В суде первой инстанции рассмотрено беспрецедентное "пыточное" дело с гражданином Польши в роли потерпевшего

Этот криминальный инцидент, разбирательство по которому на днях вошло в заключительную фазу, вполне мог стать поводом для громкого международного скандала. Во всяком случае, узнай западные СМИ своевременно о том, что случилось в мае текущего года в Багратионовске, они наверняка бы изрядно «порезвились» по нашу, как говорится, грешную душу.

Теперь же поезд, похоже, ушел. Ведь самым «козырным» аргументом о милицейской безнаказанности наши западные коллеги воспользоваться вряд ли смогут.

«За совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, с применением насилия и специальных средств (п.п. а, б ч. 3 ст. 286) на 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет осужден бывший сотрудник ИВС при ОВД Багратионовского городского округа Евгений Силаев, 1980 года рождения. В ходе судебного заседания было установлено, что он 25 мая 2007 года, находясь при исполнении служебных обязанностей, истязал гражданина Республики Польша, задержанного за совершение административного правонарушения и помещенного в изолятор временного содержания», – это цитата из информационного сообщения, позавчера появившегося на сайте облпрокуратуры. Там также значится, что суд лишил фигуранта права в течение трех лет занимать государственные должности.

И что приговор в законную силу пока не вступил.

Но что именно произошло в районном ИВС? По версии обвинения, дело было так. Помещенный в «обезьянник» молодой гражданин сопредельного государства, которого подшофе «выдернули» из приграничной очереди, вдруг стал стучать в дверь камеры и требовать свидания с польским консулом. В ответ на такую «наглость» 27-летний сержант Силаев сначала вывел возмутителя спокойствия в коридор и заставил раздеться. Затем он надел на руки иностранца наручники, ноги связал веревкой и превратил его в то, что в определенных кругах именуют «ласточкой».

«Сделать ласточку» – с профессионального языка заплечных дел мастеров на общеупотребительный русский это выражение можно перевести так: на некоторое время повесить допрашиваемого с заведенными назад руками и ногами на дыбу. В данном случае в роли пыточного инструмента выступила дверная ручка.

Наутро отрезвленного столь экстремальным способом поляка отпустили восвояси. Бедолага поспешил уехать домой. И не исключено, что все так и осталось бы шито-крыто, если бы не одно обстоятельство. Оказалось, что драматичную сцену с «ласточкой» тайком запечатлел на камеру мобильного телефона сослуживец Силаева. Впоследствии компромат попал в ФСБ, а оттуда – в прокуратуру.

«Эта запись нас шокировала, – вспоминает бывший прокурор Багратионовского района Юрий Орлов, ныне работающий в региональном управлении Следственного комитета РФ. – Ведь на ней был запечатлен извивающийся и жутко кричащий человек в одних трусах, подвешенный так, что его пальцы едва касались пола. Сразу же было принято решение о возбуждении уголовного дела...»

Любопытный штрих: единственный подозреваемый, установить личность которого не составило труда, на допросе вины своей не признал. Сказал лишь, что действовал в пределах должностных полномочий и исключительно из благих побуждений, чтобы помешать буйному иностранцу наброситься с кулаками на сокамерников. При этом он даже сослался на некую «ведомственную» инструкцию, разрешающую в профилактических целях превращать задержанных в «ласточек» и другие опасные для жизни и здоровья «фигуры». Правда, подкрепить эти свои доводы документальным доказательством подследственный, понятное дело, не смог.

Вообще-то работник милиции вправе применять силу по отношению к задержанному, если тот ведет себя неадекватно и опасен для окружающих. В частности, милиционер может использовать наручники, а в случае их отсутствия – веревку. Но, как подчеркивает Юрий Орлов, «вписать» в жесткие рамки закона пресловутую «ласточку» никак нельзя.

Необходимо заметить, что без показаний потерпевшего милиционер наверняка отделался бы легким испугом. Но как «высвистать» на допрос человека, проживающего в другой стране? Самый простой способ таков: «низовая» прокуратура должна «теребить» Генпрокуратуру РФ, а та – прокуратуру Польши. В общем, пока вся звенья этой длинной цепочки были бы задействованы, немало воды бы утекло. А потому багратионовцы сделали, что называется, ход конем – отправили гонца в Польшу. В результате месяц спустя главный свидетель, на руках и ногах которого еще были видны следы пребывания в ИВС, сидел в кабинете Багратионовской прокуратуры и излагал волнительную историю о том, что с ним приключилось.

В облпрокуратуре сейчас называют скандальное «ласточкино дело» беспрецедентным. Там утверждают, что за последние годы ничего подобного в нашем регионе не случалось. В свою очередь Юрий Орлов говорит, что в бытность прокурором Багратионовского района ему не раз приходилось выводить на чистую воду неправомерно игравших мускулами милиционеров. При этом он подчеркивает, что, как правило, это были сыщики угрозыска или инспекторы ГАИ, а в роли потерпевших выступали россияне. Что же касается «проколовшегося» работника изолятора Силаева, то, по словам моего собеседника, тот всегда был на хорошем счету и производил впечатление законопослушного человека.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.