Сохранить vs оставить: что происходит на стройке у двухъярусного моста (фото)

Фото: Юлия Власова / Новый Калининград

В Калининграде до сих пор не могут определиться, сохранять двухъярусный мост или демонтировать, однако по обеим сторонам от него кипит стройка — больше тысячи человек цементируют, искрят сварочными аппаратами, стучат молотками и скребут лопатами. «Новый Калининград» понаблюдал за процессом и выяснил, как строители умудряются ходить по сухому дну Преголи, какой «приятный финансовый бонус нашему городу» приготовил подрядчик и когда, наконец, все это закончится.

Журналистов позвали на стройку в первый по-настоящему холодный день октября. Несмотря на то, что заместитель главы администрации Игорь Шлыков не расставался с носовым платком, а пресса поеживалась на ветру, Елена Дятлова лучилась счастьем. Как оказалось, сити-менеджер так любит строительство мостов, что готова говорить об этом хоть в дождь, хоть в снег, хоть в ураган.

Бодро вбежав на берег по бетонным плитам, Елена Ивановна объявила собравшимся, что они сейчас присутствуют «при исторических фактах», и попросила гендиректора компании «СК «Мостотрест» Евгения Надточия (компания входит в Группу компаний «Бамтоннельстрой-Мост» и является подрядчиком на строительстве обоих мостов) как можно подробнее обо всем рассказывать.

Надточий, который, судя по всему, любит мосты не меньше Елены Дятловой, обрадовался случаю и начал пересыпать инженерными терминами. Он рассказал, что каждый мост имеет по 8 опор (2 из которых русловые), что для их устройства в дно Преголи погружали буронабивные сваи, бетонную часть которых рабочие сейчас срубают. Далее Надточий подвел делегацию к краю рукотворного обрыва и предложил посмотреть вниз. Там на шести или семиметровой глубине работали люди.

Подрядчик пояснил, что опуститься на дно реки и ходить по нему без водолазного костюма удалось благодаря предварительному сооружению шпунтового ограждения.

«Шпунтовое металлическое ограждение делается так: сваи погружаются с помощью вибропогружателя и соединяются друг с другом в замок, — объяснил Надточий. — Потом мы соорудили передвижную платформу, на которую загнали буровую установку. Она сквозь воду забурила сваи, которые мы видим. Через воду до нужной отметки мы разработали грунт. Чтобы не было притока воды снизу, мы забетонировали так называемый тампонажный слой, чтобы можно было работать. Выждали, пока он схватился, откачали воду — и все, там сухо. Это работы, которые не видны. Самое сложное уже выполнено, а остальное — дело техники».

Далее подрядчик начал хвастаться, что до конца этого года его люди намерены забетонировать ростверк (верхняя часть свайного фундамента, распределяющая нагрузку от несущих элементов — прим. «Нового Калининграда»). «Объем ростверка только составит 1600 кубических метров», — поднял он палец к небу.

Для тех, кого эти объемы не впечатлили, Надточий приготовил более серьезные цифры.

«Вот опора, в которой будет располагаться подъемный механизм. Ее объем — около 10 000 кубов цемента!» — продолжил подрядчик и добавил, что после завершения монтажа переправы подъем моста будет выполняться всего за 3 минуты.

«Во всех башнях спрятаны механизмы, разведение моста будет работать по принципу весов. Вес одного пролета 1630 тонн, а вес противовеса на 30 тонн меньше, — распалялся Надточий, водя рукой по стендам с чертежами. — Разница между весом пролетного строения и противовесами компенсируется электродвигателем». «Рассказывайте-рассказывайте, это самое интересное», — бодрила его Елена Дятлова.

Когда кто-то из журналистов поинтересовался, сколько людей задействовано в строительстве, Надточий по памяти ответил: «1047 человек у нас на двух объектах (они меняются, вахтуются). 55% — местные, остальные приезжие. Калининград богат кадрами, но мостовиками не так богат, поэтому мы привозим опытных мостовиков из других регионов».

Привез подрядчик не только людей, но и около 100 единиц техники (например, краны он доставлял с Дальнего Востока). Материалы, по его словам, прибыли на 80% (до конца года должны прислать оставшиеся металлоконструкции).

Подгадав момент, Елена Дятлова заметила, что строители приготовили «приятный финансовый бонус нашему городу». «На период строительства компания «СК „Мостотрест“ зарегистрировалась в нашем регионе. Подоходный налог останется в области и попадет в наш бюджет», — заулыбалась глава.

Надточий тем временем продолжал хвалить новый автомобильный мост.

«В зависимости от уровня воды его габарит (расстояние от водной глади до пролета — прим. „Нового Калининграда“) будет около 7 метров, а в разведенном положении — 28. А у двухъярусного он ниже — метра 4 всего».

Чтобы журналисты не заскучали, Надточий предложил перейти с автомобильного на железнодорожный мост, который собираются смонтировать уже в этом году. По дороге он сообщил, что по автомобильному мосту часть оборудования еще ожидают.

«Все законтрактовано, и аванс внесен, а монтировать пролеты будем либо в конце 2024 или в 2025. А вот на железнодорожном большая часть оборудования уже здесь», — добавил он.


По словам подрядчика, часть пролетов автомобильного моста будут монтировать при помощи устройства временных опор, а другую часть надвинут при помощи аванбека (массивная консольная направляющая — прим. «Нового Калининграда»). У железнодорожного же моста намерены справиться без аванбека.

«Два пролета мы соберем на стапеле и надвинем над Правой набережной на реку, — сообщил собеседник.. — Мы уже до конца года стапель смонтируем, а надвигать будем весной следующего года».

Он уверяет, что движение по железнодорожному мосту будет запущено уже до конца следующего года. Бетонные башни железнодорожного моста сегодня также почти готовы. Одну намерены закончить до конца этого года, а вторую — в марте 2024-го.

«Тут уже оборудование монтируется полным ходом. В одной башне также смонтированы противовесы», — задрал подрядчик голову вверх и предложил сделать то же самое всем остальным.

А вот судьбу двухъярусного моста собравшиеся затронули лишь мимоходом. По словам Елены Дятловой, собственник (РЖД) еще не определился, что делать с переправой-памятником.

«Это мостовое сооружение достаточно устарело и требует либо реконструкции, либо... — загадочно сказала она. — Решение не принято. Коллеги-железнодорожники проводят сейчас архитектурную экспертизу, устанавливают, что является предметом охраны. Дальше будет приниматься решение».


Текст: Иван Марков, фото: Юлия Власова / Новый Калининград

Нашли ошибку? Cообщить об ошибке можно, выделив ее и нажав Ctrl+Enter

[x]


Есть мнение: отрицание, гнев, торг, депрессия, увольнение Любивого

Обозреватель «Нового Калининграда» Денис Шелеметьев — о недосказанностях в деле экс-главврача БСМП.