Не всем садоводам пришлись по нраву нововведения в пригородном пассажирском сообщении

Все новости по теме: Транспорт: стоимость проезда
В эти майские дни тысячи калининградцев стремятся попасть на свои дачные участки, в сады и огороды, расположенные за пределами областного центра. Кто-то просто отдохнуть, подышать чистым воздухом, а большинство и потрудиться. Еще чаще с этими благими целями они будут добираться туда пригородными поездами и автобусами летом, а потом и осенью – когда придет время собирать урожай и готовить соленья-варенья. Увы, многим из них дорога к своим «фазендам» обойдется дороже, чем это было в прошлом году.

И хотя землякам предлагаются различные варианты проезда, позволяющие и сэкономить свои денежки, садоводы и огородники, в первую очередь пенсионеры, возмущаются. И обращаются к властям, надеясь, что те, вникнув в их положение, помогут людям добираться до своих грядок с наименьшими затратами. Реально ли добиться возвращения «статуса кво» или, иначе говоря, прежних цен на билеты на облюбованных калининградцами маршрутах пригородных пассажирских поездов?

В начале этой весны забили тревогу садоводы обществ «Рябинушка» и «Дорожник». С уходом зимы они обнаружили, что стоимость проезда в электричках в направлении Калининград-Зеленоградск изменилась. И если прежде им нужно было платить за проезд от Северного вокзала до станции «7 км», где и находятся их участки, по семь рублей, а региональным льготникам и вовсе по три с полтиной, то теперь – уже по шестнадцать целковых.

«Кто виноват?» – задались они вопросом. И сами же нашли на него ответ – те, кто повысил цены. Стало быть, руководство Калининградской железной дороги. А кто может на него повлиять? Конечно же, региональные власти! Придя к такому выводу, садоводы из «Рябинушки» и «Дорожника» вместе с жителями поселка Дорожного Гурьевского района, которых тоже возмутило повышение железнодорожных тарифов, в конце марта направили министру развития инфраструктуры правительства области Александру Рольбинову коллективное письмо, скрепив его почти сотней подписей.

«В течение всего послевоенного периода расстояние до станции остановка поезда «7 км» по железнодорожной классификации относилась к первому поясу», - отметили авторы письма, пожаловавшись на то, что в этом году руководство КЖД почему-то перевело остановку во второй пояс, стремясь «нажить на престарелых людях, пенсионерах свой финансовый капитал. Разве это справедливо? В какой стране мира возможно такое повышение цен?»

И далее: «Люди потрясены и возмущены такими действиями г. Беседина И.С. (начальник КЖД. – В.С.). В его адрес высказываются злобные, нелицеприятные выражения, нередко доходящие до оскорблений». Садоводы-пенсионеры и жители Дорожного попросили Рольбинова разобраться в случившейся ситуации и принять действенные меры, которые помогли бы им, прежде всего престарелым людям, добираться до своих огородов с меньшими затратами.

Министр, хотя сам и не заядлый огородник, надо сказать, с обращением ознакомился. И поручил разобраться в этой ситуации своему заместителю Игорю Кухте. Тот, в свою очередь, попросил отреагировать на коллективное письмо руководителя КЖД. И уже вскоре получил ответ от начальника отдела предоставления услуг инфраструктуры в пассажирских сообщениях

М. Савина, которому Беседин перепоручил дать разъяснения.

Они, если вкратце, свелись к тому, что себестоимость перевозок значительно выше, чем установленный железной дорогой тариф. А региональные власти не компенсируют выпадающие доходы от пригородных перевозок. Что же касается вопроса перевода станции «7-й километр» из первой зоны во вторую, то тут Савин привел весьма невнятные аргументы. Он лишь сообщил, что с 15 февраля этого года все станции Калининграда, расположенные в центральной части города (Южный и Северный вокзалы, остановочные пункты Киевская, Западный Новый и Айвазовская), включены в одну «нулевую» зону. И теперь, мол, от Южного вокзала до Чкаловска или Кутузово можно добраться дешевле, чем ранее – за те же деньги, что надо платить в городском общественном транспорте. А стоимость проезда до «седьмого километра» от Южного и Северного вокзалов стала одинаковой.

