О Мудраке и Ксюшином языке

Калининградское правительство озаботилось защитой нравственных устоев жителей самого западного российского региона. Местные чиновники разрабатывают закон о борьбе с информацией непристойного содержания. И в качестве одного из первых шагов губернатор Георгий Боос предложил выписывать активным столичным ТВ-тусовщикам Ксении Собчак и Сергею Звереву штрафы за каждое сказанное в телеэфире нецензурное слово.

Региональное министерство культуры представило на рассмотрение кабинета министров проект закона «О защите населения области от негативного воздействия публичной информации». У этого документа непростая судьба. Поначалу он назывался «О защите общественной нравственности и информационных правах несовершеннолетних». Разработчики предлагали создать общественную комиссию, которая занялась бы оценкой сведений и продукции на предмет их потенциальной опасности для здоровья, нравственного и духовного развития несовершеннолетних. Потом было решено, что создание отдельной «оценочной» структуры нецелесообразно. Документ завернули, вместо него в долгих муках рождали новый.

В итоге получился некий суррогат из деклараций, изобретения велосипеда и трудно реализуемых на практике норм. В частности, чиновники решили запретить нанесение на любых поверхностях надписей, изображений, противоречащих общим принципам морали и нравственности. Непонятно, правда, зачем понадобилось изобретать велосипед и запрещать уже запрещенное (в Кодексе об административных правонарушениях есть статья «Мелкое хулиганство»). Да и как отследить исполнение этого требования -- поставить к каждому забору надзирателя, который запретит писать «то самое» слово?

В документе указано, что музыкальные, театрализованные, танцевальные и иные представления, в которых присутствуют элементы эротики, демонстрировать можно только с 23.00 до 4.00. В Калининграде есть пара театров, эксплуатирующих именно такую тематику, -- свои представления они начинают, как правило, в семь вечера. Ни слова не сказано о танце живота, ставшем в последнее время весьма популярным в Калининградской области -- это не менуэт, тут не все так целомудренно.

Чиновники минкульта написали в законе, что демонстрация теле- и радиопрограмм эротического содержания на территории Калининградской области допускается только с ноля до четырех часов местного времени. Однако всякие «такие» фильмы начинаются, как правило, раньше. И вещание ведется не местными каналами, а столичными. Как прерывать их работу, есть ли соответствующие технические возможности и позволяет ли это федеральное законодательство? Когда у разработчиков поинтересовались, как быть, первый заместитель министра культуры Андрей Попов, подумав, ответил, что речь идет о местных телеканалах. Но губернатор Боос, понимая, что там выходят только новости, а эротикой и не пахнет, заявил: «В таком случае гора родила мышь. Надо повлиять и на федеральные каналы. Давайте предложим руководству телекомпаний: хотите вещать на наш регион -- уберите из своего эфира непристойные вещи!»

У министра развития инфраструктуры Александра Рольбинова сразу сработал ассоциативный ряд -- он напомнил коллегам, что не эротикой единой жива "непристойная информация", есть ведь еще и такие телевизионные явления, как Сергей Зверев и Ксюша Собчак. «Их же постоянно по телевизору показывают. И они там нецензурно выражаются! Что с ними делать?» -- сказал он. Г-н Боос предложил: «А давайте выписывать им штрафы. А потом и другие регионы подключатся! И когда они получат штрафы изо всех субъектов России, то станут вести себя иначе». Идея, конечно, занятная, но вряд ли реализуемая на практике.

В этом главная проблема закона -- как от слов перейти к делу? Объявить, как когда-то, что «у нас секса нет»? Или руководствоваться христианской моделью, о которой в ходе обсуждения напомнил представитель Калининградской епархии Русской православной церкви священник Сергий: «Вы говорите об эротике, порнографии. Но ведь в христианской морали это все одно -- блуд...» Как определить, что та или иная информация имеет негативное влияние? В проекте закона сказано, что запрету подлежит не только непечатная лексика, но даже слова, схожие с нецензурными. Кто составит их перечень и определит степень схожести? Губернатор Боос, признав, что сделать это очень непросто, привел такой пример: «Раньше в московском правительстве был чиновник по фамилии Мудрак. И что?»

В итоге решили закон доработать, обратиться за помощью к экспертам-лингвистам, юристам, представителям разных конфессий и прочим заинтересованным лицам. Заодно предстоит выяснить, кто же будет отслеживать выполнение этого закона -- возможно, специальная комиссия при региональном правительстве.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.