«Профессию выбирают не половыми органами»: Маршенкулова на «Кафке&Оруэлле»

Залина Маршенкулова

Залина Маршенкулова — ведущая телеграм-канала «Женская власть» и создательница сайта Breaking Mad, известный специалист(ка) в сфере новых медиа и гражданский активист(ка). Широкой публике она известна как блогерша и феминистка. Совсем широкой — как автор(ка) знаменитого слогана «Пересядь с иглы мужского одобрения на мужское лицо» в рекламной кампании Reebok. В середине сентября она приехала на форум им. Франца Кафки и Джорджа Оруэлла в Светлогорск, чтобы рассказать, чем она занимается в свободное от «сидения на лицах» время, почему отношение к феминизму в стране настолько негативное, чем грозит российское патриархальное общество женщинам и мужчинам, почему кампания за использование феминитивов и борьба с насилием в семье — части одной большой истории.

Восприятие феминизма у нас всегда негативное, в 99% случаев. Поэтому мы про него сегодня почти не будем говорить, мы будем говорить о гендерных стереотипах, о борьбе с традиционными ценностями, чем я бОльшую часть времени и занимаюсь вместе с другими так называемыми «либерахами».

Никто никогда меня не угнетал, я бы вообще посмотрела на человека, который бы хотел меня поугнетать. Большую часть своей жизни я работаю на руководящих должностях. Так что ничего не могу сказать по поводу того, что мне там мешали руководить или еще что-то.

Расскажу немного о себе, чем я занимаюсь в свободное от «сидения на лицах» время. Я не просто какая-то «бешеная фемка», у меня большой опыт работы в медиа, вообще-то я обычно езжу по стране (и не только по этой) с лекциями о новых медиа. Я сделала не одно популярное медиа, без инвесторских денег, без копейки, поэтому я кое-что понимаю в чем-то еще, кроме феминизма. Это очень важно сказать, потому что я хочу порвать сразу все шаблоны, чтобы мы не скучали дальше и не думали, что феминистки — это какие-то поехавшие телочки, которые вылезли из мира розовых единорогов и живут в своей непонятной реальности. Я руководила отделом продвижения издательского дома «Коммерсант», очень много полезного там сделала, вырастила там свою аудиторию в соцсетях, потом я сделала свой проект Breaking mad. Это такой агрегатор драматических новостей, например: «Правительство собирается потратить миллионы на роботов, которые будут рассказывать пенсионерам анекдоты». Этот ресурс в свое время стал очень популярным, сделала я его абсолютно одна. Я работала во многих международных агентствах в качестве креативного директора. И обычно я на лекциях рассказываю про контент-продюсирование и про то, как делать медиа. Сегодня я уже в рамках своего агентства делаю медиа для разных брендов, для крупных компаний. И делаю свои медиа.

Я долго существовала в интернете в качестве «бородатого мужика». Я никак не обозначала, что я женщина. Мой твиттер личный называется «маячок антихриста», на аватарке не было фотографии, просто картинка с палачом. Там у меня обычно черный юмор: трупы, расчлененка. Набирались тысячи и тысячи читателей, потом это выросло еще в один личный аккаунт Breaking mad. И читатели думали, что я такой циничный, злой «свой бро». На тот момент твиттер был такой «пацанчиковой» соцсетью, там практически не было женщин. И 80% читателей этого моего медиа были мужчины. Ну я думала — прикольно, не буду рассказывать, мне нравится в это играть. Я прожила «бородатым мужиком» два года. Я тогда вообще ничего не знала про феминизм даже на базовом уровне, мне это было неинтересно.

