получится, что я ничего делать не смогу?» — возмущается фермер. Сегодня он обрабатывает порядка 200 га рядом с Краснолесьем. Помимо него на ферме работают еще 3 человека. Но «как в тюрьме» не хочет жить весь его поселок, рассказывает Упольников.

Другой фермер из Краснолесья Сергей Заец принципиально не против экологических инициатив, но против действий властей, которые могут помешать ему развивать свой сельскохозяйственный бизнес.

Местный житель Владимир Щука уже собрал порядка 200 подписей под обращением местных жителей к губернатору Антону Алиханову с резкой критикой идеи создания национального парка. «Поздравляем всех нас, жителей района. Мы в шаге от резервации. Зло под личиной добродетели продвигается тихо. Незаметно. Подводя историю поселков к последней роковой черте. К их забвению», — говорится в письме.

По словам Щуки, у него на родине в Гомельской области на юге Белоруссии власти создали Припятский национальный парк. «Людей оставили без работы, хозяйства убрали, скот убрали и на въезде в мою деревню поставили шлагбаум. Чтобы заехать, меня должны зарегистрировать. Удочку в реку забросить не могу. За рыбалку платить надо», — перечисляет Щука.

Как полагает активист, действия властей по созданию нацпарка принесут местным жителям только проблемы, при этом с ними никто инициативу не обсуждает. Возмущения бы не было, если бы власти решили платить жителям компенсацию за вводимые ограничения, но об этом пока речи не идет. «Хотите сделать парк, тогда соберите народ и скажите: „Мы вам будем платить по 30 тыс. в месяц, чтобы вы нормально жили в парке“ — и пожалуйста», — рассуждает Щука.

Глава Нестеровского городского округа Владимир Судиян менее радикален в оценках, но тем не менее тоже против парка. По его мнению, не стоит ориентироваться на красивую историю успеха Куршской косы. Его муниципалитет расположен намного дальше от областного центра, лишен таких природных красот, как действующий нацпарк. Кроме того, около двух третей действующего природного парка «Виштынецкий» (на его базе предполагается создавать нацпарк) попадает в зону ограниченного посещения иностранцами, что делает его менее привлекательным для зарубежных туристов. «Как мы будем бедных людей двигать, если везде будут ограничения? В муниципалитет ни копейки не попадет. <...> Возможно, на косе это работает хорошо, как озвучивали в [областном ] правительстве, но нахождение от Калининграда 20 км и 200 км — это совсем другие места. У нас границы закрыты, куча ограничений, у нас пограничная зона с запретом въезда иностранным туристам», — перечисляет Судиян.

По мнению главы округа, решение о создании национального парка уже принципиально принято, но у жителей и муниципалитета еще есть возможность его скорректировать.

Власти Озерского городского округа, на территорию которого частично попадает предполагаемый национальный парк, пока не поддерживают федеральную инициативу. «Сказать, что мы поддерживаем эту идею, я не могу. Считаю, что необходимо изучить этот вопрос», — сообщила «Новому Калининграду» первый замглавы администрации Озерска Наталья Строганова.

_MG_8764.jpg

Без оценки ущерба

Муниципальные власти смущает, что никто до сих пор не провел оценку экономического воздействия создания национального парка на муниципалитет и его жителей. При этом создание нацпарка фактически блокирует основу экономики муниципалитета — сельское хозяйство на охраняемой территории и рядом с ней. «Ведение и развитие сельского хозяйства на территории, прилегающей к территории парка, и в границах парка (с учетом их расширения) при создании ООПТ ФЗ (особо охраняемой природной территории, которой является нацпарк — прим. „Нового Калининграда“), невозможно, — говорится в справочной информации, подготовленной областным минприроды к одному из совещаний в областном правительстве, — Развитие инфраструктуры, связанной с обеспечением функционирования населенных пунктов, включенных в границы парка, будет зависеть от согласования с федеральными органами власти и станет весьма затруднительным и длительным во временном диапазоне».

