Решили помирать святыми и пьяными: ваши истории о землетрясении в 2004-м

Все новости по теме: Землетрясение в Калининграде

21 сентября 2019 года исполняется 15 лет со дня, когда в Калининградской области произошло землетрясение. Многие калининградцы, когда почувствовали толчки, отказались верить в то, что в регионе такое возможно. Многие сильно испугались и предпочли ночевать не дома. А другие восприняли это событие как весёлое приключение и повод сблизиться с соседями. Мы попросили вас поделиться своими историями о том дне. Нам пришло очень много рассказов, мы, к сожалению, не можем опубликовать все, поэтому выбрали несколько самых ярких. Так у нас появилась история землетрясения в Калининграде, которую рассказываете вы сами. Спасибо!

Некоторых землетрясение застало в самый неудобный момент

Кристина Валерьевна:

— Огненная голова, голодная кошка и скачущий подоконник — этот день я запомню навсегда. В день землетрясения я решила покрасить голову. Если обычная процедура занимает 30 минут, то в связи с экстренной эвакуацией из своего хруща с нанесенной на некогда роскошные локоны краской, я скакала с пожаром на голове часа 3, а то и больше. Как результат — медный оттенок волос превратился в огненное рыжее солнце, с подпалинами и пробелами в шевелюре. 

Но пока красота требовала жертв, в диване хруща пряталась моя кошка, которая напрочь отказалась выходить из укрытия в диване несколько дней, терпела голод и мебельную клаустрофобию! Ну а в сам момент землетрясения, когда я с воплями выбегала из подъезда, меня буквально с ног сбил подоконник, который отклонился минимум на метр и больно меня ударил, зараза... До сих пор вся эта картина в памяти. P.S.: волосы отросли.

Андрей Иванов (имя изменено):

— 21 сентября 2004 года я запомнил навсегда. Прямо как в анекдоте. После обеда, будучи у любовницы в гостях, я вышел перекурить на балкон в одном нижнем белье. Чтобы в квартиру не задувало, она всегда закрывала дверь. Я должен был постучать — она открывала балкон. В общем, сделал свои дела, стучу. Нет ответа. Жду, стучу. Так около 15 минут, пока я не услышал крик: «Смотрите, там в доме остался мужчина!». Я посмотрел во двор, а там была толпа людей, разглядывающих меня почти нагишом. Я что-то услышал про землетрясение, дом шатнуло. Было и стыдно, и страшно одновременно. Я лег на пол и попытался себя успокоить.

Моя подруга так дверь и не открыла, я собрался ее ломать. Но тут она появилась и меня выпустила. Как я узнал потом, ее из квартиры из-за землетрясения эвакуировал муж, которого отпустили с работы. Его-то я и встретил сразу, как был освобожден с балкона. От толчков я не пострадал, но тумаков получил знатных. С тех пор в гости не хожу.


Игорь:

— 21 сентября 2004 года приехали всей семьей из Мамоново в Калининград, чтобы в автосервисе произвести ремонт личного автомобиля. Чтобы скоротать свободное время, пока ремонтировался автомобиль, мы решили посетить кинотеатр «Россия». Когда фильм подходил к завершению, светильники на потолке кинотеатра внезапно стали содрогаться и звенеть, как колокола, в нарастающем порядке. У всех сложилось ощущение, что это стереоэффекты кинофильма, но это было заблуждение. Почти сразу включилось освещение, и все отчетливо увидели дрожащие светильники по всему периметру потолка кинотеатра. Через доли секунды зрители обратили внимание, что вахтерша, ни слова не сказав, пробежала к выходу и, открыв дверь, пулей выскочила из кинозала на улицу. 

Зрители, инстинктивно поднявшись со своих кресел и последовав ее примеру, побежали к выходу, и в одно мгновение все оказались на улице, причем все происходило молча, без каких либо слов, как в немом кино. Учитывая то обстоятельство, что на дневном сеансе находилось немного людей, эвакуация прошла мгновенно и организованно, несмотря на бледный вид некоторых зрителей. После успешной эвакуации все достали мобильные телефоны и стали названивать близким и знакомым,чтобы поделиться последними событиями, но, увы, сотовая связь на данное время отсутствовала.

Андрей:

— В момент первых толчков находились в своей новой квартире на Малом переулке вместе с застройщиком и прорабами. Высказывали им свои претензии по квартире. И в этот момент начал качаться пол и двинулись стены. Эта вся компания с криком: «Ничего себе! Ещё не сдали дом, а он уже разваливается!» — помчалась из квартиры вниз на улицу. Мы с женой были в шоке и, лишь выйдя на улицу, узнали у жителей 14-этажки, что это землетрясение и ожидаются ещё толчки. Вот такая была история.