А потом я подумала — а что если рассказать, что я все-таки женщина? И началось: «Боже, ты не можешь быть женщиной, у женщин нет чувства юмора, они не могут использовать черный юмор». Я стала думать — а откуда такая реакция? Почему женщина не может делать Breaking mad? У меня, как и у многих женщин, воспитанных в патриархальном мире, было предубеждение, что женщины, у которых что-то не получается, наверное, просто глупые. Из телевизора доносится, во всех книжках пишут, что существует какой-то женский мозг, женская логика. Так и рождается мизогиния, женоненавистничество. В том числе и когда женщины ненавидят других женщин. У тебя что-то получается, тебя никто не угнетает, все классно и ты думаешь — ну раз у других женщин что-то не получается, значит, они тупые или ленивые. Мне стало совсем обидно, когда я увидела, что почти все федеральные СМИ, государственная риторика, чиновники декларируют, что женщины слабоумные, им нужно только рожать, и до 30 если не родила — можешь прыгнуть со скалы. Все книги «для женщин» рассказывают о том, «как управлять миром мышцами влагалища», и так далее. И я подумала — а что же читают неслабоумные женщины типа меня?

DSC_9578.jpg

Вот тогда я задумалась и начала читать всякие гендерные исследования. И выяснила совершенно потрясающую новость: никакой «женской логики» и «женского мозга» не существует. Несмотря на то, что женский мозг по размерам меньше, чем мужской, на интеллектуальных способностях и талантах это никак не сказывается. Мозг Эйнштейна был еще меньше среднего размера мозга женщины, но Эйнштейн, как мы знаем, тупым не был. И подумала — оказывается, женщинам что-то еще мешает вырваться из этого потока литературы, «психологической помощи» в виде «Как сделать мужчину счастливым».

Здесь мы сразу обозначим, что, собственно, такое феминизм. В России достаточно того, чтобы женщину признали равноценной мужчине личностью. Даже это в России все еще вопрос для дискуссии.

Россия — страна «традиционных ценностей». Это когда люди верят во что угодно — макаронного монстра, чувака, который сверху за нами наблюдает, гадания, предсказания, астрологию. Но не в то, что женщина — полноценный человек. И когда ты говоришь: «Вы знаете, женщина действительно по интеллекту не отличается от мужчины», вам говорят: «А ну-ка докажи». А когда говоришь, что сверху нами управляет бородатый мужик — вопросов нет, доказательств не требуется. Такой вот забавный парадокс эта «страна традиционных ценностей». Очевидные научные факты (а что женщина полноценный человек — научный факт) вызывают до сих пор на государственном уровне какое-то сопротивление и недопонимание в массах. Поэтому я решила сначала завести телеграм-канал для женщин, которые хотят убивать, а их заставляют строить любовь. Потому что я такая женщина, которая хочет убивать, а строить любовь я не очень хочу, несмотря на то, что я замужем и у меня нет никаких проблем в отношениях с мужчинами.

Почему презентация называется «Было так хорошо, пока не пришли феминистки»? Потому что я обнаружила одно очень интересное сходство с выражением «Было так хорошо, пока не пришел Навальный», принятое у нас в реакционной прессе. То есть пришел, видите ли, потребовал соблюдения прав человека, чтобы граждан этой страны уважали, занимается антикоррупционными расследованиями. Вот негодяй, нормально же воровали и все было хорошо. И такая же риторика по отношению к феминисткам. Никто не выясняет, куда девают деньги чиновники, которые нам «служат», откуда у них золотые унитазы. А о феминистках, оппозиционерах и «либерахах» (как еще обозвать всех граждан, которые просто хотят соблюдения элементарных прав человека) сочиняют всякие легенды. Что это пятая колонна, что они привезут сюда боевых гей-роботов чтобы уничтожить страну. И сочиняют эти легенды всякие провластные телеканалы и СМИ. И в итоге отчитываться вынуждены не те, кто действительно должен бы это делать. Чиновники, депутаты — должны, мы же их типа наняли и имеем право знать, куда они тратят наши деньги и чем они занимаются. А отчитываться тем временем вынуждены люди, которые ходят на митинги. Они еще и сидят за это. И им говорят: а меня лично Путин не угнетает, а меня Росгвардия не бьет.

