За что судят журналистов

Все новости по теме: Игорь Рудников
10 июля возобновился процесс над калининградскими журналистами Игорем Рудниковым и Олегом Березовским, которые обвиняются сразу по нескольким статьям УК. В частности, Рудникову инкриминируют девять эпизодов, в числе которых не только печатное слово, но и, например, оскорбление и нанесение увечий 22 представителям правоохранительных органов при исполнении ими служебных обязанностей. Три эпизода «числятся» за Олегом Березовским. Все они связаны с его газетными публикациями. По одному из главных эпизодов суд присяжных Псковской области 2 июля оправдал Олега.

В данном случае речь идет о статье, в которой рассказывается о некоем Александре Фуксе, на дому у которого в 2004 году правоохранительные органы Калининграда обнаружили большую партию гашиша. Суд первой инстанции наказал наркодельца 4 (!) годами лишения свободы, однако уже через год наркодилер вышел на свободу. После этого и была опубликована та злополучная статья «Фукс и 15 тысяч долларов за оправдательный приговор». Публикация сильно задела судей, вынесших приговор, — по их обращению и было возбуждено уголовное дело по факту клеветы (наказание по этой статье — 5 лет лишения свободы). Беспристрастности ради процесс был перенесен в Псков, и рассматривать дело поручили суду присяжных. Кстати, это было первое в России (!) уголовное дело против журналиста за его профессиональную деятельность, которое рассматривали народные заседатели.

Ранее в Псковской области уже проходило 7 судов с участием присяжных, и все они заканчивались обвинительными приговорами. Однако в данном случае все 12 заседателей высказались в пользу Олега Березовского с убийственной для следствия формулировкой: «за отсутствием события преступления».

Другая публикация была связана со съемками на крейсере «Аврора» порнофильма, о чем страна узнала в том числе и из программы Андрея Малахова. Приглашенный для участия в нем режиссер «творения» некто Прянишников лично подтвердил, что наиболее пикантные сцены этого «шедевра» снимали именно на корабле революции.

Много нестыковок возникает, когда речь заходит и о статье «Бордель «Акварель». В ней идет речь о сауне с очень специфическими услугами, которая находилась в частной собственности у г-на Крамаренко — преподавателя Калининградского университета и мужа заместителя председателя Калининградского областного суда Ольги Крамаренко. Всего же против Рудникова и Березовского было возбуждено 15 уголовных дел.

Сейчас суд перешел к тому, что заслушивает свидетелей защиты. Также готовы будут предоставить свои доводы и обвиняемые.
«В невиновности уверены абсолютно»

Корреспонденту «АиФ — Псков» удалось пообщаться с подсудимыми журналистами.

— Готовы общаться на любые темы, но о суде пока давайте подождем, — сразу же расставили точки над «i» наши собеседники. Понять такую позицию можно: заключение под стражу, почти три месяца в следственном изоляторе, обвинения в ходе процесса в том, что журналисты, даже сидя в камере, через газеты (!), телевидение (?) и Интернет (?!) оказывают влияние на свидетелей со стороны обвинения — эти и другие нюансы заставили «фильтровать базар».

А вот о пребывании в СИЗО N1 Игорь Рудников поведал без проблем:

— Когда меня задержали, я весил 83 кг, а вышел оттуда уже 73. Примерно так же «постройнел» и Олег. С тех пор как я впервые стал депутатом областного Думы, стал испытывать трепетное отношение ко сну: мне катастрофически не хватало времени на это полезное времяпрепровождение. Что в принципе понятно: мой стаж в качестве «слуги народа» насчитывает уже 11 лет. Так что, попав в камеру, еще подумал: теперь обязательно отосплюсь. Не тут-то было! Не могу пожаловаться на условия содержания — они вполне нормальные для СИЗО, но угнетает сама атмосфера. Может быть поэтому не удавалось заснуть более чем часа на три. Не говоря уже о том, что попытаться удобно расположиться на шконке (так называется откидная полка, где положено отдыхать задержанному. — «АиФ-Псков») — это высший пилотаж, который оказался нам недоступен. Впрочем, особого времени у меня и не было: приходилось все время работать, готовиться к судебным заседаниям. В связи с этим у меня резко село зрение. Решка — окошко в камере небольшое, и света от него на самом деле мало. И совсем его не хватает, когда в камере по несколько дней нет электричества. Чем это объяснить — не знаю, тем не менее факт остается фактом.

— Вы с Олегом находились в разных камерах. Кто был вашим соседом, как строились ваши отношения?

— С моим коллегой мы встречались только на суде. С сокамерниками же у нас были вполне нормальные отношения. И в питерских «Крестах», и в «Матросской тишине». К слову, по знаменитому тюремному телеграфу, уже на следующий день после нашего прибытия в Псков, весь СИЗО знал, что привезли двух журналистов. Нас, к слову, сразу окрестили: «политические»!

Говоря о товарищах по несчастью, не могу не вспомнить парня, который был моим соседом уже в Пскове. Его звали Алексей Тимофеев. Бывший детдомовец, в свои 39 уже пару раз побывал на зоне. Попался в третий раз, за кражу. Он очень тяжело переживал и откровенно рассказывал о своей жизни. Меня поразила его юридическая безграмотность. Свободного времени у меня не хватало, но я помог ему составить несколько ходатайств, жалоб. У него тоже скоро должен был состояться суд, поэтому я набросал ему примерный текст его последнего слова. Он очень не хотел попасть снова на зону, и каково же было мое (поверьте!) радостное удивление, когда он сообщил, что суд определил ему 2 года условно. Потом, когда мы встретились, я ему прямо сказал: больше шансов у тебя не будет. Поэтому пришло время решать: или ты собираешься продолжать свою прежнюю жизнь — или завязываешь с прошлым. Мне хочется верить в лучшее.

— Что было самым трудным за время, пока вы находились под стражей?

— Успокоить мать, жену. Попытаться внушить уверенность коллегам и друзьям в том, что наше дело, как раньше говорилось, правое и победа будет за нами.

— В случае, если суд примет решение в вашу пользу, чем вы намерены заниматься?

— Депутатских полномочий с меня никто не снимал, поэтому я намерен продолжить работу в Комитете по безопасности и правопорядку Калининградской областной Думы, не говоря уже о своей главной профессии — журналистике.

— И последний вопрос: вы уверены в том, что приговор будет в вашу пользу?

— В своей невиновности мы уверены абсолютно. Какую оценку нашим аргументам и доводам даст суд — сказать затрудняюсь.
Вот это да!

После оправдательного приговора суда присяжных 2 июля Березовского и Рудникова освободили из-под стражи под залог. Который в совокупности составил… 750 тысяч рублей. Интересно, что ранее в практике судов были случаи, когда обвиненных в убийстве отпускали под суммы 50–60 тысяч рублей.
Источник: АиФ Псков

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.