В одном из громких дел по ДТП поставлена точка, но станет ли решение суда прецедентом?

Все новости по теме: Война на дорогах
Об этом деле уже не раз рассказывала и наша газета, и другие калининградские СМИ.

11 апреля 2004 года в праздник Пасхи студенты Балтийского военно-морского института им. Ушакова Алексей Ахмадулин, Давид Авдыш и десятиклассница Аня Гульбенис шли на автобусную остановку у посёлка Матросово, когда их с обочины шоссе буквально смёл «Ниссан», которым управлял 19-летний Д. Гришенков. Тридцать метров по воздуху. Удар о землю - и жуткая тишина…

Анна Ивановна, мать погибшего Алеши, не отнимая платка от глаз, позже говорила: «Убили ребёнка и забыли обо всех и обо всём... Ни из милиции, ни из прокуратуры даже не позвонили, не позвали. Как будто он безродный. Забрали самое дорогое, что у нас было...»

Не позвали не случайно. Для того, чтобы восстановить события того ужасного вечера и добиться справедливости, Олегу Авдышу, отцу чудом выжившего Давида (девушка, по счастью, не пострадала), пришлось приложить немало усилий. Уголовному делу предстояло умереть самому по себе: адвокату, представлявшему потерпевших, давали понять, что в силу ряда причин водитель наказания не понесет, а производство по делу несколько раз прекращалось «за отсутствием в деянии состава преступления».

Явное отсутствие интереса к делу у соответствующих органов вынудило родителей Давида нанять специалистов из частного сыскного агентства, и те за месяц «накопали» столько, что прокуратуре ничего не оставалось, как возобновить прекращенное разбирательство. Был инициирован выезд на место ДТП новых следователей и экспертов. Детективы нашли новых важных свидетелей, порекомендовали передопросить уже известных очевидцев происшествия, обеспечили производство необходимых экспертиз.

Однако по «автомобильной» статье 264 УК РФ даже в случае причинения смерти другому лицу водитель зачастую отделывается условным сроком. Такова правоприменительная практика. За метко посланную пулю киллеру грозит пожизненное лишение свободы, а за убийство с помощью автомобиля - до семи лет в колонии-поселении, да и то если погибших будет двое и больше.

Приговор состоялся, и Гришенков понес предусмотренное уголовным законом наказание, хотя, по мнению потерпевших, оно слишком мягкое – три года колонии-поселения: следствие вменило водителю лишь неосторожность. Через год он вышел на условно-досрочное освобождение. Но речь не о том. Гурьевский районный суд, рассмотрев гражданские иски Давида и Олега Авдыш о компенсации морального вреда, удовлетворил их лишь в малой части – соответственно в размере 50 тысяч и 30 тысяч рублей, ссылаясь на материальную несостоятельность осужденного.

Такое решение первой инстанции было похоже на издевку, и семья обратилась в вышестоящий суд. К удивлению истцов 30 декабря 2007 года коллегия по гражданским делам областного суда под председательством Ольги Крамаренко признала их правоту и существенно увеличила размер денежных компенсаций, взыскав в пользу Давида 250 тысяч рублей.

- Дело не в деньгах, - поясняет Олег Авдыш, – дело в принципе. По нашим сведениям, это первый прецедент в судебной системе Российской Федерации, когда по подобному делу выносится столь суровое решение. Может быть, это заставит поразмыслить и других сотрудников правоохранительной и судебной систем, сталкивающихся с такими ситуациями. Но главное – общество должно задуматься о радикальном изменении законодательства в этой сфере. При определении виновности и меры наказания должны учитываться не только причинённый ущерб, но и обстоятельства совершения преступления…

Когда писались эти сроки, по одному из местных телеканалов прозвучало: в Черняховске подростки, решившие покататься на родительском «Фольксвагене», сбили первоклассника. Семилетнего Артёма полтораста метров протащило под днищем автомобиля. После трёхчасовой операции хирург констатировал: «Ногу загипсовали и сделали трепанацию черепа. Удалили вдавленные костные отломки. Удалили гравий, который был в этих отломках. Удалили кусочки костей таза. Можно сказать, что ему повезло, он даже не в рубашке родился, а в фуфайке». И - комментарий высокопоставленного сотрудника ГАИ: «Если тяжкая степень - будет возбуждено уголовное дело, а если средняя степень тяжести, то будет отказано в возбуждении уголовного дела». Речь, как вы понимаете, вновь о телесных повреждениях. Обстоятельства случившегося не комментируются и при назначении меры наказания (если суд вообще состоится) учтены не будут. Или будут?

Альберт АДЫЛОВ
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.