То же самое говорят феминисткам: «а меня вот никто не угнетает», «а меня домашнее насилие не коснулось». Абсолютно аналогичная риторика. И так же демонизируют феминисток, еще хуже, чем «пятую колонну». Превращают их в каких-то демонов небритых, которые сейчас всех задушат своими волосами. И задают примерно такие вопросы: «Когда вы будете решать серьезные проблемы?», «Когда вы поедете на Северный Кавказ и всех там разгоните?», «Какое будущее вы готовите своей стране?». А тем временем те, кто действительно отвечает за будущее страны, творят какую-то дичь.

Я как раз была на всех митингах. Поэтому я сразу во всех группах для обсирания нахожусь. Я и оппозиционерка, и либераха, и еще теперь и феминистка. Со всех сторон «ужасное существо». То есть это все ошибка восприятия, элементы пропаганды, и они довольно абсурдные. Меня очень тревожит, что в нашей стране почти половина населения живет за чертой бедности, я хочу, чтобы в нашей стране у людей были элементарные права, я хожу и пытаюсь как-то помочь невинным политзаключенным, которые получают совершенно чудовищные сроки. Я понимаю, что есть проблемы поважнее. Но никто не говорит, что я ими не занимаюсь тоже. И сейчас я объясню, при чем тут феминизм.

DSC_9573.jpg

Чего хотят феминистки? Помогать жертвам домашнего насилия, от которого по статистике страдает каждая четвертая женщина. Если вы всех граждан своей страны ненавидите — давайте хотя бы ненавидеть всех одинаково. Так получилось, что права человека у нас в принципе отсутствуют, но женщин еще и ненавидят больше, чем мужчин. 90% жертв домашнего насилия — женщины. Мужчины от него тоже страдают, но от рук мужчин же. Это упрямая статистика. И мы говорим — давайте мы не будем угнетать и слатшеймить (от англ. slut — шлюха, shaming — стыдить) женщин, давайте перестанем гнать их под какие-то стандарты, рассказывать, как они могут сделать кого-то счастливыми, и расскажем, как они могут сделать счастливыми сами себя. Вот, собственно, чем занимается феминизм.

Сейчас у нас авторитарная патриархальная система. Патриархат заставляет женщину делать счастливым мужчину. А феминизм всего лишь рассказывает женщине, как сделать счастливой саму себя. Вот и вся разница, очень простая.

Зачем вообще нужно женщинам помогать? Есть такое исследование, которое показывает, что биологически женщины ничем радикально от мужчин не отличаются. Но есть такая штука, как социология. Так получилось, что многие века женщины как таковой не существовало. Такая историческая «ошибочка». Она существовала как личность последние лет 100. Как личность, не как приблуда какая-то, красивая штучка или стиральная машинка. И сейчас еще не во всех странах женщины свободны, признаются личностями. И даже в рамках нашей страны. На Кавказе все еще очень плохо с этим. Но даже там, где формально эти права есть, гендерные стереотипы, формировавшиеся столетиями, так просто не развеять. А самое страшное, что их так просто не развеять у самих женщин. И именно поэтому до сих пор нужен феминизм. И есть еще такие исследования, которые подтверждают, что, например, синдрому самозванца (психологическое явление, при котором человек не способен приписать свои достижения собственным качествам, способностям и усилиям — прим. «Нового Калининграда») чаще подвержены женщины, чем мужчины. Такие исследования есть и на Западе, и в России. О чем это говорит? Что женщины, когда у них что-то получается, не верят, что у них это получилось. Испытывают бОльшую неуверенность в себе, чем мужчины. Потому что, когда у нас что-то получается в каком-то условно неженском деле, мы слышим: «Неплохо для женщины». Но по-прежнему многие считают, что проблема в биологии, а не в социологии. А это не так.

В России люди до сих пор с недоверием относятся к идее, что женщина может стать президентом. Президенткой. Потому что она может сиськой красную кнопку нажать. Другого объяснения я пока не нашла. Но, видимо, оно здесь где-то кроется. В медийном представлении женщина все еще не личность, не гражданин, который должен участвовать в политическом процессе. Это просто такой биологический подвид, который еще разделяется на два типа: «хорошая домохозяйка» или «плохая стерва».

