Русский транзит: на последнем дыхании

Миграционная политика российских властей остается одной из главных внутренних проблем страны. Вот уже более 15 лет Россия пытается справиться с потоком беженцев и вынужденных переселенцев, хлынувших на ее просторы с окраин бывшего СССР. Но из-за неэффективности принимаемых законов и решений, чиновничьего произвола ситуацию пока не удается разрешить в интересах граждан и страны. Миллионы бывших соотечественников, включая и этнических русских, все еще вынуждены преодолевать многочисленные бюрократические преграды и уловки, доказывая свое право быть. «Росбалт» завершает серию публикаций о миграционной политике России и попытках властей извлечь пользу для решения внутренних проблем страны из «стихийного бедствия», в которое превратились для нее мигранты.

На последнем дыхании

Вопреки здравым прогнозам и предупреждениям юристов и экспертов о негодности и даже вреде проекта нового закона «О гражданстве», который был разработан межведомственной группой под руководством заместителя (тогда) главы администрации президента Виктора Иванова, он все же был принят Думой, подписан президентом и вступил в действие в 2002 году. Практика его применения подтвердила самые худшие опасения: новый долгожданный закон не принес никакого облегчения ни стране, ни соискателям российского гражданства из республик бывшего СССР.

Наоборот – закон нанес сокрушительный удар по надеждам не только соотечественников, уже приехавших или собирающихся в Россию, но и миллионов этнических русских, сидящих на чемоданах. Все они были уравнены в правах на получение статуса гражданина РФ с африканцами и «прочими шведами».

За гранью досягаемости оказалось российское гражданство для многих военнослужащих. Перед соотечественниками опустился новый, уже законодательный, занавес. Теперь, чтобы стать гражданином России, необходимо было прожить здесь как минимум пять лет, доказать наличие законного источника доходов, сдать экзамен по русскому языку. Да, это нормально по отношению к инородцам из дальнего зарубежья. Но русских-то, которых когда-то партия и правительство посылали на передовые рубежи коммунистических строек в самые отдаленные уголки СССР, за что так? Закон справедливо окрестили «людоедским».

Как рассказывают депутаты, которые пытались воспрепятствовать его принятию в таком виде, на самом деле был принят подложный, а не согласованный закон. Для голосования, вспоминают они, депутатам раздали проект закона, в который не были внесены уже ранее одобренные поправки (такая практика подмены текста известна со времен горбачевского Верховного Совета СССР). Более того, по заявлению 12 членов Комитета Думы по государственному строительству, закон не рассматривался на его заседаниях. В общем, всеми правдами и неправдами закон был «продавлен» пропрезидентским большинством. Группа депутатов даже собиралась обратиться в Конституционный суд с жалобой на подлог документа.

Общественность же среагировала на принятие удушающего закона по-своему. 20 июня 2003 года совет общероссийского движения «За права человека» принял заявление о работе над этим законом заместителя главы администрации президента Виктора Иванова с требованием его «отстранения (...) от руководства миграционной политикой (…)». А 21 июня 2003 года это заявление было поддержано на общероссийской конференции «Гражданские инициативы — демократическим партиям». Конференция приняла решение начать кампанию за отставку Иванова.

Надо отдать должное президенту – он быстро понял ошибочность нового законодательства о гражданстве. «Принятые в прошлом (2002 – «Росбалт») году законы были призваны навести порядок в миграционных потоках, сделать их прозрачными. То, что получилось, не способствует решению этих задач. Скорее создает серьезные проблемы для большого количества людей», — честно заявил Владимир Путин в послании Федеральному Собранию.

Спустя некоторое время по его инициативе были внесены поправки, дающие беженцам и вынужденным переселенцам шанс. В частности, был отменен пятилетний ценз оседлости для родившихся на территории России, введена новая норма упрощенного получения российского гражданства для определенных категорий граждан – военнослужащих-контрактников, студентов, получивших образование в России.

Но, по мнению экспертов, даже улучшенное и исправленное издание горемычного закона о гражданстве РФ от 2002 года не решало всей давно назревшей и перезревшей проблемы регулирования миграционных потоков в стране. «Проблему гражданства, — сказал журналистам депутат Думы Виктор Алкснис, — поправки решают на 40%. Но они совершенно не решают вопрос с теми 27 миллионами русских, которые сегодня проживают за пределами России». (Судя по всему, точной цифры количества русских за рубежами нашей Родины не знает никто. Чаще всего называется 25 млн.)

На местах по-прежнему лютует бюрократический заслон. Все еще ждет реализации поправка относительно толкования понятия «проживание». Чиновники ФМС и ее подразделений до сих пор ссылаются на эту норму старого, от 1993 года, закона, уверяя, что это то же самое, что и «прописка». По-прежнему в нарушение российских законов удельные князьки в паспортных столах отбирают уже у законно легализовавшихся граждан РФ российские паспорта, объявляя их… негражданами. Даже, например, при наличии российской военной пенсии отсылают людей в суды доказывать там свое «проживание», заявляя, что ни трудовая книжка, ни справка с места работы не являются для них документами.

Очевидно, горько шутят сами мигранты, здесь в ходу «документы» зеленого цвета. Ведь многие еще помнят скандал, с которого началась новая самостоятельная жизнь ФМС под руководством генерала Константина Ромодановского – тогда в результате спецоперации была поймана банда мошенников, торговавшая российскими паспортами. «Ведь стыдобища какая, — с болью пишет глава всероссийского «Форума переселенческих организаций» Лидия Графова, — любой наркоторговец или террорист в два счета российское гражданство купит, а безденежного русского переселенца будут до изнеможения в бюрократической мясорубке крутить, а потом еще могут и депортировать из России. И все вроде бы по закону».

