Уже умерла одна из свидетельниц по делу Игоря Рудникова и Олега Березовского

Все новости по теме: Игорь Рудников
Всего судом заслушано 27 свидетелей и потерпевших. Осталось еще двое. Вчера (13 июня) на заседании были заслушаны комментарии сторон относительно видеозаписи, продемонстрированной на предыдущем заседании...

Самый развернутый комментарий был дан Игорем Рудниковым. Он обратил внимание суда на прерывистость записи и объяснил, что сотрудник милиции делал это по приказанию полковника Лаврентьева, руководившего изъятием газеты. При этом, по словам Рудникова, на видеозаписи нет ни одного эпизода, доказывающего виновность его или Олега Березовского.

Видеозапись была предоставлена стороной обвинения как доказательство вины подсудимых, однако защита посчитала, что она наоборот доказывает их невиновность, поэтому не стала ходатайствовать о неприобщении записи к материалам дела.

Игорь Рудников, Олег Березовский и их защитники также подчеркнули, что никто из них не ругался матом, это ясно слышно в записи, тогда как сотрудники милиции постоянно ругались, что тоже слышно при просмотре записи. Фразы, которые вменяются журналистам как оскорбления милиционеров, по словам подсудимых, в записи звучат так: «Вас пытаются использовать, как безмозглых служак и тупых исполнителей, но вы ведь нормальные люди», - а также «Мы не преступники» и «Бандиты боятся представляться». По мнению защиты, именно из этих фраз были вырваны отдельные слова, которые теперь вменяются им как оскорбления, направленные в сторону пострадавших милиционеров.

Сторона защиты уделила внимание разнице показаний свидетелей и того, что запечатлено на видеозаписи. Так, свидетели рассказывали, что Игорь Рудников висел на микроавтобусе со своим грузом так, что до земли оставался 1 метр, и лягался, не давая автобусу выехать. Защита обратила внимание суда, что момент контакта Рудникова с микроавтобусом запечатлен на пленке, где видно, как Рудников стоит на земле и держится за стеклоочиститель, а высота микроавтобуса не превышает двух метров, что не позволяет на нем висеть. Кроме того, Игорь Рудников описал те действия, которые происходили в момент обрыва видеозаписи. Так, он сообщил, что его самого ударили сотрудники милиции, о чем было позже заявлено в прокуратуру. Но прокуратура не стала возбуждать дело.

Гособвинитель не согласился со стороной защиты и сообщил, что, несмотря на неоднократный просмотр записи, он не смог расшифровать фразы и не согласен, что они звучали именно так. Кроме того, гособвинитель подчеркнул, что действия полковника Лаврентьева (командовавшего изъятием газеты - прим. редакции) признаны проверкой законными, а самого изъятия формально вообще не было. Сторона обвинения также обратила внимание, что если на видеозаписи не запечатлены моменты, когда Рудников и Березовский применяли физическое насилие по отношению к милиционерам, это не значит, что такого не было.

На заседание снова не явились свидетели, а одна из свидетельниц по делу - предприниматель Тяпушева - умерла. Тяпушева занималась грузоперевозками, и микроавтобус, в котором перевозилась газета, принадлежал ей. Из показаний Тяпушевой следует, что она не видела никаких сцен насилия и не слышала, как подсудимые ругаются матом. «При этом, депутаты и сотрудники милиции вели себя недоброжелательно по отношению друг к другу».

Подсудимые заявили ходатайства об изменении меры пресечения на подписку о невыезде или освобождение под залог. Они обратили внимание суда на плохое состояние своего здоровья, о чем могут свидетельствовать врачи, на свои положительные характеристики и поручительства со стороны адвокатов, Калининградской областной Думы и Союза военных офицеров. Олег Березовский просил суд уточнить, какие нужны еще доказательства, что подсудимые смогут проживать в городе Пскове, чтобы иметь возможность их представить. Также Олег Березовский напомнил о том, что он и Игорь Рудников являются депутатами и журналистами, а в Европе обвинение в «клевете» даже не подразумевает уголовного наказания. Адвокаты поддержали подсудимых и просили внимательно подойти к вопросу изменения меры пресечения. Они отметили, что при обвинении по статьям средней тяжести нет необходимости держать подсудимых под стражей и можно уже прекратить терроризировать их за то, что в первый раз они не явились в суд.

Гособвинитель не согласился с ходатайством, сказав, что ситуация нисколько не изменилась и обвинение не видит причин для изменения меры пресечения.
Источник: ПсковИнформбюро

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.