Многие были на учёбе

Дарья:

— На тот момент я училась в школе в 8 классе. Мы сидели на уроке, писали контрольную в полной тишине, как вдруг услышали странный гул. Он шел откуда-то снизу. Спустя минуту школа начала ходить ходуном, и все бросились в панике к выходу. До сих пор вспоминаю неорганизованность вывода детей из школы — все бежали врассыпную, а учителя вовсе предлагали остаться в классах. Следующие два толчка были не особенно ощутимы, я в эти моменты шла по улице. Немного земля подрожала и все. А вот мама моя, врач акушер-гинеколог, в момент первого толчка принимала роды у пациентки. Благо роженица оказалась с Камчатки и сразу объяснила, что происходит. Им было особенно весело, находясь на четвертом этаже, эвакуировать беременных и рожающих девушек. Благо всё закончилось благополучно, и никто не пострадал.

Лилия:

— На тот момент училась в 10 классе в лицее ШИЛИ на Каштановой Аллее. Жила в общежитии на (самом верхнем) 3-м этаже. После уроков прилегла на кровать в своей комнате книжку почитать, спиной ко входной двери. Тут моя кровать начала конкретно так трястись. Сначала подумала, что это моя соседка незаметно зашла в комнату и трясёт мою кровать, чтобы меня напугать. Но в комнате никого не было. Выбежала быстро в коридор, там уже были другие ученики — тоже в панике, как и я. 

Нас всех вывели на улицу, шёл дождь. Мы стояли там часов шесть, укутанные одеялами, мокрые и голодные. Мобильная связь полностью пропала. Группками ходили в магазин, кто-то успел прихватить кошельки, хотели купить поесть. Продавщицы в магазинах жаловались, что у них с полок попадал самый дорогой алкоголь, мол, сплошные убытки с этим землетрясением. Вечером нас отправили спать. Тех, чьи комнаты были на 3 этаже, расселили по другим этажам. Хотя расселили — это громко сказано. Просто на одной односпальной кровати каким-то образом спали втроём. 

Ночью не могла заснуть, так что наплевала на землетрясение и всё-таки пошла обратно в свою комнату, хоть и было опасно. Заснула и проснулась от того, что в темноте кто-то как будто чавкает возле подоконника. Пулей выбежала из комнаты и в панике вернулась на этаж ниже, всех разбудила, конечно. В итоге, на следующий день оказалось, что это просто «чавкал» открытый пакет с сахаром на подоконнике от сильного ветра.


Алёна (имя изменено):

— Мне тогда было 12 лет, училась в 7 классе. День был как день — собиралась в школу, вторая смена. Как раз всей семьей сидели у телевизора за столом после обеда. Я ждала нужной минуты, чтобы уже отправиться на учебу, прыгала на диване. И вдруг неудачно соскочила с края на пол, и в этот самый миг затрясся дом. Я сначала не поняла и перепугалась, что это из-за меня. Но через минуту, кажется, тряхнуло еще. И тогда уже по выражению лица мамы я поняла, что дело в чём-то другом.

В недоумении мы начали ходить по квартире и выглядывать в окна, что проделали и еще пара соседей. <...> Тут мама прервала все «расследование» и обратила внимание, что пора мне идти в школу, а то опоздаю.

С огромным нехотением тогда я взяла рюкзак и поплелась на уроки. Благо школа была через дорогу, и по пути встретила пару своих одноклассниц. Шли и обсуждали произошедшее, выдвигая свои нерешительные гипотезы, что же это могли быть за толчки. Но тут у самых ворот школы наш диалог прервала еще одна моя одноклассница, бежавшая нам навстречу с радостными криками: «Занятия отменили! Это землетрясение! Школа рушится!».

Мы, выпучив глаза, побежали смотреть на «рушившуюся» школу, в надежде увидеть там руины и увильнуть от уроков на много-много дней. Но руины обернулись несколькими трещинами по фасаду, хотя и серьезными, но не угрожающими конструкции здания. В саму школу при этом пускали, мы зашли посмотреть расписание и зайти в столовую, где сидели еще некоторые одноклассники. В столовой также были трещины по стенам. Никто на вопросы не отвечал из учителей, вообще было непонятно, будут ли занятия завтра и что вообще происходит.

В итоге мы все разошлись по домам, я с радостным видом вернулась и сообщила, что занятия отменили. <...>

Помню, мы с мамой тогда потеплее оделись, взяли с собой документы и кошку. Направились пережидать все в сквер у «Янтарного сказа», еще тот, до ремонта. Там уже было немало людей, среди них и немало наших соседей по двору, все делились впечатлениями и переживаниями.

