Новации Минздравсоцразвития приводят больных людей к очередным потрясениям

Врач пишет в рецепте номер своего телефона. По нему провизор в случае необходимости звонит и предлагает замену выписанному препарату. Эту последнюю по времени управленческую инициативу министра здравоохранения и социального развития РФ Михаила Зурабова на скандальной ниве обеспечения лекарствами федеральных льготников еще не успели официальным путем «спустить» в наш регион. Однако местные медики и фармацевты вкупе с потребителями не жалеют крепких слов как по поводу грядущей новации и всей льготно-лекарственной канители, так и в адрес того, кто придумал «эту чепуху» ...


Андрей ГОРБУНОВ

- Да ваш Зурабов – хулиган! – ярится у аптечного окошка пожилая клиентка. – И то, что он делает, иначе как издевательством над народом не назвать!

Мария Николаевна, так зовут пошедшую вразнос женщину, обиделась на министра из-за того, что необходимый ей препарат «Норваск» неожиданно исчез из перечня бесплатных лекарств. «Мой лечащий врач сказала, что больше не может выписывать его из страха потерять работу, и предложила вот этот альтернативный «Амлодипин». Но он мне не помогает. Видимо, придется отказываться от соцпакета», – качает она головой, пряча в сумочку «дармовые» таблетки.

«Деточка, я слепая – не могу прочесть, что тут написано», - 78-летняя Лидия Илларионовна растерянно мнет в руках клочок бумаги с числом 2013. «Это номер вашей очереди на получение лекарства. Когда она подойдет, мы вам обязательно позвоним», – растолковывает ей заведующая аптекой госпиталя ветеранов войн Зинаида Абрамова. «Но у меня телефон барахлит. И потом, я очень плохо слышу», – обреченно вздыхает старушка, ковыляя к выходу.

«Чуть ли не все домашнее время трачу на то, чтобы обзванивать таких вот очередников, – глядя ей вслед, говорит заведующая. – Но всех предупредить о необходимости прийти за лекарством все равно не удается».

Информация в скобках: по состоянию на 21 мая в очереди в этой отдельно взятой калининградской аптеке значилось 5730 «федералов» – инвалидов первой и второй групп, ветеранов Великой Отечественной войны. Это – на порядок больше, чем в прошлом году. Тогда число очередников не превышало шести сотен.

«Приказ Зурабова невыполним по многим позициям, – делится со мной своим мнением Зинаида Константиновна. – Например, в нем говорится, что врачи должны выписывать то, что есть в аптеках. Но аптечные полки-то практически пусты. А то, что есть на них, зачастую нельзя реализовывать. Скажем, у нас сейчас лежат два десятка упаковок «Дротаверина» – дешевого отечественного эквивалента «Но-шпы». Однако раздать его людям не можем. Причина в том, что исчерпана региональная норма отпуска данного препарата на первый квартал этого года. Вынуждены говорить, что «Дротаверина» нет...».

По словам моей собеседницы, похожая история складывается и с некоторыми другими дешевыми российскими препаратами массового использования – такими, как, допустим, «Пирацетам» и «Гидрокортизон». Кто в нашей области внедрил весь этот искусственный и вместе с тем опасный дефицит? Некая согласительная комиссия. Во всяком случае, именно эта загадочная структура упомянута в разошедшемся по аптекам региона информационном письме ЗАО «Протек-31» (оно выиграло подряд на монопольную поставку лекарств для федеральных льготников). Приведем цитату из этого письма: «По решению согласительной комиссии отпуск препаратов производится по торговым наименованиям и количеству строго в соответствии со сводной заявкой, утвержденной Территориальным фондом обязательного медстрахования, Министерством здравоохранения и Росздравнадзором. Перед отпуском препарата нужно обязательно убедиться в том, что он есть в заявке».

«Прицепом» к этому циркуляру идет список квартально квотируемого снадобья. Пожалуй, самая любопытное в нем – «количественная» графа. «Вот, к примеру, «Ципрофлоксацин» - антибиотик, применяемый при лечении многих инфекционных заболеваний. Его на всю область положено всего лишь сто упаковок, – водит пальцем по списку Зинаида Константиновна. – Это капля в море. И когда она пересыхает, приходится больным отказывать. Нам, кстати, даже запрещено ставить людей в очередь следующего квартала до тех пор, пока на заканчивается текущий. В результате получается так: приходит человек в апреле с мартовским рецептом, а тот уже недействителен, поскольку по приказу Минздрава «живет» лишь месяц. Значит, больной должен идти на прием к врачу за новым рецептом. Вот несчастные старики и ходят по кругу из последних сил...».

«Кто тут заведующая?! – в помещение врывается почтенного возраста дама с золотым колье на шее. – Почему я, в прошлом ответработник, а ныне инвалид, не могу сразу получить «Фурасеминт», цена которого 9 рублей?!» В ответ Абрамова пытается растолковать ей суть лимитных заморочек. Однако возбужденная клиентка не желает «входить» в чужие проблемы. Прежде чем хлопнуть дверью, она осыпает сочными проклятиями «аптекарей-отравителей» и «врачей-вредителей».

