Репатрианты новой волны могут надолго задержаться в общежитиях

Возвращающиеся в Россию переселенцы новой волны могут столкнуться с теми же проблемами, что и их предшественники, многие из которых приехали на историческую родину 10--15 лет назад, но до сих пор живут в общежитиях. Во всяком случае власти Калининградской области, презентовавшие в конце минувшей недели журналистам первых участников утвержденной указом Владимира Путина в июне 2006 года госпрограммы содействия возвращению соотечественников, довольно невнятно отвечали на вопросы о дальнейшем бытовом благоустройстве приезжающих. Чиновники ссылались на «возможности ипотеки», малодоступной сегодня даже коренным жителям самого западного региона. Сами же репатрианты, не имевшие до этого даже элементарных бытовых удобств и пребывающие сейчас в легкой эйфории от свежеотремонтированных общежитий, уже с тревогой смотрят в будущее.

Первый центр временного пребывания для репатриантов из трех реконструированных бывших военных казарм, в которых, обустроив даже мансардные этажи, чиновники рассчитывают разместить до 500 человек, появился в небольшом поселке Северный Калининградской области. Большая часть жителей бывшего военного городка (около 900 человек) ездит на работу в административный центр за 20 км, и тоже живет в постройках 30-х годов прошлого века, некогда предназначенных для военных летчиков. На фоне этих обветшалых жилых строений свежевыкрашенные оранжевые общаги выделяются еще и наличием уличной иллюминации.

Разместившаяся с сыном, снохой и внуками в двух небольших комнатах пенсионерка Любовь Тимофеевна Манукян о новом пристанище отзывается с восторгом. «После землетрясения в Армении мы с 1988 года жили в вагончике без удобств и не имели никаких перспектив на приобретение или получение жилья», -- объясняет пожилая женщина свою непритязательность в быту. Ее сноха Шаганэ тоже не жалеет о переселении в общежитие с общими душем и кухней. В Армении утверждает она, семье «отказывали во всем, потому что муж русский».

Русская уроженка Алма-Аты 36-летняя Инна Файферт, получившая немецкую фамилию от мужа, рассказала «Времени новостей», что ее супруг, водитель по профессии, предпочел бывший немецкий Кенигсберг самой Германии, куда звали его иммигрировавшие родители. «Муж еще на работу не устроился, ждем, а живем пока на подъемные -- нам на книжку перечислили 60 тыс. на него как на участника программы переселения и на меня с двумя детьми по 20 тыс. на каждого, кроме того должны возместить дорожные расходы», -- нарочито довольно рассказывает она журналистам.

Оказавшись же наедине с чиновниками -- руководителями программы переселения, женщины уже с тревогой расспрашивают о возможностях улучшения жилищных условий, так как временное жилье им предоставлено только на полгода и первый месяц уже прошел. Но на их вопрос о том, «можно ли ипотеку получить с 3% по кредиту», начальник отдела по реализации программы содействия переселению соотечественников министерства по развитию территории и взаимодействию с органами местного самоуправления Калининградской области Александр Долговицкий доверительно заметил, что «такие условия ипотеки бывают только в соседней Европе».

Чиновники полагают, что по истечении срока временного проживания в государственном центре квартирный вопрос переселенцев будут решать работодатели, опять-таки предоставляя общежития, либо репатриантам придется снимать жилье. В том, что региону «удастся добиться более благоприятной ипотечной среды», сомневается и губернатор области Георгий Боос, правда, он уверен, что зарплата у гастарбайтеров, которых, по сути, и должны заменить на калининградском рынке труда переселенцы, «вполне достаточна, даже чтобы взять ипотечный кредит на жилье».

От притока репатриантов в Калининградской области, в частности, ожидают «дополнительного формирования платежеспособного спроса и роста валового регионального продукта». Главным образом власти рассчитывают, что репатрианты со временем «вытеснят трудовых мигрантов», официальная численность которых сегодня в регионе колеблется от 12,5 до 17 тыс. человек (при государственной квоте в 62 тыс.). Неофициально же, по подсчетам местных чиновников, в 940-тысячной Калининградской области уже сейчас работает от 70 до 90 тыс. единиц «привлекаемой рабочей силы».

Местные власти опасаются, что неизбежное и экономически выгодное снятие в ближайшее время строгих пограничных барьеров приведет к неуправляемой миграции, и тогда уже самый западный регион рискует потерять «экономически активное население». «Тем более что наши соседи активнее, чем мы, борются за привлечение рабочей силы. Например, соседняя Польша уже ввела «голубые карты» для граждан России и СНГ, по которым легче уехать на работу в Восточную Европу», -- отмечает министр по развитию территории и взаимодействию с органами местного самоуправления Калининградской области Михаил Плюхин.

Калининград, судя по всему, рассчитывает, что в область переберутся «люди экономически активные, способные принять решение о перемене в своей жизни». Но похоже, что в основном по программе возвращения соотечественников в Калининградскую область бегут от неустроенности русскоязычные жители бывших республик СНГ. Большую часть переселенцев, к слову, составляют дети (например, в центре временного размещения поселка Северный их треть от общего количества переселенцев) и их, как правило, временно нетрудоспособные матери. Для рынка труда ценности в настоящий момент они по понятным причинам не представляют. Да и количество репатриантов пока невелико. Всего за год действия госпрограммы в Калининградскую область за российским гражданством приехало 188 человек, хотя к 2012 году регион рассчитывает на 300 тысяч.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.