Голодающие в Прибрежном: почему калининградцы двадцать лет живут в нежилых зданиях

Все новости по теме: Социальные проблемы

22 июня пятеро жителей микрорайона Прибрежный в Калининграде объявили голодовку в надежде, что на их проблему с оформлением жилья обратит внимание губернатор. «Новый Калининград» поговорил с горожанами и узнал, почему два десятка лет они не могли даже прописаться в собственных квартирах, которые им пришлось обустраивать в заброшенных и полуразрушенных домах.

На окраине микрорайона Прибрежный возле леса, среди особняков, утопающих в зелени, стоят два одноэтажных дома. Оба строения со старенькими крышами, покрашенными вразнобой стенами и прилепленными к ним пристройками. У двух этих зданий один адрес — переулок Заводской, 1а, а у их жильцов одна проблема — отсутствие прав на свои квартиры, которые даже жильем официально не являются.

«Мы переехали в Калининградскую область из Казахстана. Перекантовывались сначала в Нестеровском районе, без работы сидели. Увидели объявление в газете: совхозу „300 лет ВМФ“ нужен был главный главный агроном. А мой муж как раз агроном. Там же было отмечено, что жилье предоставляется», — вспоминает Любовь Никитина, как ее семья в 2000 году оказалась в Прибрежном.

Совхоз, тогда еще принадлежавший Минобороны, базировался в поселке Ушаково, но многим сотрудникам разрешили поселиться в Прибрежном — в пустующих зданиях, где некогда располагались объекты уже давно расформированной воинской части.

Никитиным, у которых тогда было двое детей, глава совхоза разрешил занять все здание бывшего штаба — дом советской постройки площадью 63 квадратных метра.

«Стоят стены с крышей, гнилые двери и окна. Пола не было — грибы по колено мне росли. Сырость, в стенах трещины. Тут был бомжатник и притон наркоманов — я потом столько шприцов отсюда вытащила на помойку», — говорит Никитина.

В договоре с совхозом, было указано, что жильцы имеют право путем пристройки помещений увеличить жилую площадь. Любовь Никитина устроилась разнорабочей, а потом стала бригадиром в полеводстве. Супруг трудился агрономом, дети работали на местных предприятиях.

«Все, что зарабатывали — вкладывали в этот дом. Только на питание оставляли. Абсолютно все — ремонт крыши, пола, коммуникаций — мы делали за свой счет, — рассказывает женщина. — Подстроили к дому комнату, санузел и хозяйственную часть, отдельно построили летнюю кухню. Мы ведь большой семьей тут жили — дочка мужа привела сюда, сын — невесту... Тут же и внуки родились». 


В соседнем с Никитиными доме по тому же адресу живут еще несколько семей — начиная с 1999 года трактористам, комбайнерам и другим сотрудникам совхоза давали комнаты в стоявшем долгое время заброшенным здании бывшего склада. 

Физуль Алиев переехал в регион из Казахстана, устроился в совхоз водителем. Сначала получил в пользование одну 22-метровую комнату, куда заселился с супругой и двумя детьми. Потом уехал сосед и освободилась еще одна комната. Позже Физуль сделал пристройку, и теперь у него трехкомнатная квартира. По такой же схеме получили жилье и его соседи. «Раньше тут был настоящий общественный туалет. Почистили, отремонтировали... Провели водопровод, сделали электропроводку, — рассказывает Алиев. — Мы были благодарны, что нам эти комнаты дали. Было где жить — и хорошо. Кто-то квартир требовал, а нам и не надо было — нам дали это, и мы довольны».

В настоящее время в 365-метровом доме проживают 23 человека, включая трех маленьких детей. У всех квартир отдельные входы. Изначально работникам сельхозпредприятия обещали, что в Ушаково построят дом и там всем дадут квартиры. Но совхоз развалился, и про новое жилье пришлось забыть.

Совхоз «300 лет ВМФ» перестал существовать в 2009 году, но, по словам его бывших сотрудников, какое-то время еще продолжала работать сельхозбригада под руководством правопреемника ФГУСП «Светлогорский» Министерства обороны РФ — АО «Светлогорский».

«Руководство „Светлогорского“ нас не выселяло, а даже помогали одно время — составили договор с „Водоканалом“, а также на потребление электроэнергии, правда, платим мы по тарифу как предприятие, потому что наши квартиры все еще числятся нежилыми помещениями», — уточнила Никитина.

Жильцы уверяют, что хотели даже выкупить у Минобороны свои квартиры по остаточной стоимости, но им этого не удалось. Когда и АО «Светлогорский» решили ликвидировать, то калининградцы вновь попытались оформить свои квартиры, но председатель ликвидационной комиссии отказала. Зато отмежевали от общего гектара земли, которая когда-то была военным городком в Прибрежном, участок в 32 сотки — на оба дома. 


За 20 лет в домах родилось много детей, а многие жильцы скончались, так и не дождавшись оформления собственных квартир. Все это время люди либо покупали регистрацию в регионе, либо договаривались об оформлении временной прописки со знакомыми. Калининградцы обращались в суд в 2006 году, потом в 2012 году. «Последняя тяжба затянулась аж до 2017 года. Мы даже в арбитраж подавали на совхоз „Светлогорский“, но ничего так и не вышло», — поясняет Никитина.

Сейчас Никитина проживает в доме с дочерью и ее супругом. Несмотря на неопределенность, семья продолжает ремонтировать жилище — в настоящее время идут работы по утеплению фасада дома.

В последнее время, по словам калининградцев, в микрорайоне Прибрежный активно распродаются участки. «Совхозные земли под Светлогорском уже под гольф-клуб продали. И вот здесь, возле нас, уже началась продажа земли. Вон там у нас когда-то огороды были, а потом приехали и потребовали освободить землю... По 100 тысяч рублей, говорят, сотку продают», — жительница многоквартирного дома Елена Гоппе машет рукой в сторону зеленых зарослей за забором.

Писали о проблеме жильцов военного городка и местные СМИ, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки. От безвыходности пятеро пожилых жильцов решили объявить голодовку и записали видеобращение к губернатору. Несмотря на возраст и проблемы со здоровьем, люди рассчитывают, что смогут продержаться без еды не менее четырех суток. 

Получить комментарии у руководителя ликвидационной комиссии Нины Гамплевской оперативно не удалось. В пресс-службе регионального правительства «Новому Калининграду» сообщили, что о проблеме знают. «Надо не встречи с губернатором проводить, а вопрос решить. Ситуация осложняется тем, что земля там областная, а вот строения на участке принадлежат юрлицу, — пояснил глава ведомства Дмитрий Лысков. — Агентству по имуществу было дано поручение разработать комплекс мер по решению этой проблемы».  

«Вот как так? Я тут жила, обустраивалась, и мне сейчас что делать — заколотить все и уйти? Дали бы нам хоть прописаться, узаконили бы нас. А то мы оказались в непонятной какой-то категории — и не бездомные, но и без регистрации. Ни туда и ни сюда — как бомжи, — говорит Никитина. —  Мы пошли на риск, потому что нас везде и всюду отфутболивают. Кто-то себя поджигает, но мы вот так решили обратить на себя внимание. Правда с тех пор, как мы объявили голодовку, никто из чиновников нам не звонил. Мне кажется, что они так и не отреагируют никак».


Текст — Екатерина Медведева, фото — Виталий Невар / Новы Калининград

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

[x]


Искусство фотографии

Главный редактор «Нового Калининграда» о наследии, сохранять которое нам часто кажется слишком сложным делом.