Это сильно связано с экономикой. До сих пор есть список запрещенных для женщин профессий. И только недавно, месяц назад, женщинам разрешили работать машинистками [в метро]. А это даже не грузы таскать, а всего лишь управлять поездом. Наверное, запрещают потому, что в тоннеле темно, женщина испугается и убежит в истерике. Самое страшное, что составители списка на самом деле это именно так и объясняли — во тьме кататься психологически тяжело, здоровье портится, рожать потом не сможет. Делить профессии на «мужские» и «женские» некорректно. И главное — антинаучно. Нет никаких исследований, которые бы доказывали, что у женщин нет предрасположенности, скажем, к математике или каким-то другим видам деятельности — нет. Но есть исследования, которые показывают, что гендерные стереотипы как раз и вредят экономике. Но доказательств, что у женщин есть предрасположенность к экономике или к чему-то еще — таких исследований нет.

Если вам не нужно работать непосредственно пенисом, значит это профессия не «женская» и не «мужская». Но, к сожалению, деление сохраняется. На уровень амбициозности пол не влияет, это индивидуальное качество, оно вообще никак с вагиной не связано. Или пенисом. Бухгалтер часто считается женской профессией. Был интересный материал на Coda «Милый мой бухгалтер». Там как история про то, что номинальные руководители бизнеса, типа главные бухгалтеры-женщины, садятся в тюрьму за владельцев фирм — мужчин. Потому что номинальные руководители — не мужчины. Но за растраты и какие-нибудь мошенничества садятся как раз вот эти женщины-бухгалтеры несчастные. Потому что бумажки писать и подставляться — это женщина. А истинный владелец бизнеса прячется в тени, и это мужчина в 9-ти случаях из 10-ти.

Российским женщинам платят на 30% меньше по сравнению с мужчинами. Как мне тут заметили, это потому, что женщины более уступчивые. Возможно, отчасти это так, синдром самозванца никто не отменял. Но это не биологическая история, женщины не рождаются пушистыми, мягкими и покорными. И это к вопросу о том, как женщины попадают в отношения, в которых их избивают. Из-за патриархальной системы. Это воспитание. Это не значит, что я родилась такой тупой, что я не могу допереть сама, что мне не стоит находиться в таких плохих отношениях. Нет, меня так воспитали, да еще мама и бабушка говорят: «Бабье дело — терпеть». Это все очень сильно даже в московских семьях, это не только про регионы идет речь. Но всех пытаются подогнать под этот шаблон. Уступчивость женщин — тоже плод патриархального воспитания.

Наличие детей на амбициозность тоже не влияет. Но что мы видим в СМИ и рекламе? С мамочками разговаривают как с очень глупыми подвидами существ. Я не знаю, как еще объяснить риторику «если вы уже покакали — давайте пописаем», когда с женщиной, у которой есть ребенок, априори разговаривают как со слабоумной. Но если мамочка была кандидатом наук и случайно родила ребенка, она от этого не перестала быть кандидатом наук и уровень её амбиций не изменился. Но воспринимают её иначе.

Ребенок все еще является проблемой для мамы в основном, а не для папы. Это типа её дело, и вообще вся риторика в государстве нашем и в СМИ выстроена так, что есть только мамочка, а папочки у ребенка как бы и нет. Мама всегда должна. А чего там папа должен — неизвестно. Алименты разве что. И то, что папа посидел один раз с ребенком, у нас воспринимается как какое-то чудо. А вообще-то он должен сидеть с ним, уходить в декрет ровно столько же, сколько и женщина. Это не должно быть только женской обузой. Даже если вы первые полгода кормите ребенка грудью — это все равно не значит, что только вы должны этим ребенком заниматься.