Или на работе

Мария:

— Я работала тогда в крепком немецком здании, под окнами которого ходили электрички. У нас работали также приезжие из Азии. Налила чашку кофе, поставила в блюдце на край стола. И тут начался гул. Коллега в возрасте, приехавший из Азии, говорит, выпучив глаза: ты это слышишь? Я подумала, что у дедушки крыша поехала, на его лице был жуткий испуг. Я ему ответила, что прекрасно слышу — как обычно, под окнами идет поезд. Никогда не видела, чтобы человек за 60 лет так быстро бегал.

Выйдя в длинный коридор, увидела, что люди, причем прибывшие из сейсморегионов, начали выбегать на улицу. Наши местные еще стояли думали. И тут толчки, я была будто в шейкере. Понять ничего не могу, понимаю, что до выхода бежать метров 200 — осталась на месте. После первых толчков вышла, как все, на улицу. Погода сразу испортилась, похолодало, поднялся ветер. Прождали на улице часа два. Никто ничего не знал, никто ничего не объяснял. Поговаривали, что Игналинская АЭС взорвалась.

Наконец разрешили вернуться в здание, мы обнаружили, что упали сегрегаторы с документами с полок, выпали ящики из тумбочек, но кофе на краю стола даже не разлился. Удивило. Многие ночью так и не смогли уснуть, говорят, что в 4:00 ночи люстры шатались. Потом написали в СМИ про трещину в земле под Янтарным, про обвал железнодорожной насыпи под рельсами между Светлогорском и Пионерским. Испугаться я не успела, так как не понимала, что происходит. Страшно стало потом. Моя знакомая, которая находилась за пределами области, услышав про землетрясение по ТВ, подумала, что сошла с ума. Мобильной связи почти весь этот день не было.


Елена:

— В тот день, естественно, была на работе, а сын в детском садике. Офис находился на первом этаже. Никто не ожидал, что такое явление может случиться в нашем городе. Поэтому сначала никто из сотрудников не придал толчками никакого значения. Но потом вышли на улицу, чтобы посмотреть, что случилось. Может, война? А там люди из дома выбежали и говорили, что землетрясение. Вот тут и началось. Вещи похватали и кто куда. Я, естественно, в садик за ребёнком. Связь не ловила почему-то.

Ох и натерпелась я за то время, пока ехала за сыном. Сами понимаете, я здесь, а он вдали от меня. И неизвестно, что впереди. Но доехала. Добегаю до садика, а там дети на веранде стоят. Почти одетые. Схватила его и домой за документами. Но тут ему пописать захотелось. Ну пописай ты на улице, ты же мальчик. Куда ни встань, везде туалет. Ан нет — надо дома. Не успел малой надеть штанишки, как дом заходил ходуном. Как я его схватила, не помню. А по лестнице со второго этажа просто на крыльях летели.

Долго ещё стояли на улице. Страшно было домой заходить. Зато какое народное единение было! Все соседи общались, смеялись. Кто-то боялся. А из соседнего дома люди решили помирать святыми и пьяными. Вынесли столы на улицу. Накрыли, что у кого было. И всю ночь отмечали второй день рождения.

Ната:

— Первый толчок был, когда я ехала в трамвае около КГТУ — тогда еще ходили трамваи по пр-ту Мира. Просто было резкое торможение, слишком долгое и странное. Ничего особенного не почувствовала. А вот второй сильный толчок пришелся, когда я уже была на работе. Я тогда работала в милиции. Сначала стояли ждали последующего толчка около отдела, но спустя минут 20-30 пошли по рабочим местам.

И вот я сидела, оформляла в картотеку очередного семейного дебошира, как пол буквально затрясся под ногами. Так быстро я никогда не бегала. Но самое смешное во всей этой истории было, когда я уже находилась на улице и вижу, как девушка-дознаватель в полтора метра ростом, которая, по всей видимости, в это время проводила допрос, выбегает из здания, приковав наручниками к себе двухметрового негодяя. Страх страхом, но преступника не отпустила.

Юлия:

— Я тогда работала в мэрии, на пл. Победы. Иногда в нашем здании ощущалась вибрация от проходящего трамвая. Поэтому когда случился первый толчок, подумала: «И что же это такое мимо проехало, что подо мной стул ходуном заходил?!». Сотрудников сразу эвакуировали на улицу. А доченька моя в садике. Конечно, душа не на месте. Я подошла к начальнице с таким лицом, что она сразу отпустила к ребёнку.

