Из контрактников - в уголовники?

На днях пришло мне письмо из Калининграда - от Анатолия Владимировича Ивашкевича, отца солдата срочной службы. Он пишет: «Мой сын Антон учился в Калининградском государственном университете (КГУ). Окончив 2 курса, взял академический отпуск и добровольно ушел служить в армию. После увольнения хочет продолжить учебу в КГУ. Однако в части, куда он попал, командование принуждало его подписать контракт на 3 года. Сейчас он переведен в Оренбургскую область. Но и там продолжается такой же прессинг - требуют подписать контракт».

Подобные жалобы поступают в «Комсомолку» почти каждую неделю. Причем из разных регионов России. Потому тут нетрудно сделать вывод: стремление командиров силком загнать солдат по призыву в контрактники превратилось уже почти в тотальное явление. На недавних закрытых слушаниях в Госдуме руководство Минобороны вынуждено было признать, что это всеармейская проблема. А суть ее состоит в том, что по всем швам трещит Федеральная программа перевода частей на контракт.

Почему? Лет пять назад, когда кандидатам в профессионалы военкоматы и командиры предлагали зарплату в 6 - 7 тысяч рублей в месяц, это устраивало многих. Главным образом тех, кому после срочной службы светило вернуться в провинцию, где такие деньги считались весьма приличными, но найти работу с подобным окладом там было очень трудно. Однако за последние годы контрактная служба перестала быть даже минимально конкурентоспособной на рынке труда. К тому же в войсках по-прежнему не хватает комфортных общежитий - многие контрактники живут в наскоро переоборудованных казармах. А женатым приходится снимать жилье и отдавать за него половину зарплаты. Солдаты-контрактники наравне со срочниками метут плац, убирают снег, копают траншеи и также редко ходят в увольнение. Потому количество желающих добровольно подписать трехлетний договор с Минобороны резко пошло на убыль. А Генштаб требует от командиров кровь из носу дать план. Вот его и дают. В Северо-Кавказском военном округе дошло до того, что командир полка собрал в клубе целый батальон солдат и в приказном порядке объявил их контрактниками. Потом стало выясняться, что среди них есть судимые, находящиеся в розыске, а многих надо комиссовать по состоянию здоровья. Невольные «профессионалы» сотнями бегут из армии, умышленно нарушают дисциплину и даже идут на преступления ради того, чтобы их побыстрее уволили.

Главный военный прокурор Сергей Фридинский громко бьет в тревожные колокола: за 9 месяцев этого года контрактники совершили 3,5 тыс. преступлений. По сравнению с таким же периодом 2006-го рост уголовщины среди этой категории военнослужащих - 25%. Профессиональное ядро армии становится ядром криминальным. И это уже беда, которая пострашнее «дедовщины». Спрашивается: зачем же командиров вынуждают выращивать ее собственными руками и дискредитировать разумную идею, которая из-за финансовой жадности государства превращается в опасную пародию на профессиональную армию?
Источник: Комсомольская правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.