«Творческий подход» к конфликту интересов: как прошло судебное заседание по «делу Мухоморов»

Анатолий и Светлана Мухоморы
Во вторник Центральный районный суд Калининграда рассмотрел дело о конфликте интересов в ситуации с первым замглавы города Светланой Мухомор и ее супругом, руководителем муниципального транспортного предприятия Анатолием Мухомором. О том, что понятие «конфликт интересов» может, оказывается, предусматривать «творческий подход», узнал корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Громкое название «зал судебного заседания» небольшому кабинету в здании Центрального районного суда подходит с натяжкой. Впрочем, народу в «зале» кот начхал — судья и секретарь, прокурор, двое представителей мэрии, несколько журналистов и немолодая женщина с диктофоном. «Просто слушатель», — представляется она. «Хотелось бы услышать вашу фамилию, если не секрет», — с подозрением обращается к женщине начальник правового управления мэрии Галина Варфоломеева. «Горохова», — коротко отвечает «просто слушатель».

В самом начале заседания выясняется, что увольнение Светланы Мухомор, по версии прокуратуры, не отменяет того факта, что экс-первый замглавы администрации Калининграда требования Федерального закона о противодействии коррупции все-таки нарушила. «Она должна была уведомить работодателя о возможности возникновения конфликта интересов», — объясняет позицию своего ведомства прокурор Екатерина Шумило.

В сложноподчиненных отношениях между Светланой Борисовной и ее супругом любая Фемида заблудиться рискует. Напрямую он ей никогда не подчинялся — была «прокладка» в виде глав сразу трех комитетов. Это плюс. Главы комитетов ей подчинялись, и очень даже напрямую — это минус. В письменной форме Светлана Мухомор городского главу о возможности возникновения конфликта не уведомила — это минус. Представить, что Александр Ярошук мог принять чету Мухоморов за однофамильцев, не выходит, даже если сильно напрячься. Это плюс. Ситуация сильно осложнялась в моменты, когда мэр уходил, скажем, в отпуск, и Светлана Борисовна оставалась за главного. Это минус. Но и в этом случае факт самой возможности возникновения конфликта никем не доказан — это плюс.

Варфоломеева напирает на то, что ни одна проверка, проводимая в отношении Светланы Борисовны ни в прошлой, ни в позапрошлой ее «ипостасях» никакого конфликта не обнаружила. «По закону возможность возникновения „конфликта интересов“ и необходимость уведомления о нем, в принципе, может возникнуть ежедневно. Понятие „конфликт интересов“ имеет даже какой-то творческий подход. Время течет, все меняется», — философски замечает прокурор.

Матч по словесному пинг-понгу, вернее, конечно, «рассмотрение дела по существу» продолжается уже около часа. В зале духота, и даже суровая судья Елена Тамбовская чуть приоткрывает ворот мантии. Затем встает и распахивает окно, в которое немедленно влетают звуки отбойных молотков — это ремонтируют площадку перед зданием суда.

micro.jpg«Ну, так или иначе, она контролирует действия комитетов, а комитетам подчиняются муниципальные предприятия!» — не выдерживает Елена Тамбовская.
«Незаконных каких-то указаний быть не может — что дайте больше имущества „Калининград-ГорТрансу“, дайте больше ему денег, дайте больше ему премий! Такого просто быть не может, все действия регламентированы положениями и порядками!» — горячится в ответ Варфоломеева.
«Конфликт интересов и возможность его возникновения не предусматривает конкретный, состоявшийся факт! Это возможность как таковая — может ли она в интересах своего супруга использовать свое служебное положение — напрямую или косвенно!» — начинает размашисто жестикулировать Тамбовская.
«Не может, не может — ни напрямую, ни косвенно!» — насмерть стоит главный «мэрский» юрист.
«Пользуясь своим положением, пользуясь своим авторитетом — вот она возможность конфликта интересов как таковая! Не важно, что он будет или не будет. Но вот она — витает в воздухе, она в любой момент может возникнуть!» — рука судьи делает в воздухе замысловатый пируэт, описывая траекторию витающего неподалеку конфликта.
«Был конфликт, был! И есть до сих пор!» — участники процесса дружно оборачиваются к сидящей в уголке Гороховой. Елена Тамбовская грозится выставить говорунью за дверь и в очередной раз листает странички с материалами дела. 

Ее внимание привлекают два документа, подписанные Светланой Мухомор в марте 2012 года. Первый — о привлечении Анатолия Мухомора к дисциплинарной ответственности за «неправомерное увольнение сотрудницы», второе — о премировании главы «ГорТранса» за «успешное и добросовестное исполнение» своих обязанностей. 

«То есть, подписано распоряжение о наложении дисциплинарного взыскания, затем подписывается распоряжение о премировании в размере 100% от оклада. За один и тот же период. В одном и том же месяце. Одним и тем же лицом — Светланой Борисовной Мухомор», — резюмирует Тамбовская.
«Премия за „успешное и добросовестное исполнение“ назначается ежемесячно отраслевым комитетом», — звучит очередное «при чем тут Светлана Борисовна» от мэрии.

«Ну, так за добросовестное же исполнение?! Ладно бы она не знала, что ее супруг совершил нарушение трудового законодательства! Незаконно издал указ об увольнении человека. Ну, вот не знай она этого — тогда и подпиши. Но она же его наказывает, она же его и премирует, в тот же месяц! Как это возможно?» — недоумевает Тамбовская, обмахивая лицо какой-то синей брошюркой, подозрительно смахивающей на Административный кодекс.

Прежде чем суд удаляется в совещательную комнату, вышеописанный содержательный полилог делает еще один сорокаминутный оборот. Суть его начинает медленно отползать от одуревших от духоты журналистов.

Пока суд «совещается», открывается, наконец, тайна личности эмоционального «просто слушателя» Гороховой. Она оказывается опальным профсоюзным лидером «Калининград-ГорТранса», а по совместительству — бывшим водителем трамвая. «Бывшим» — потому что, по словам самой Гороховой, ее пытаются уволить за общественную гиперактивность. Суд, как говорит сама женщина, встал на ее сторону. А вот сесть за руль (вернее, рычаг управления) она больше не может из-за постоянной «травли» со стороны руководства предприятия. «В городе было ДТП, я отбилась от расписания минут на пять, мне сказали писать объяснительную. А теперь в должности-то восстановили, но никак не дают пройти комиссию», — сетует обиженная работница.

Участников и «слушателей» процесса тем временем вновь приглашают в душный «зальчик» судебных заседаний. Приговор оказался самой скучной в своей предсказуемости частью процесса. «Факт бездействия не нашел своего подтверждения. Факт возможности возникновения конфликта интересов, по мнению суда, был», — перевела с юридического на человеческий Елена Тамбовская «пшик», которым вновь закончилось «Дело Мухоморов».

Текст — Алла СУМАРОКОВА, фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.