В садик я прилетела первая из всех родителей. Картина: все дети выведены на улицу и сидят по периметру песочниц. Воспитательница ко мне: «Знаете, что случилось?». А нам уже сказали, что землетрясение.

И тут к ней мальчик: «Елена Анатольевна, я кушать хочу...» А следом ещё трое.

Тогда она вынула из кармана конфетку и стала между ними делить. Меня так это тронуло. Замечательная была у нас воспитательница. Я забрала дочь и домой. Все дверки стенки были распахнуты. Под окнами ездила милиция: «Водителей просим не выезжать в город».

Дочь не раздела, только курточку сняла. Легла на диван. Тут мама приходит: «Лежите?».

И в этот момент второй толчок. За стеной у соседей что-то громыхнуло. У нас с полки полетели часы. Тут уже ребенка в охапку и на улицу. Перенервничала. Часов до 23 мы ходили по друзьям, не могла зайти домой — страшно, что пятиэтажка сложится. <...>

А дочка ещё полгода грозила коту, если он её не слушался: «Барсик, прыгай! Не будешь прыгать, я тебе толчок сделаю!».

Или в больнице

Евгений:

— В середине сентября я был этапирован в областную тюремную больницу, лежал на кушетке (на колёсах) в реанимации. Во время первого толчка кушетка откатилась от окна в центр палаты. Среагировал сразу, как учили в армии — скатился под кушетку и накрыл голову руками. Первая мысль — война, и с ней спасительное — значит, можно будет искупить вину в сражениях за Землю-Матушку и за народ русский. Впереди было ещё целых десять лет срока (так случилось — эхо «девяностых» многих зацепило, и я не был исключением). Второй толчок откатил кушетку к дверям, и я оказался открытым. Поднявшись, выскочил в коридор. Персонал больнички также пребывал в недоумении, что же произошло. Уже к вечеру стало известно, что было землетрясение. Всё же хорошо, что не война. Всем мира и спасения!

Егор Ватулинов:

— Такое забыть невозможно. В игре в футбол я травмировал ногу и ходил на процедуры в поликлинику Светлогорска. Процедура представляла прогревание с помощью допотопного аппарата гематомы на ноге. Очередная процедура поначалу проходила дежурно, аппарат слегка гудел и гремел, легкое электричество по проводам приятно нагревало влажные старые тряпки на ноге, медсестра попросила следить за песочными часами, я спокойно продолжил читать книгу. В момент аппарат начал разгоняться по тумбочке и скакать, как козел по горкам. Шум при этом стоял дикий. Я и подумать не мог, что это какое-то землетрясение. Как мне показалось, трясся только старый советский аппарат, и, видимо, из-за того, что он сломался. Скинув от испуга провода с ноги, я выдернул провод из розетки и стал звать медсестру. Видимо, так совпало, что после моих действий процедурный аппарат перестал прыгать и успокоился. Долго ждать сестру не пришлось, но вбежав в мою кабинку, она в панике кричала, что необходимо немедленно покинуть здание. «Немедленно!»

Я попытался сообщить, что их аппарат сломан и он трясся на тумбочке, но меня никто не слышал, сестра убежала. Стало очень тихо — как я понял потом, из поликлиники все ушли на улицу, я же, не спеша надевая ботинок, подумал, что, видимо, теперь придется ходить на процедуры куда-то в другое место. На улице среди людей я услышал версию, что где-то неподалеку произошел взрыв, из-за которого содрогнулась всё вокруг. Позже дома узнал, что это землетрясение.


Мало кому пришла в голову мысль о землетрясении

Ирина:

— У нас дом находится на берегу судоходного канала в Светлом. Когда начались толчки и начала звенеть посуда в серванте, раскачиваться люстра, я подумала, что по каналу опять идет большое судно, и поэтому все качается. Иногда суда шли по каналу с большой скоростью и посуда дребезжала. Но решив, что судоводители вообще обнаглели, я стала названивать в мэрию, но там трубку никто не брал. И тут люди под окнами стали кричать, что это землетрясение, и я стала собирать свою маму, детей, животных и, взяв документы, всех вывела на улицу. На улице уже было много людей, и все обсуждали, будут ли еще толчки и где стоять безопаснее. Как всегда работало сарафанное радио, но от властей информации никакой не было. Простояв до вечера на улице, мы все вернулись домой. Все обошлось.

Евгения Арбузова:

— Сижу я, значит, 21 сентября 2004 года, во вторник, у себя в комнате и пришиваю пуговицы к пальто. Вдруг вокруг как все запрыгает, загрохочет! Я подняла взгляд и увидела, как вибрировали стены.

