"Никакого ВИЧ-терроризма нет!"

Акции протеста носителей вируса иммунодефицита человека не направлены против общества. Они лишь свидетельствуют о том, что часть наших сограждан в отчаянии перед лицом смертельной опасности пытаются обратить внимание властей на свои проблемы. Президент международного фонда «Трансатлантические партнеры против СПИДа» Джон ТЕДСТРОМ убежден, что если власти не будут уделять должного внимания лечению и профилактике ВИЧ, то уже вскоре число протестующих может расшириться: сегодня каждый сексуально активный член общества рискует получить положительный анализ.

-- Джон, как вы оцениваете ситуацию с ВИЧ-инфекцией в России?

-- Ситуация тяжелая, прогнозы специалистов всех уровней очень пессимистические. Темпы роста -- самые высокие в регионе Восточной Европы и Центральной Азии в течение нескольких последних лет. Сегодня в группу риска входят все, кто имеет сексуальные контакты и не применяет профилактических мер. Мы называем это «генерализация эпидемии ВИЧ/СПИДа». В России сейчас есть такая опасная тенденция -- очень быстрый рост полового пути передачи ВИЧ-инфекции. Сейчас более 50% случаев заражения в ряде регионов -- это уже не наркоманы, а обычные люди, заболевшие в результате сексуальных контактов. Учитывая тот факт, что риск инфицирования ВИЧ выше всего у молодежи, а также то, что каждый год около пяти тысяч призывников признают негодными к службе по причине диагноза «ВИЧ-инфекция», существует опасность того, что в определенный момент российская армия будет не в состоянии обеспечивать адекватный уровень призыва.

-- Где в России наиболее неблагоприятная ситуация?

-- В тех регионах, где много добывающей и тяжелой индустрии. И, конечно, в Москве и в Санкт-Петербурге.

-- Что может остановить эпидемию?

-- Прежде всего должна измениться стратегия по профилактике этого заболевания. Когда речь шла о потребителях наркотиков, мы говорили об одном, например об изменении рискованной практики совместного использования шприцев. Но если мы говорим о широкомасштабной эпидемии, то здесь прежде всего необходимо другое: информирование населения, особенно молодежи, о путях передачи вируса и мерах профилактики ВИЧ-инфекции и заболеваний, передаваемых половым путем.

-- Но многие молодые люди и даже дети уже хорошо знают о необходимости использования презервативов -- даже в кафе стоят автоматы по их продаже...

-- Где, в Москве? Да, здесь эта работа ведется. Но в провинции этого нет. Недавно я был в Тольятти, в других городах -- там с пропагандой безопасного секса дело обстоит куда хуже. Кроме того, мы должны понимать, что сегодня молодежь начинает употреблять алкоголь раньше и в большем количестве: все мы видим 14--15-летних ребят, пьющих пиво. Там и юноши, и девушки, и мы знаем, что у них будет после пива, причем употребление алкоголя способствует более рискованному поведению.

-- А вы не переоцениваете силу слова, пропаганды?

-- Могу привести грустный пример из опыта Европы и Соединенных Штатов. В начале 90-х годов мы начинали информационную кампанию на телевидении, на радио, в газетах. И к 1994 году мы отметили снижение темпов роста заболеваемости. А в последние годы снова начался рост эпидемии. Почему? Да потому, что все решили, что опасность прошла, и работа была свернута.

-- А как вы оцениваете сейчас ситуацию с лекарствами для ВИЧ-инфицированных в России?

-- В Москве ситуация неплохая. Здесь имеются необходимые лекарства. Здесь это не проблема -- правда, в случае, если человек знает, что у него ВИЧ-инфекция. Но проблема в том, что две трети ВИЧ-положительных людей об этом не знают! А в других городах ситуация гораздо хуже. Если терапии нет, люди умирают.

-- Сколько стоит лечение?

-- В Москве платит город. Для ВИЧ-положительного человека с российским гражданством и московской пропиской это ничего не стоит. А вообще стоимость лечения -- 8--10 тыс. долларов.

Необходимые лекарства можно получить не во всех аптеках, только в некоторых. Но число ВИЧ-положительных людей растет. Растет число заболевших, и скоро мы увидим этих людей. Руководитель российского Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский говорит о том, что через год-два будет большой прирост людей, у которых ВИЧ-инфекция перейдет в такую стадию, что они будут нуждаться в лечении.

-- Эффективны ли существующие препараты?

-- Уже в России есть примеры людей, которые были прикованы к больничной койке и готовились отойти в мир иной. И когда появились нынешние лекарства и люди получили к ним доступ -- они встали на ноги. Это поддерживающая терапия, за которую ее создатели в 1996 году получили Нобелевскую премию. Это помогло многим людям. В США уже перестали умирать от ВИЧ-инфекции. В России, к сожалению, это еще происходит. Буквально недавно, две недели назад, в Сочи умер один из людей, активист движения ВИЧ-положительных, который жил с инфекцией 13 лет, но так и не смог добиться получения терапии.

-- Почему ему отказали в помощи?

-- Я уже говорил: если в Москве ситуация более-менее благоприятная, то в других городах все обстоит иначе. В первую очередь нет денег на лечение. Во-вторых, многие медики пока еще не понимают, как и зачем лечить ВИЧ-положительного. Особенно если он наркопотребитель. Многие спрашивают: зачем тратить на это средства? Это вопрос статуса ВИЧ-положительных людей. Кроме того, многие российские врачи в регионах не знают, как правильно использовать препараты поддерживающей терапии.

Недавно в Калининграде и Санкт-Петербурге уже прошли акции протеста людей, которые не могут получить лечение. И люди будут выходить на улицу. Они раньше боялись показать свое лицо, а сейчас нет.

-- Не перерастут ли эти акции в угрозу для общества со стороны ВИЧ-положительных людей? Существует ли вообще, на ваш взгляд, вероятность ВИЧ-терроризма?

-- Это абсолютно надуманная тема из разряда дешевых сенсаций. Никакого ВИЧ-терроризма нет. С этим никто никогда не сталкивался.

Кстати, заметьте, что я принципиально не использую такие выражения, как «ВИЧ-инфицированный», во всем мире сейчас стараются не рассматривать людей через призму их статуса. ВИЧ-инфицированный -- это клеймо, поэтому мы говорим «ВИЧ-положительный» или «человек, живущий с ВИЧ». И если люди, живущие с ВИЧ, испытывают иногда отчаяние, то это не значит, что оно направлено на других граждан. Оно направлено на проблему, например на невозможность получить лечение.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.