С Кантом в Европу ("Handelsblatt", Германия)

История не обошла стороной и Калининград, бывший Кенигсберг. Люди из российского эксклава на Балтийском море пожимают плечами, когда их спрашивают, чье имя носит их город. Во всяком случае, о сталинисте Михаиле Калинине, до 1946 года - председателе Президиума Верховного Совета СССР, вспоминают только ностальгирующие ветераны Великой Отечественной войны, как называют в России вторую мировую войну. Совершенно иное отношение к Иммануилу Канту. Для многих калининградцев жизнь и творчество знаменитого немецкого философа 18-го столетия, преподававшего в Кенигсберге, являются мостиком между прошлым и будущим.

Завтра исполняет 200 лет со дня смерти Канта. Для философов из многих стран это является поводом для дискуссии в Калининградском университете по вопросу о сегодняшнем значении работ Канта. Прибыл также министр иностранных дел Германии Йошка Фишер (Joschka Fischer), чтобы открыть в Калининграде немецкое консульство, что уже давно планировалось.

Интерес калининградцев к знаменитому сыну Кенигсберга проявился вскоре после 1991 года, когда область утратила статус закрытого военного региона, в результате чего были сняты ограничения на поездки российских граждан и иностранцев. Пионером в этом является философский факультет университета, открытый в 1994 году. Вадим Курпаков, самый молодой доцент университета, работает над биографией Канта на русском языке, на русском она еще никогда не издавалась. Студенты факультета, изучающие основы управления, управление проектами и информатику, станут учеными, педагогами и менеджерами в области культуры.

Изучение творчества Канта является в Калининграде обращением к историческому прошлому. Многие граждане решили относиться к долгой немецкой истории города открыто и честно, черпая из этого чувство самоутверждения. Все в большей мере складывается региональное "я" без отречения от своего национального происхождения проживающих здесь русских, белорусов, украинцев, литовцев и поляков. Эта новая идентификация не ставит под вопрос и принадлежность области к России. Политико-исторические и культурные особенности не могли не оставить отпечатка уже на тех 150 000 советских граждан, которые поселились здесь после 1945 года.

Многие молодые калининградцы воспринимают сегодня себя как часть современной Европы. Об этом свидетельствует знание ими языка, выбор ими профессии, их образ мышления деловых людей, а также их контакты и зарубежные поездки. Тот факт, что до Берлина от Калининграда только 600 километров в то время, как до Москвы надо ехать 1 200 километров, можно с уверенностью рассматривать как свидетельство того, каким может быть сознание этого молодого поколения. Созданный при помощи Балтийского совета при Калининградском университете еврофакультет помогает им приобретать желаемые ими профессии.

После расширения ЕС, которое произойдет 1-го мая, Калининград окажется в окружении стран ЕС. Уже сейчас видно, что введенный 1-го октября прошлого года визовый режим для поездок в Польшу и в Литву, скорее, ухудшил внешнеэкономические отношения Калининграда. Зарубежные специалисты предложили изменить этот визовый режим, поскольку область срочно нуждается в контактах с этими странами.

Очевидно, и российское правительство начало шаг за шагом избавляться от своего нежелания решать острые проблемы, связанные с Калининградской областью, такие, как организованная преступность, загрязнение окружающей среды, эпизоотия и нелегальная миграция. В прошлом инициативы Калининграда в деле реформирования Москва постоянно блокировала. Теперь планируется привести в соответствие с сегодняшним днем закон об особой экономической зоне Калининградской области. Российские предприниматели вкладывают в регион все больше средств. Не побоялись выйти на калининградский рынок также отдельные западные инвесторы, такие, как компания BMW. Жители надеются, что город может стать окном России в ЕС. По крайней мере, философия Канта превратила Кенигсберг в интеллектуальный центр Европы еще 200 лет назад.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.