Хотят ли русские домой?

Время для презентации в ФРГ самого западного российского региона было выбрано удачное. В понедельник завершились российско-немецкие консультации на высшем уровне (между президентом РФ Владимиром Путиным и канцлером ФРГ Ангелой Меркель), прошло очередное заседание форума «Петербургский диалог». В этих мероприятиях принимал участие и губернатор Георгий Боос. Поэтому вполне естественно, что рассмотренная лидерами двух стран тема отношений России и Германии в глобальном ключе получила своё конкретизированное продолжение как раз на примере Калининградской области.

Лишние люди

Делегация нашего региона во главе с губернатором прибыла в Лейпциг во вторник, 16 октября. Там, в здании генерального консульства РФ, прошла встреча с соотечественниками.

Поначалу казалось, что она вызовет слабый интерес среди местных «наших»: людей в дипмиссию пришло мало (причём львиная доля - «обюргерившиеся» пенсионеры, которые вряд ли променяют пол с электроподогревом в своей «чужой» ванной на «родные» бытовые неурядицы). Однако постепенно народ прибывал и прибывал. Немало пришло людей среднего возраста, была и молодёжь. Когда набралось около сотни, всех пригласили во внутренний дворик генконсульства – началась презентация миграционной программы Калининградской области. Первое время люди слушали пусть вежливо, но с недоверием - посмотрим, мол, что расскажут эти приезжие.

За последние годы эмигранты так привыкли, что в России всё не слава Богу (а ведь убеждённость в этом – один из основополагающих факторов при принятии решения покинуть родную страну), что рассказ о динамично развивающейся Калининградской области показался некоторым удивительным. Губернатор и министры, говорившие о многочисленных успехах, пилотных программах и национальных проектах, вряд ли могли слышать скептические смешки и видеть ухмылки, которыми встречались их слова на задних рядах. Но постепенно стена недоверия растаяла. Стали задавать конкретные вопросы: как, например, получить статус переселенца-соотечественника, если семья смешанная? Каков размер подъёмных? И поможет ли региональная власть решить жилищную проблему, посодействует ли в трудоустройстве?

Губернатор Боос заверил: «Человек, находясь здесь, заполняет анкету, указывает в ней желаемое место работы и отправляет к нам. А у нас в области на каком-либо предприятии место для него резервируется и держится в течение двух месяцев». По его мнению, в регионе сейчас серьёзная потребность в рабочих руках - свободны до 70 тысяч мест. Причём в самых разных сферах. Заработки же вполне способны конкурировать с европейскими (в то время как общие траты при более низком уровне жизни гораздо терпимее). Так, по словам министра образования регионального правительства Наталии Шерри, учителя в нашей области получают от 15 до 50 тысяч рублей. Примерно столько же имеют и чиновники - начинающий сотрудник правительственного аппарата может рассчитывать на 15 тысяч, начальник министерского отдела - на 35. Кто-то, решив, что этого мало, покинул презентацию. Но были и те, кого рассказ о динамичном развитии Калининградской области впечатлил.

Например, семья Никитиных готова оставить свой маленький Рудольштадт в Тюрингии и переехать в Калининград. В Германии Константин и Ирина, когда-то покинувшие Новосибирск ради лучшей доли за рубежом, так и не смогли основательно закрепиться, став там, по сути, лишними людьми. Константин может работать водителем, сварщиком, стропальщиком, крановщиком, но в ФРГ применения своим умениям не нашёл. Его 33-летняя жена Ирина сидит с двумя дочками Анной и Софией. Все вместе живут на соцпособия - в месяц на семью из четырёх человек набегает чуть больше 1100 евро. Константин говорит, что будущего для его домочадцев в Германии нет. Свои надежды они связывают с Калининградом. «Мы уже настроились на переезд. Я был в Калининграде. Оформим все документы и поедем», - говорит он.

Другой пример - это Василий Гайст (молодой парень, учится журналистике в Вене). Казалось бы, всё у него нормально - настоящее, судя по месту учёбы, устроено неплохо, и есть, видимо, перспективы в будущем. Однако идею переселения в Россию он рассматривает всерьёз, даже специальный интернет-портал для содействия соотечественникам создал. После презентации в генконсульстве Василий минут двадцать «пытал» министра регионального правительства Михаила Плюхина, отвечающего за миграционную программу. Парня с русским именем и немецкой фамилией интересовали условия работы на заводе по производству детского питания «Hipp» в Мамоново. Неужели он на самом деле променяет Берлин и Вену на Калининград и Мамоново?

