Бросившая новорожденного ребенка женщина теперь пытается вернуть его обратно

В Калининградской области разыгралась коллизия, достойная стать сюжетом самой закрученной "мыльной оперы". Бросившая новорожденную дочь женщина через два месяца раскаялась и попыталась вернуть ребенка. Однако у девочки уже оказались новые родители. Теперь несчастная мать больше никогда не увидит свою дочь.

В начале мая в родильном доме калининградского городка Зеленоградск оформили очередного подкидыша.

- Я как раз дежурила, когда в районе полуночи к нам вбежал мужчина, - вспоминает заведующая детским отделением Людмила Романюк. - Оказывается, он направлялся в больницу за помощью, а оказался спасителем сам. На пороге приемного покоя он обнаружил пищащую котомку. В сумке оказалась новорожденная девочка. Кроха такая, носик кнопочкой, глазки заплаканные. Здоровый ребеночек, однако с явными признаками переохлаждения кожных покровов.

Милиция попыталась найти мать малышки, однако неудачно. Несколько недель опера впустую шерстили все адреса местных маргиналов, выясняя, кто из любительниц выпить-закусить недавно разрешился от бремени.

- Искали несознательную мать и среди несовершеннолетних девчонок, однако и в этом направлении поиски зашли в тупик, - пояснил "Известиям" и.о. прокурора района Александр Гринь.

Подброшенному ребенку медики оказали необходимую помощь. Девчушку не только удалось выпестовать и вылечить - подкидышу оперативно нашли новых родителей.

А спустя два месяца, когда процесс удочерения уже был оформлен, в отделение милиции явилась бросившая ребенка мать! "Кукушкой" оказалась вполне добропорядочная женщина, к тому же воспитывающая двоих детей. В Зеленоградск Ольга Кузнецова (фамилия изменена) с детьми переехала два года назад. Устроилась на работу, от предприятия получила комнату в общежитии. Там же на работе познакомилась с мужчиной - обстоятельным и толковым.

- Я сама из многодетной семьи, - рыдая, рассказала "Известиям" раскаявшаяся. - Когда поняла, что беременна, не сразу рассказала об этом Геннадию. На пятом месяце только. Думала, обрадуется. Он же с неродными детьми нормально общался. А он, как истукан, заладил: "Нам троих не прокормить. Так и сдохнем в общаге". Я несколько месяцев его увещевала. А Гена условие поставил: или он, или ребенок.

Тому, что решится бросить малыша, Ольга не верила, даже когда ушла рожать к подруге, даже когда родила очаровательную девчушку. Но вернуться в общежитие с малышкой не смогла. Тогда ей казалось, что все эта нелепая история происходит не с ней.

- Я была не в себе, - сквозь слезы вспоминает Ольга. - Как со стороны за собой наблюдала. Словно это не я, а кто-то другой. И все это время, пока дочь укладывала, все Генины слова вспоминала. Как в дурмане, положила котомку на порог и ждала поодаль, пока ее не заберут. Ждала и плакала. После того как мужчина занес дочку в приемное отделение, мне так тошно стало. Я домой пришла. Не то что с мужем, с детьми недели две не разговаривала. Два месяца с собой боролась, потом уже не в силах оказалась. Гену за порог выставила, а сама в милицию пришла.

Однако раскаяние не поможет матери вернуть дитя. В городской больнице выразили сожаление по поводу случившегося, но открыть матери тайну удочерения категорически отказались. Единственное, что достанется Кузнецовой в память о самой чудовищной ошибке, - котомка и простынки, в которые был завернут младенец в тот злополучный вечер.

О своем гражданском муже Ольга говорить теперь отказывается. Она ни в чем не винит Геннадия, просто не хочет о нем вспоминать. Что произошло между этими некогда близкими людьми, догадаться несложно.

- Я теперь приговорена к пожизненному поиску своей дочки, - призналась Ольга Кузнецова. - Если бы не мои дети, выступила бы на всю страну с просьбой ее вернуть. Когда они вырастут, я им все расскажу. Но вряд ли это поможет исправить то, что я сотворила. Мне теперь каждую ночь мои родители снятся. Они меня проклинают...
Источник: Известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.