Странные люди в ледовом плену

Тихо урча моторами, катер на воздушной подушке «Арго» со спасателями и автором этих строк на борту медленно переползает с берега на лед Полесского канала. Потом водитель Алексей Юнгайтис добавляет оборотов, и судно постепенно набирает ход. Правда, метров через пятьдесят от базы поисково-спасательного подразделения №7, дислоцирующегося в Полесске, скорость приходится сбрасывать – у моста через Дейму на льду густо расселись рыболовы. Их совсем не смущает, что дальше по течению раскинулась огромная промоина. Причем некоторые из удильщиков сидят чуть ли не самой ее кромки.

Завидев наш катер, большинство рыбаков отходят поближе к берегу. Но не все. Человека три, видать, самых упертых так и продолжают сидеть посреди реки около своих лунок. Юнгайтис, чертыхаясь, осторожно объезжает их и устремляется к устью.

- Странные люди, - вздыхает сидящий рядом спасатель Олег Некрасов. – Жизнью ведь рискуют, а ради чего?

- И не наказать их за игнорирование постановления губернатора о запрете выхода на опасный лед, - отзывается из глубины салона инспектор госинспекции по маломерным судам Владимир Федянин. – Нет у нас, к сожалению, таких прав.

- Бывает, провалятся, вылезут, переоденутся - и снова на лед, - продолжает свою мысль Некрасов. – Помнишь, Володя, тех двух, которых мы недавно у Рыбачего из трещины вытащили?

- А как же, - кивает Федянин. – Мы их потом в тот же день снова в заливе видели. Причем эти «деятели», выйдя на лед во второй раз, снова через ту же трещину перебрались, чтобы подальше от берега отойти.

- И ведь даже веревку с собой мало кто из них прихватит, - включается в разговор водитель Алексей Юнгайтис. – Вот не так давно на Неманине у Головкино мужик под лед провалился. А рядом двое приятелей стояли. И сделать ничего не могли. В общем, минут сорок, пока он в полынье кувыркался, они по поселку мотались, веревку искали. Нашли, прибежали, а она короткая оказалась. Так мужик под лед и ушел…

В салоне «Арго» повисает молчание.

К этому времени катер выходит из устья Деймы в Куршский залив, набирая ход километров под девяносто в час. За кормой лед временами трескается и поднимается волнами. Через каждые тридцать-сорок метров пересекаем то широкую трещину, то огромные разводья. Наконец Юнгайтис останавливает «Арго», и мы выходим наверх. Вокруг, куда хватает глаз, никого. Оно и понятно, уйти пешком по такому льду на мало-мальски приличное расстояние попросту невозможно. А судя по осколкам льдин у борта, их толщина не более трех-пяти сантиметров.

- И с каждым днем все хуже и хуже, - говорит Владимир Федянин. – Морозов нет, ветер южный. Вот все и тает прямо на глазах. В воскресенье, когда мы последний раз ледовую разведку проводили, и трещин было намного меньше, и разводий.

Возвращаемся в Дейму и тормозим невдалеке от тамошних рыболовов. Вокруг катера тут же начинают змеиться трещины, медленно сочится вода. Инспектор ГИМС с одним из спасателей ПСП-7 выходят наружу и пытаются убедить фанатов рыбалки покинуть опасный участок. Разъяснительная работа помогает мало.

- Да лед же толстый, - отвечает кто-то из толпы. – Сантиметров пятнадцать. (Даже невооруженным глазом видно, что не больше семи. – Д.С.)! И потом, товарищи помогут, вытащат, если что.

Стоящие вокруг согласно кивают. Дескать, какой разговор, достанем.

И вправду, странные люди…
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.