Поскольку у меня естественно-научное образование и привитый от него здоровый скептицизм, подумала: «Ну что ж за дебилы-соседи? Кто ж так ремонт делает? Несущую стену снесли?».

Собака спокойно дрыхла в углу, и я бы тоже прилегла, если бы не досадный звонок от родителей: «Мы звоним из банка, в городе землетрясение, будет второй толчок! Бери собаку и выходи».

Все было в точности сделано послушной дочерью, как и было указано. Прошел долгий и нудный час на улице.

Затем приехал отец, без мамы, выпучил глаза и стал в панике кричать: «Где мама?». По щекам хлестать нельзя было — отец всё-таки, пришлось заорать в ответ, что я не знаю, прыгнуть в машину и поехать по пробкам на место, где мама была потеряна.

В общем, мы так ее и не нашли до второго толчка, пережили с отцом пару жутких минут возле общаги на Клинической — народ посыпался из главного входа во время тряски, как из пасти ада.

А мама просто спокойно пошла домой пешком, зашла в магазин шмотья, купила две кофточки и второй толчок даже и не заметила.

Кто-то сильно испугался

Amber Girl:

— Мне было 14. Первый толчок я застала дома с котом. Кот, кстати, чувствовал неладное до землетрясения и орал у меня на руках, прижимаясь поближе. Звон посуды, раскачивающаяся люстра. Звонок отца. Кота в рюкзак и на улицу в тапках. Соседка одолжила плед. Приехала мама, забрала нас с котом в машину. Мама решила сходить в магазин, ведь вроде все закончилось. Мы зашли в «Викторию» в конце Горького. Множество магазинчиков перед кассами, стеклянные витрины. И тут второй толчок. В магазине косметики посыпались товары с полок, стеклянные витрины дребезжат, женщины кричат и плачут. Мы пошли к выходу, стараясь не бежать, так как в наступившем хаосе началась давка. Полный мужчина сзади оттолкнул меня от двери, протискиваясь вперед меня, так, что я упала. Мама в толпе меня потеряла, я в толпе не могу встать, так как человеческий поток просто не дает. Меня подняла пожилая женщина и вывела из магазина. Больше всего меня испугало не землетрясение, а человеческая толпа.

Ирина:

— Полгода дочке. Я в панике хожу в ночи по улице. Боюсь домой идти. Женщина предложила погреться у неё в машине и заодно ребёнка покормить. Кроме меня в машине было ещё несколько собак. Вообще-то я их до ужаса боюсь, но тогда забыла про это. Муж смог приехать только ночью. И меня с ребенком под белые ручки еле домой уговорил пойти. Помню, как я его просила дочь ванночкой детской накрыть. Все в тот день, с кем я разговаривала, общались со мной как-то по-особенному. Потом только я поняла почему — видимо, все подумали, что от страха рехнулась.

Александр:

— Я был ещё ребёнком, и в тот день родители наказали меня и поставили в угол. Жили мы тогда на 9 этаже. Я стоял, упершись на стенку, и тут стена ушла из-под меня где-то на метр, я подумал, что дом падает, и с криками побежал к родителям. Мы быстро вышли из дома, и когда произошёл следующий толчок, меня накрыло паникой от безысходности, что это никак нельзя остановить. Я после этого месяц ходил боялся, что это произойдёт снова.


А кто-то — наоборот

Александр:

— На Острове на 10 этаже выкинуло с дивана. Сбегая по лестнице с соседским грудничком на руках, ни о чём не думал, только ребёнок. В часы ожидания во дворе все познакомились. Батя приехал с работы, сказал: «Они на 8 [баллов] рассчитаны, я сам строил», и пошёл ужинать. А к соседям двумя этажами ниже с Камчатки гости приехали, так они даже из-за стола не встали — только рюмки в руки взяли чтоб не расплескалось..

Александр Ржевский:

— Нашему сыну тогда было 13 лет, он вернулся из школы и делал уроки. Неладное почуял за пару минут — пес заметался по квартире. После первого толчка выбросил в окно кота, оделся, собрал в рюкзак теплые вещи и какую-то еду из холодильника, взял собаку на поводок и вышел на улицу. Там через пару часов встретил нас с женой, вернувшихся с работы, с претензией: «Что такое документы на квартиру, и почему я не знаю, где они лежат?». ОБЖ рулит.

Евгений: 

— А меня в тот день забирали в армию. Поэтому землетрясение прекрасно вписалось в общую картину апокалипсиса.

Собрала Татьяна Зиберова, фото — Виталий Невар, Алексей Милованов «Новый Калининград»


Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.