«Такое у нас случается несколько раз на день, – разводит руками Зинаида Константиновна. – К слову, раньше я всегда с удовольствием утром шла в свою аптеку. А теперь – как из-под палки. Знаю ведь, что услышу незаслуженные претензии, оскорбления, ругань. И это при том, что за обслуживание льготников давно не получаю ни копейки...».

На прощание она демонстрирует толстенную пачку льготных рецептов, ожидающих своего часа. Навскидку их здесь – тысячи полторы. Сколько удастся оприходовать в отведенный 30-дневный срок, Абрамова предсказать не берется. Говорит лишь, что только за первые два месяца этого года была вынуждена вернуть в госпиталь 700 просроченных документов.

На просьбу автора этих строк охарактеризовать ситуацию с обеспечением 58 тысяч (данные ЗАО «Протек-31») федеральных льготников нашего региона бесплатными медицинскими препаратами, а заодно дать оценку «телефонному перлу» министра Зурабова откликнулись два компетентных должностных лица. Крайне неблагополучной сходу назвал обстановку на льготном фронте руководитель управления здравоохранения мэрии Калининграда Виктор Шумейко. «Если какие-то лекарства сегодня и доходят до части федеральных льготников, то это не благодаря распоряжениям федерального Минздрава, а вопреки», – подчеркнул он и добавил, что ему постоянно звонят возмущенные граждане льготных категорий. Что они жалуются на то, что их в очередной раз ««прокатили» с лекарствами по команде из «Протека», и грозят поменять «мертвую социалку» на деньги. «Думаю, если дела будут идти столь же плохо, в системе льготного обеспечения останутся лишь те, кто не может выжить без лекарств, – астматики, онкобольные, – заметил Шумейко. – Но, возможно, этого и ожидают в Москве. Ведь иначе как объяснить появление откровенно абсурдного приказа Зурабова? Чтобы его воплотить в жизнь, у каждого врача на столе должен стоять телефонный аппарат. А этого нет, и долго еще не будет. Сейчас даже в регистратуры больные вынуждены дозваниваться часами. Кстати, телефонизируй мы всех медиков, проблему это не решит. Ведь наши врачи ежедневно вынуждены крутиться как белки в колесе – принимать больных, ходить по вызовам. У них попросту нет времени на телефонные переговоры с провизорами...

«Помимо телефонных странностей недоумение вызывает и содержащееся в приказе требование выписывать препараты отечественного производства, – развивает мысль главного медицинского управленца областного центра начальник «льготного» отдела ЗАО «Протек-31» Светлана Лахтюшко. - К сожалению, далеко не у всех импортных лекарств есть российские аналоги. В особенности эта проблема остра для таких социально-значимых групп, как онкология и диабет. Фармацевтическая промышленность нашей страны не в состоянии производить в необходимом количестве такие остро-необходимые лекарства как, например, антигемофильный препарат «Фактор-8» и инсулин...».

Ныне применяемую в регионе схему лекарственного обслуживания льготников, краеугольным элементом которой является «Протек-31», Светлана Михайловна в отличие от господина Шумейко дипломатично оценила на троечку по пятибальной шкале. «Ситуация тяжелая в том плане, что очень жесткие поквартальные лимиты, контролируемые министерством, – пояснила она. – Поэтому мы не можем поставлять сюда товар сверх того количества, которое значится в региональной заявке. Понятно, что на всех больных привезенных нами лекарств может не хватать...».

По словам Лахтюшко, период ожидания выписанного врачом бесплатного лекарства в нашей области якобы составляет 10 дней. Но это, что называется, правило. В исключительных же случаях срок доходит до месяца. Правда, назвать среднестатистический процент этих исключений моя собеседница затруднилось. Она лишь заметила, что в основе их – традиционный российский кризис бюджетных неплатежей: государство должно «протековцам», те – производителям лекарств. Только за прошлый год сумма долга составляет 302 миллиона рублей. Для сравнения: в этом году на лекарства для своих льготников, проживающих в янтарном крае, федеральный центр обязался перечислить ЗАО «Протеку-31» 257 миллионов.

Выступая на прошлой неделе в Госдуме, Михаил Зурабов в очередной раз заверил парламентариев в том, что проблема обеспечения льготников лекарственными препаратами скоро будет решена, так как средств для якобы этого достаточно. Народные избранники же в очередной «последний» раз ему поверили вместо того, чтобы в едином порыве проголосовать за его отставку. Почему так? Почему проклинаемый всеми министр продолжает кормить своими «горькими пилюлями» страну? Может быть, потому, что он необходим власть имущим в качестве громоотвода? Нетрудно держать хорошую мину при плохой игре одного отдельно взятого мальчика для битья…


P. S. Как сообщил Владимир Коколо – руководитель сети аптек «Фармация», по договору с областным правительством, отвечающей за обслуживание так называемых региональных льготников, многие его подопечные, имеющие право на «федеральную» инвалидность, не спешат её оформлять.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.