Страховые компании пытаются сократить свои расходы за счет автомобилистов

Все новости по теме: Война на дорогах
Похоже, основной статьей «экономии» страховщики выбрали компенсационные выплаты за ущерб, причиненный в ДТП «пожилым» автомобилям. В этом пришлось убедиться на собственном опыте корреспонденту «Калининградской правды».

История эта началась несколько месяцев назад. Тогда в вечерних сумерках не в меру шустрая «маршрутка» выскочила с второстепенной дороги и подрезала меня на развязке улиц Дмитрия Донского и Горной. Пришлось резко затормозить. В итоге мой «опелек» 25-летней «выдержки» получил весьма основательный удар в корму от не успевшего среагировать попутчика. Последствия оказались плачевными – бампер валялся на асфальте, фонари разбиты, задняя панель и крышка багажника помяты. После исполнения затянувшихся до ночи формальностей с трудом добрался до гаража. А утром, осмотрев машину, обнаружил оставшиеся не замеченными в темноте повреждения. Повело лонжерон и «нарисовалась» складка на дне багажника. «Качественно тебя «отрихтовали». Тысяч в двадцать ремонт обойдется», – «обрадовал» знакомый автослесарь, оценив на глазок причиненный автомобилю ущерб.

Собрав все необходимые бумаги, я отправился в калининградский филиал «Московской страховой компании». Именно там была застрахована «автогражданка» догнавшего мою машину водителя. В уютном офисе миловидная девушка выписала направление на проведение бесплатной автоэкспертизы в ООО «Оценка-Экспертиза». Тамошний спец дотошно изучил покореженный автомобиль и составил акт дефектовки. От его опытного глаза не укрылась ни одна «ссадина» на кузове моего страдальца. «Осаговская» система работала как часы. Но, как выяснилось, лишь до определенного момента. Я уже прикидывал, в какую мастерскую лучше сдать машину на ремонт, когда получил документ с указанием причитающейся компенсационной выплаты. Сумма, предложенная страховщиками, была почти в два с половиной раза меньше необходимой!

Нет, я, конечно, предполагал, что «копеечку», в которую обойдется восстановление автомобиля, могут занизить. Но не так же круто! В страховой компании любезно объяснили, что платят ровно столько, сколько насчитает оценщик. А в экспертном бюро попросту разговаривать отказались. Дескать, они со мной вообще никаких отношений не имеют. Их заказчики – страховщики. Вот такое оказалось общество – с очень ограниченной ответственностью. «А чего ты хочешь? – удивился один из моих гаражных знакомцев. – У каждой страховой фирмы свои «карманные» оценщики. И «напрягать» тех, кто их кормит, им совершенно не к чему».

Не желая повторять судьбу старой песенки, той, что все время ходит по кругу, я решил прибегнуть к помощи независимых специалистов и обратился в лабораторию судебной экспертизы. Там, посмотрев «оценочно-экспертное» заключение, долго хихикали - мол, большей профанации давно не встречали. Однако за свою работу запросили совсем не малые деньги. Потому я вновь направил стопы по ставшей уже привычной дороге – в страховую компанию. На сей раз беседовать пришлось с директором. Уяснив ситуацию, Вячеслав Судоплатов подвергать сомнению компетентность своих «оценочных» подрядчиков не стал. Напротив – пригрозил перевести дело в плоскость суда и лишить грозящих ему разорением «неприкормленных» экспертов лицензии. Оставалось лишь одно – на самом деле писать исковое заявление в суд. Что я, собственно, и сделал, предварительно заручившись заключением независимой автоэкспертной организации. И потребовал взыскать со страховой компании объективную страховую выплату, а также возместить расходы на экспертизу.

За день до первого слушания дела мне позвонил представитель «московских» страховщиков и предложил... мировое соглашение. Его условия заключались в следующем: мне выплачивают полностью реальную стоимость ремонта машины и половину цены проведенной за мои деньги экспертизы. А почему половину? Да за все мытарства мне еще и доплатить бы не грех. К тому же отчего это речь об «отступных» зашла лишь после того, как закрутилась судебная машина? Короче, пойти на мировую я отказался.

Разбирательство, как водится, продвигалось ни шатко ни валко. И вот, наконец, наступил день заключительного заседания. В кабинет мирового судьи кроме меня пригласили второго участника ДТП и юриста «Московской страховой компании». Обосновывая свою позицию, представитель ответчика привел «железный» аргумент. Мол, машина моя недорогая да еще и старая, и потому больших денег для ее ремонта не требуется. Пардон, но в соответствии с законом об обязательном страховании автогражданской ответственности возраст пострадавшего авто влияет лишь на цену подлежащих замене запчастей. А восстановительные работы стоят почти одинаково что для крутого «мерса», что для видавших виды «Жигулей».

Другим краеугольным камнем точки зрения «правозащитника» страховщиков стало положение закона о том, что независимую экспертизу водитель пострадавшего в аварии автомобиля должен проводить за свои деньги. Но ведь прибегнуть к ней меня вынудили. Насчитай «Оценка» реальную сумму, и конфликт не возник бы. А коль страховая компания связалась с недобросовестной экспертной фирмой, пусть и раскошеливается. Удивительно (а может быть, наоборот - закономерно), но «соучастник» по ДТП во всем поддержал меня.

Дав возможность высказаться сторонам, судья вынес вердикт: все мои требования удовлетворить полностью. Впрочем, ответчик может еще обжаловать решение суда первой инстанции, и тогда эта «эпопея» продолжится. Но одно ясно уже сейчас – на поводу у страховщиков идти не стоит.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.