С одной стороны, ты обязана рожать, потому что аборт — это грех. А с другой стороны — иди работай. Если надо работать — я буду работать, не буду рожать. Потом тебе говорят — ну ты и мразь, не рожаешь. А когда рожаешь, тебе говорят — ну ты и тупая мамаша. Куда ни пойди, все не так. Вот так это и работает. С репродуктивным насилием все становится только хуже, потому аборты в регионах чуть не на официальном уровне пытаются запретить. Я не говорю даже про каких-то там священников, батюшек, которые приходят в женские консультации и уговаривают женщину рожать. При этом лучшая мотивация рожать на самом деле — уверенность, что у тебя будет работа и деньги. То есть, вместо того чтобы дать людям возможность хорошо зарабатывать, хорошо жить и самим решать рожать второго или нет, их пугают карой божьей, что молния по голове ударит или еще чем-то. Что ты грешница, тварь или проститутка. Так работают в женских консультациях.

Почему женщин неохотно пускают на руководящие должности? Потому что женщины якобы эмоциональнее, чем мужчины. На чем базируется этот стереотип — понятия не имею. Мужчины испытывают те же эмоции, но демонстрируют их менее ярко из-за ожиданий общества, которое призывает прятать эти свои эмоции куда подальше и умирать потом тихонечко от инфаркта чуть пораньше, чем женщины.

Еще есть интересный факт, развенчивающий знаменитый стереотип о том, что женщины жуткие сплетницы. Согласно исследованиям, в процентном соотношении всего 26% женщин — сплетницы. А среди мужчин сплетников — 33%.

DSC_9626.jpg

Патриархат убивает и мужчин тоже, потому что это система, когда сильный угнетает слабого. Это не значит, что мужчины в этом патриархате счастливы. Есть мужчины, которые не хотят насилия, поддерживать культуру альфачества, быдлячества и вот этого всего. Но они вынуждены жить в этой культуре и никуда деться не могут. И на них патриархат тоже навешивает кучу обязанностей: ты должен зарабатывать миллионы, купить всем своим родственникам по 4 квартиры. Поэтому что остается мужчине? Умереть от инфаркта побыстрее. А если бы мужчина состоял в нормальных, взаимоуважительных партнерских отношениях, то женщина бы работала, зарабатывала и не была бы воспитана в духе: «А где мои деньги, где моя шуба, почему ты сидишь?». Не воспитывайте так женщин и не воспитывайте так мужчин — и общество станет здоровее, веселее, активнее, станет превращаться в активных полноценных граждан, а не в управляемую биомассу.

Люди любят делить проблемы на ерундовые и не ерундовые. Типа феминитивы это ***** (фигня), а то, что на Кавказе женщинам клиторы режут — не ***** (фигня). Отчасти вы правы. Но это все единый комплекс проблем. И любая ерундовая проблема, что женщин до сих пор представляют как набор мясного ассорти — это часть большой проблемы, что женщина до сих пор не признается личностью на государственном уровне. И отсюда наша война с брендами, которые делают сексистскую рекламу и лепят груди и вагины на мороженое. И кажется, что это глупая и несерьезная война, но это часть одной большой войны.

Я как маркетолог покопалась: а груди и жопы на на этикетках вообще работают? И выяснилось, что секс вообще-то не продает. Непонятно, зачем нам вообще объективировать женщин, если это еще и не продает товар? Потому что, по последним исследованиям, человек запоминает, что была какая-то жопа, но он не запоминает, что эта жопа рекламировала. Более того, у него остается неприятное ощущение, что его обманули. И, соответственно, непонятно — зачем это вообще делать?

Когда кого-то насилуют — все думают: «Ну точно шлюха, сама виновата». Даже если вам ваша подруга скажет, что её бывший муж с ней плохо поступил, вы, скорее всего, подумаете: «Довела, стерва». Вот 9 из 10 случаев это работает именно так. Это вековая мизогиния, она не отравится за 10 минут, за сегодня-завтра. В насилии всегда виноват насильник, а не жертва. Но до общества это, к сожалению, очень туго доходит. По статистике за последние 5 лет 80% сидящих по статье «Убийство» женщин (не «Самооборона», а именно «Убийство») убили своего мужа, бывшего мужа или сожителя потому, что они их много лет избивал-избивал-избивал, потом они берут нож и садятся лет на 7. Все.