С приходом в 2004 году в ФМС России генерала Ромодановского, которому было поручено разгрести «миграционные конюшни», наметился обнадеживающийся сдвиг в сторону очеловечивания переселенческих процессов, и у экспертов появился осторожный оптимизм. Кажется, спустя 15 лет в этой службе, претерпевшей множество реорганизаций и пережившей семь начальников, начали различать сами мигрантские потоки – трудовые мигранты, которым просто не нужно российское гражданство, и те, кто возвращается навсегда. Соответственно, и законы, и отношение к этим потокам должны быть адекватными.

15 января 2007 года можно назвать в некотором смысле революционным днем для мигрантского движения в России: в действие вступило новое законодательство. Теперь нелегальные мигранты, прибывающие из СНГ (по разным оценкам, их от 5 до 20 млн. человек, ФМС называет цифру в 10 млн.), смогут встать на учет по упрощенной схеме – даже послав уведомление по почте. Включен такой мощный ресурс миграционного процесса, как ответственность работодателя. Речь идет о поправках в закон «О правовом положении иностранных граждан в России», в «Кодекс об административных правонарушениях» и о новом законе «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства».

Но, как отмечают правозащитники, и здесь не все так гладко. Еще остается в силе норма закона «О правовом положении иностранных граждан в России», из-за которой мигранты вынуждены выехать хоть на какое-то время обратно, чтобы снова пересечь российский кордон, получив таким образом право упрощенной регистрации уже по новому закону. Кроме того, либерализация не коснется внутренней миграции: для россиян с паспортами по-прежнему сохранится жесткая система регистрации при переезде на работу из города в город. Кому и зачем это нужно? Вопрос, кажется, риторический.

Сдвинуть с места в нужном направлении тяжелый воз миграционных проблем должна помочь и новая государственная программа содействия добровольному переселению соотечественников в Россию. Программа запущена в 2006 году указом Владимира Путина и «направлена на объединение потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями развития российских регионов». Эта президентская инициатива должна способствовать решению демографических проблем страны, привлечению рабочих рук, заполнению людьми больших опустевших по разным причинам российских территорий. Кстати, межведомственную группу по разработке государственной программы содействия добровольному переселению в Россию соотечественников из-за рубежа снова возглавил помощник президента… Виктор Иванов. Тут уж не знаешь, кого больше жалеть – его самого или жертв его миграционной политики.

Программа рассчитана на шесть лет – с 2006-го по 2012 годы, и предполагается, что она будет реализована в три этапа. Главный уже начался — регионы страны определили, сколько людей им необходимо, и сколько они смогут принять. Вокруг программы был развернут нешуточный пиар по всем каналам телевидения и радио. Казалось, вот-вот и в Россию прольется переселенческая благодать. Ведь на сей раз государство, похоже, всерьез взялось помочь и себе, и соотечественникам, подкрепив слова материальной помощью. В так называемом компенсационном пакете — часть расходов, связанных с возвращением на родину, единовременное пособие, частичная или полная оплата расходов на поиск работы, лечение, детский сад, школу, техникум. Те, кто не смогут найти работу сразу, будут получать ежемесячное пособие.

«Прошло уже больше года, как принята государственная программа содействия добровольному переселению соотечественников в Россию, — говорит Лидия Графова, — а перевезено из Латвии в Калининград всего лишь пять семей. Этакая утешающая пиаровская погремушка... Кстати, эти люди уже имели российское гражданство». В начале июля 2007 года Федеральная миграционная служба обнародовала официальную информацию, как сработала правительственная переселенческая программа за это время. Результат пока удручающ, если не сказать резче: переехало только 10 семей. Хотя власти объявили о намерении переселить в Россию не менее 300 тысяч квалифицированных специалистов. Впрочем, ФМС пообещала бум переселения в августе. Но уже и он на исходе…

Очевидно, что народ за многие годы напрасных ожиданий, обманов и страданий разуверился в том, что кто-то его на самом деле ждет в России. А если говорить конкретно о бывшей советской Прибалтике, то приведенный Графовой факт свидетельствует о том, что на самом деле не так уж русские прибалты рвутся домой, в Россию. Они предпочитают жить там, несмотря на антирусскую истерию и даже на то, что сотни тысяч из них объявлены негражданами.

По мнению эксперта по вопросам демографии Жанны Зайнчковской, заведующей лабораторией миграции Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, потребность России в мигрантах до 2020 года составит не менее 10 млн. человек. То есть для преодоления демографического кризиса ежегодно к нам должны приезжать и обустраиваться на ПМЖ примерно миллион человек в год.

Промежуточный скромный результат программы переселения соотечественников после ее громогласной и всесторонней презентации наводит на размышления, что время для активного и эффективного использования миграции как инструмента решения внутренних демографических проблем страны безнадежно и, вероятно, навсегда потеряно. Бурный поток переселенцев 90-х годов практически пересох, а несколько лет назад наметился даже их возврат обратно в республики (речь идет прежде всего о Казахстане). Многие русские, которые хотели уехать из новых независимых республик, давно уже уехали – не в Россию. В основном, в дальнее зарубежье. Сегодня остался хилый ручеек из тех, кто по каким-то причинам не успел или не смог выехать. В основном это соотечественники, включая русских, из Средней Азии. Похоже, это последнее дыхание русского транзита, которое еще может уловить страна.

Но остается еще довольно мощный параллельный поток рабочей миграции из стран СНГ – в основном, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Молдовы. Они не гнушаются любой, даже самой «грязной» и низкооплачиваемой работы, которую уже не хотят выполнять коренные жители России. Сумеют ли власти эффективно использовать для блага страны хотя бы этот поток, или получится «как всегда»?
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.