"Я видел, как сдавался Ляш"

Фотографии военного времени Иван Дмитриевич Тихонов бережно хранит в альбоме. Этими, порой едва различимыми, снимками он очень дорожит.

- Карточек совсем мало осталось, - сетует ветеран. – Поэтому сейчас никому их не дарю. Память все-таки!

И на полке в серванте большинство книг, конечно, о войне. Для Ивана Дмитриевича это тоже своего рода фотоальбом. Многих из тех, о ком идет речь в красивых альманахах и энциклопедиях, он знал лично. А на одной из иллюстраций даже себя обнаружил!

- Я тогда был младшим сержантом разведки, - рассказывает. - Служил в 171-м Дважды Краснознаменном стрелковом полку. Прекрасно помню все события. Особенно начало штурма. Шла очень и очень мощная артиллерийская подготовка. Впереди – сплошная стена дыма и пыли. Страшный гул! Голоса не слышно, командирам приходится команды знаками отдавать. Стволы орудий раскалены так, что плюнешь – шипит.

Продвигались по Кенигсбергу с юга. После взятия Королевского замка прямо в его башне и заночевали. В ту ночь Иван Дмитриевич потерял одного из своих друзей. Где-то около замка раздался взрыв и парня убило осколком.

- Потом мне, пацану, довелось увидеть, как капитулировал комендант Кенигсберга Ляш, - вспоминает ветеран. - Близко нас к нему, конечно, не пустили. Но я разглядел. Ляш держался достойно.

Иван Дмитриевич всерьез увлекается живописью. Стены его квартиры увешаны картинами - Балтийское море, Кафедральный собор, Королевский замок. И никакой войны.

За день вынесла 27 раненых

В годы войны на плечи хрупкой девушки Зои Лукьяненко лег тяжелый груз. Она была санитаркой и выносила с поля боя раненых.

- Я однажды даже подсчитала, - говорит Зоя Гавриловна. - За день вынесла 27 человек! Потому больше уже и не вела такую статистику. Много их было, очень много.

До Кенигсберга Зоя Лукьяненко дошла пешком из-под самой Москвы. В город ее 169-й Краснознаменный стрелковый полк заходил со стороны теперешней улицы Суворова. Потом были тяжелые бои у Южного вокзала, продвижение к Королевскому замку.

- Идешь, а вокруг черепица на домах взрывается, - не сдерживая эмоций, повествует Зоя Гавриловна. – Раненых выносили буквально из-под огня. Бывает, несешь носилки, а сзади по тебе снайпер бьет. А раненые были везде. На земле, в подвалах, в домах. Помогали и своим солдатам, и мирному населению.

По реке санитарка Зоя перебиралась вплавь, держась за солдат:

- Ребята кричали «Держись, Зоя!». Так я с ними и переплыла.

По словам Зои Гавриловны, сегодня она ходит по Калининграду с «высоко поднятой головой». Особенно теплые воспоминания связаны с Домом культуры моряков – тогда, во время штурма, там пили чай. Да и сами улицы напоминают о тех, кого Зоя Гавриловна знала.

- Подполковник Иванников, например, очень строгим человеком запомнился, - говорит она.

Квартиру в Калининграде ей дали только спустя 30 лет после войны.
Источник: Комсомольская правда в Калининграде

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.