Кроме того, Савин посоветовал калининградцам, часто совершающим поездки, приобретать абонементные билеты – либо на каждый день, либо так называемые «выходного дня». В первом случае до станций, расположенных во второй зоне, они смогут в течение месяца ежедневно добираться, отдав за абонемент 290 рублей. А во втором – за 192 рубля, но тогда по абонементным билетам они могут ездить по пятницам, субботам, воскресеньям, понедельникам, предпраздничным, праздничным дням и дням после праздника. В мае, например, набирается 21 такой день. А в апреле было 18.

И если, дескать, в апреле пассажиры на все «сто» воспользовались «абонементом выходного дня», то одна их поездка до «седьмого километра», получается, обходилась людям в 5 рублей 30 копеек. А если бы они в течение всех 18 дней покупали разовые билеты, то их затраты составили бы 576 рублей.

Савин, логично на его взгляд, предложил садоводам, особенно пенсионерам, воспользоваться билетами «Выходного дня». Однако садоводы из «Рябинушки» и «Дорожника», обратившись уже в редакцию нашей газеты, сочли такое предложение и ответ Савина в целом чуть ли не издевательством. «При чем тут Чкаловск или Кутузово? – недоумевал один из пенсионеров. – Нам-то на «седьмой километр» нужно! Почему эта станция оказалась во второй зоне? Что же нам, в Чкаловск перебираться? И почему не вмешивается правительство нашей области? Не нужны нам никакие абонементы. Пусть вернут прежние цены на билеты. Мы же на пенсии. И ездим на огороды не только в выходные дни, а ежедневно, если только здоровье не подводит!»

В общем, шумит и негодует «нулевая» зона. Протестует. Требуют, чтобы «вторую» зону снова сделали «первой», не соглашаясь с аргументами руководства КЖД, и калининградские огородники-садоводы, и постоянно проживающие в Дорожном. Вопросов у тех, кто не согласен с нововведениями, остается много. Некоторые из них вчера автору этих строк прояснил помощник начальника КЖД Александр Першин. «Границы зон в далекое советское время определялись, - сказал он, - и весьма условно. Мы же все привели в соответствие с километражем. Причем какие-то станции даже отошли к «меньшей» зоне. Но, пусть правильно поймут пенсионеры, так не бывает, чтобы, приводя все в соответствие по единому принципу, кто-то не проиграл».

Экономисты КЖД несколько месяцев, по его словам, трудились над тарифами, различными вариантами. И специально для тех, кто все же может пострадать при наиболее оптимальном из них, разработали систему абонементов. «Люди не понимают, что в этой системе для них заложено благо, - заметил Першин. – Они еще не научились пользоваться абонементными билетами». Он также напомнил, что многие бывшие льготники добровольно отказались от льгот на проезд, выбрав компенсацию.

А вообще участвовать в установлении тарифов на пригородные пассажирские перевозки, согласно федеральному законодательству, могут региональные власти. Но - если они берут на себя компенсацию выпадающей части доходов от таких перевозок. Так, кстати, поступают в десятках регионов страны. Хотя и там, как правило, из региональных бюджетов убытки железнодорожников за перевозки ниже себестоимости погашаются не полностью. Однако решение о тарифах в этом случае принимают губернаторы.

Наши же власти, как отметил Першин, пошли по иному пути. Они оказывают адресную помощь малоимущим и социально незащищенным, среди которых, видимо, немало и пенсионеров-огородников.

Впрочем, возможно, и еще каким-то образом региональные власти помогут садоводам и огородникам. В министерстве, возглавляемом Рольбиновым, подготовлена докладная записка на имя губернатора Георгия Бооса. В ней, как проинформировали вчера нашу газету в правительстве области, сделан анализ ситуации с пригородным пассажирским сообщением, есть якобы и предложения. «Документ в работе, - сообщили нам. – Ждем решения губернатора».

Ждут его, не спеша обзаводиться абонементами, и садоводы «Рябинушки», «Дорожника», жители поселка Дорожного. Они не согласны с тем, что их грядки с домами оказались в другой зоне.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Слив гнева

Оксана Майтакова о том, как забалтывают проблемы медицины.