В Тюрингии и Саксонии проживает около 50 тысяч наших соотечественников. И, по словам генконсула РФ в Лейпциге Геннадия Голуба, значительная часть из них находится в неведении относительно действующей в регионе миграционной программы. «А такие презентации, конечно, полезны», - заметил он.

Они боятся обмана и одиночества

В приватных беседах русские немцы нередко жалуются на жизнь в Германии - сетуют на то, что перспектив для них там никаких, и обиженно рассказывают, как им унизительно быть людьми второго сорта. Например, врач, уехавший из России в Германию, вряд ли может рассчитывать, что ему удастся открыть там свою клинику. В подавляющем большинстве случаев мигрантам отводится роль обслуживающего персонала - ассистенты, помощники. И если турки или индусы на такую карьеру с радостью соглашаются, то для русских - это трагедия, крушение надежд: ехали на Запад за «синей птицей», но получили ту же фигу (только более политкорректную). Таких не сумевших найти себя профессионалов немало. И вот они-то и смогут стать «первой волной» ремигрантов – людей, однажды покинувших Родину, но решивших вернуться.

Когда Георгий Боос общался с соотечественниками в Берлине, на встречу с ним среди полутора сотни других пришла и Ольга Бутова. Эта миловидная женщина восемь лет назад уехала из Калининграда. В Германии она окончила университет, специализируется на молекулярной генетике, по-немецки говорит, разумеется, отлично. «Я знаю, как за последние годы всё изменилось к лучшему в Калининградской области. И очень хочу вернуться. У меня даже квартира в Калининграде есть. Но вот проблема - смогу ли я у вас работать по специальности? Простым учителем быть не хочется...» – задала она губернатору свой вопрос. Георгий Боос с ходу предложил решение: «Такие специалисты нам очень нужны - мы активно развиваем медицинский факультет в нашем РГУ имени Канта. Дайте мне свою анкету, я переговорю с ректором Андреем Клемешевым, и вы будете работать!» Позже Ольга рассказала автору этих строк, что жить в Калининграде и работать там по своей профессии мечтает уже давно. «Калининград – это всё-таки мой дом», - заметила она. Домой, как известно, лучше всего возвращаться тогда, когда тебя там ждут.

Вопрос Ольги Бутовой хоть и частный, однако говорит он о многом. Абсолютному большинству русских, уехавших в Германию, однажды уже пришлось пройти через испытание пустотой – они были одни в чужой, по сути, стране, с которой их связывали только фамильные корни. Преодолеть это испытание они сумели благодаря вере в лучшую жизнь. Не потерять себя и сохранить надежду им помогли такие же русские переселенцы, приехавшие раньше. Поэтому и выражали в Берлине соотечественники, которые вновь боятся стать никому не нужными, такие сомнения: «Мы бы хотели построить у вас компактное поселение для российских немцев. Обращались к главе Гурьевского округа с просьбой выделить нам землю ещё в прошлом году. Но до сих пор ответа нет!» Бдительные соотечественники, приученные держаться друг за друга («чтоб не пропасть поодиночке»), уже наверняка заподозрили неладное. Но ларчик просто открывался. «А глава Гурьевска землёй не распоряжается. У нас все участки распределяются через аукционы – всё происходит публично, чтобы у людей не было сомнений в легальности», - пояснил губернатор.

Вопросы без ответов

По мнению губернатора Георгия Бооса, эффект от таких встреч пока трудно просчитать. Проекты, связанные не просто с более-менее упорядоченной миграцией, но вообще с любыми масштабными передвижениями людей, реализуются непросто. Станет ли человек отказываться, например, от соцпособий или должности лаборанта в Берлинском НИИ и срываться с насиженных мест? А если всё же решится, то нужен ли он, не сумевший найти себя за границей, здесь, в России? И что будет с его детьми (которые по-русски уже и говорят наверняка с акцентом)? И каковы истинные причины, побуждающие людей возвращаться? Разочарование в западном укладе жизни или то, что принято называть ностальгией? Вопросов по ходу реализации миграционного проекта возникает очень много, не на все удаётся найти ответы сразу. Многие ответы подскажут жизнь, практическая реализация программы. Хотят ли русские домой - об этом мы узнаем совсем скоро.

«О результатах наших встреч можно говорить позже. Сейчас из тринадцати тысяч обращений по вопросам переезда лишь четыре сотни пришли к нам из Германии, - заявил журналистам по итогам калининградских встреч в Берлине и Лейпциге губернатор Георгий Боос. - Но интерес к нашему региону и к программе вообще есть. Пообщавшись с людьми, я понял, что их волнует судьба России».
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.