Нужен закон о домашнем насилии. Чем бы он помог? Быстро вы людей партнерским взаимоотношениям не научите. Чаще всего, если в семье есть домашнее насилие, убивает мужчина женщину в момент, когда она от него уходит. Об этом говорит статистика центра «Насилию нет». И поэтому когда говорят «Почему женщины не уходят от насильников?» — вообще-то в большинстве случаев её убивают именно тогда, когда она уходит. Чтобы предотвращать в принципе такую модель отношений, нужно заниматься всякой просветительской работой. В развитых странах существуют в том числе центры психологической помощи для самих абьюзеров (абьюз — насилие над близким человеком), мужчин, которые не контролируют вспышки своего гнева. Им помогают работать с этим и не срываться. А женщин учат устранять виктимное поведение. И закон о домашнем насилии бы помог этим тысячам женщин не сидеть в тюрьме по статье «Убийство», хотя это была самооборона. Убийства бы вообще не произошло, потому что появился бы охранный ордер, который моему экс-супругу запрещал бы ко мне приближаться.

В полицию женщины обращаются нехотя, с огромным стыдом. И там её «насилуют» еще раз — вопросами. Потому что у нее спрашивают — а что на тебе было надето, шлюха? А если ты приходишь заявить, что тебя бьет твой бывший или нынешний муж — тебе говорят: когда убьет, тогда и приходи.

У нас почему-то есть закон о декриминализации побоев. Все центры помощи жертвам насилия существуют на пожертвования, потому что государство наше не признает эту проблему. Она не вписывается в традиционные ценности. В мире традиционных ценностей если мужчина бьет свою жену — это не так обидно, как если она ему скажет обидное слово. Так говорила госпожа Мизулина, когда они принимали этот закон. И они там реально так думают. Это реально главенствующая риторика на государственном уровне. Они каждый день говорят, что если женщину бьют — значит, ей просто надо ноготочки покрасить и её перестанут бить. Этому учит «Первый канал», если вы утром передачу про отношения посмотрите — там реально говорят, что если он тебе изменяет или он тебя бьет — попробуй стать лучше.

В чем был смысл моей акции про «сесть на мужское лицо»? Мне говорили: «Залин, ну вот что вы обижаетесь на шутки типа „Возьми в рот“ — и женский рот нарисован»? Это же шутки, ты тоже пошути, но про мужиков. Сделай мужчин сексуальным объектом. Я пошутила. И что-то смеялись не все. Я могу пошутить, придумывать смешные слоганы — моя профессия. Но внезапно выяснилось, что если сексуальным объектом внезапно станет мужчина, то произойдет Третья мировая война. Это вот опять же показывает, что женщин как сексуальный объект, как мясо, использовать можно. Но использовать ее как источник инициативы или действия — нельзя, потому что это противоречит традиционным ценностям. Так что если вы сомневаетесь, сексистская ли картинка, просто поменяйте местами мужчину и женщину. И все будет понятно. Например, если у нас макароны рекламирует голая женщина — давайте поставим голого мужчину рекламировать макароны. Это очень просто понять.

До сих пор в кино, литературе мужчина ищет смысл жизни, а женщина ищет мужика. Искать смысл жизни женщина не может априори. Никто ни на что не обижается, просто мы выступаем против неправды.

Я очень часто слышу аргумент: Залина, ну как же так? Вот вы скажете женщинам, что они не обязаны подчиняться, и тогда человечество погибнет. Я не понимаю почему, но смутно догадываюсь, что это связано с тем, что женщины тогда узнают, что не обязательно рожать детей, если не хочется. Проблема совершенно не в феминизме, не в его оттенках, а в том, что мы до сих пор живем во лжи, мракобесии и неправде. И этой неправды очень много. Причем на государственном уровне. Женщинам в этой системе еще хуже, потому что «она не человек».

Подготовила Алла Сумарокова, фото — Борис Регистер


Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Ситуация крайней обеспокоенности

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему федералы хотят забрать деньги у бизнеса.