Рядом с действующими границами Виштынецкого природного парка, которые планируется значительно расширить, активно ведут бизнес два крупных агрохолдинга — «Мираторг» и холдинг братьев Долговых. Обе организации выступают резко против создания национального парка.

«Мы всеми руками против этого парка, потому что у нас попадает туда ферма и посевные площади», — объясняет позицию компании глава калининградской структуры «Мираторга» («Мираторг Запад») Жанна Малькова. По данным компании, «Мираторг» использует порядка 3 тыс. га земель, граничащих с Виштынецким парком, где пасется скот и выращивается зерно. «При создании национального парка предпринимательская деятельность всех сельхозпроизводителей, предоставляющих рабочие места для местных жителей, окажется „вне закона“», — дали свою оценку ситуации «Новому Калининграду» в пресс-службе «Мираторга».

По данным «ДолговГрупп», на земельных участках, расположенных рядом с Виштынецким парком, содержится племенное поголовье численностью порядка 1,8 тыс. голов.

Глава национального парка «Куршская коса» Анатолий Калина полагает, что принципиальное решение о создании нацпарка в Краснолесье уже принято и сейчас происходит техническое оформление данного решения. По его словам, создание парка федерального подчинения поможет привлечь федеральные деньги на инфраструктуру парка, но частично она будет поддерживаться и за счет платного въезда на территорию. «В национальные парки въезд [в России] платный, чтобы развивать инфраструктуру», — отмечает Калина.

олень.jpg

Волки пришли

Согласно справке областного минприроды, несмотря на «положительные официальные отчеты», численность редких, охраняемых и краснокнижных видов в парке не растет в течение десяти лет, а в отдельных случаях «имеет тенденцию к снижению». Это происходит из-за «разрушения и деградации ключевых биотопов парка».

Лес затапливается бобрами и захламляется ветровалом, люди засевают внутренние пастбища, а территория парка густо заселяется хищниками. Все это приводит к исчезновению уникальной природной среды вместе с животными и растениями, говорится в справке минприроды.

Власти считают, что помимо очистки и осушения лесов, а также истребления хищников нужно значительно увеличить площадь охраняемой территории. «Существующие границы парка не обеспечивают полноценного сохранения всех его экосистем и необходимой емкости среды обитания, так, к примеру, благородный олень, несмотря на значительную площадь парка, практически полностью покрытую лесом и болотами, вынужден использовать сезонные и суточные миграции в поисках пищи, перемещаться в теплое время года на сочные корма в поля и опушечные биотопы, в холодное время года, переходя на грубые корма, возвращаться в полог леса», — отмечается в документе минприроды.

Местные охотники согласны с тем, что растущее в природном парке число волков является угрозой для редких животных, но это скорее похоже на политику руководства парка, чем на неуправляемое стихийное явление. «Я 36 лет работаю в обществе охотников. И если бы столько было волков при коммунистах, то меня бы уже наверное посадили», — эмоционален охотник Александр Сычев. Поголовье растет не только за счет естественной подпитки из Польши, но и из-за отсутствия практики коллективных облав на хищников, уверен охотник. В результате хищники задирают как диких, так и домашних животных. В холдинге «Долгов Групп» «Новом Калининграду» сообщили, что в 2018 году волки задрали 5 племенных коров.

В администрации Виштынецкого парка от комментариев по поводу планов о создании на его базе национального парка воздержались.

Несмотря на наличие уверенности отдельных заинтересованных сторон в том, что решение о создании национального парка уже принято, материалы областного минприроды формально говорят о наличии выбора: территория в будущем может быть как преобразована в нацпарк, так и остаться в статусе охраняемой территории регионального значения. Во втором случае сохранить сельское хозяйство рядом с парком возможно даже при расширении границ парка, следует из документов минприроды.

Текст — Вадим Хлебников, фото — Юлия Власова, Виталий Невар, «Новый Калининград». 


Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.