У пациентов специальной психиатрической больницы есть шанс вернуться к нормальной жизни

О существовании этого учреждения знают немногие наши земляки, и, тем не менее, его без преувеличения можно назвать «одной из достопримечательностей янтарного края». Ну, конечно, с оттенком мрачного юмора назвать. Хотя какой за этими стенами может быть юмор? А место, однако, примечательное, таких в России - по пальцам пересчитать. Во всяком случае этот памятник архитектуры первой половины XIX века на окраине Черняховска если и войдёт когда-нибудь в туристические маршруты, то любоваться им гости Калининградской области будут исключительно снаружи - внутрь хода нет: небезопасно. Да и нашим корреспондентам попасть за стены было непросто.

380 пациентов Калининградской психиатрической больницы специализированного типа с интенсивным наблюдением, что находится в Черняховске, отличаются от больных из других лечебных учреждений, пусть даже психиатрических. Большинству из них «светил» весьма солидный срок, однако судебно-психиатрическая экспертиза и суд признали их невменяемыми.

- В нашей больнице проходят лечение в основном те, кто совершил тяжкие преступления, около семидесяти процентов – убийцы, в том числе и серийные, или те, кто покушался на убийство, совершил изнасилование и развратные действия против несовершеннолетних, - рассказывает главный врач ФГУ «КПБСТИН» Виктор Фукалов. – Остальные судимы за разбойные нападения, грабежи, кражи…

Фукалов же своих пациентов в первую очередь воспринимает как больных – правда, с некоторыми особенностями. Но об этих особенностях ни медперсонал, ни сами пациенты стационара стараются не говорить: кто за что оказался в этих довольно мрачных и обшарпанных стенах – уже не так и важно. Доминирующим остается диагноз, чаще всего это шизофрения, чуть реже – олигофрения.

В этой психиатрической больнице обитают лишь мужчины. Из женщин здесь только медперсонал, который со своими обязанностями лечить спецконтингент в принципе справляется, хотя бывают и трудности.

- Я работаю здесь без малого 15 лет, - говорит заведующая восьмым лечебным отделением Тамара Мелишевич. – За эти годы бывало всякое: и больные между собой дрались, и врачам угрожали, порой даже набрасывались с кулаками, однако все обходилось без серьезных последствий.

Под присмотром Тамары Федоровны и медперсонала её отделения – 31 человек, за ними ведётся круглосуточное наблюдение: чтобы в палатах не шумели, лекарства вовремя пили да не натворили чего. Живут больные в условиях, лишь слегка напоминающих больничные. Полупалаты-полукамеры не назовешь уютными. Да и как таковой станет комната, дверь которой открывается только по расписанию – когда надо идти в столовую, на прогулку или к врачу. Правда, обитатели пытаются «облагородить» своё временное пристанище. Кто-то разводит герань и фиалки, кто-то обставил иконами прикроватную тумбу, другие развесили над кроватями картины, написанные своими руками, самобытные полотна украшают и коридоры отделений. Некоторые же в и без того небольших комнатенках умудряются приютить ещё и кошек.

- Они то и дело просят купить корм питомцам, туалеты для них завели, моют сами, ухаживают, - умиляются медсестры.

Отдельные пациенты балуют себя радиоприемниками, купленными на заработанные в мастерских деньги, собрали небольшую личную библиотеку. Так что обитатели закрытого заведения не отрезаны, в общем-то, от «потустороннего» мира. Им не возбраняется смотреть телевизор и выписывать периодику – правда, ту, что позволит лечащий врач.

Отделения, где пациенты проводят своё, что называется, свободное, порой затянувшееся на десятилетия время, закрываются на железные, пережившие тысячи посетителей двери, да и на окнах отнюдь не жалюзи: решетки, некогда кованные здешними пациентами, служат верой и правдой вот уже пятое десятилетие. Звон массивных ключей для четырех сотен постояльцев уже давно стал привычным и, пожалуй, желанным: значит, скоро откроют двери. Свежим воздухом местная «публика» выходит дышать каждые два часа, правда, погулять можно только на специальной площадке, похожей на детскую (с резными верандами и деревянными лавками), но обнесенную металлической сеткой.

По инициативе Министерства здравоохранения, в чьё ведомство входит КПБСТИН, в последние годы здесь уделяется много внимания не только лечению пациентов, но и их реабилитации, подготовке к жизни за этим забором. По словам главного врача Виктора Фукалова, планируется, что в больнице будут функционировать два реабилитационных блока на сто мест, а уже сейчас работает один.

- К нам переводят тех, кто идёт на поправку, у кого нет особых психических расстройств, - поясняет заведующий лечебно-реабилитационным отделением Анатолий Пчеловодов. – Как правило, пациенты, находящиеся у нас, через год, если судебно-психиатрическая экспертиза и суд признают их менее опасными, могут быть переведены в психиатрические больницы по месту жительства.

Чтобы процесс реабилитации проходил более продуктивно, каждый из полусотни идущих на поправку ежедневно посещает мастерские. Трудотерапия и арт-терапия, по мнению психотерапевтов, благоприятно влияют на состояние больных. Такого же мнения придерживаются и сами пациенты.

- Я второй год посещаю занятия по изобразительному искусству, это помогает успокоиться и какие-то свои мысли выразить на бумаге, - показывает свой пейзаж 47-летний Ринат.

Он – один из «коренных», по эту сторону железных ворот уже девятый год. Суд признал, что убийство он совершил будучи больным, в его истории болезни диагноз «шизофрения».

Педагог ИЗО Михаил Солдатенко рассказывает, что изменения психического состояния художников-любителей налицо. Если поначалу мужчины использовали темные краски, то теперь преобладает зеленый – цвет надежды. Да и темы работ поменялись – стали более добрыми и жизнеутверждающими. Кроме того, пациенты КПБСТИН могут позаниматься в музыкальном зале. Еще – смастерить корзины, напольные коврики, сшить постельное белье, халаты и многое другое. К слову, вся эта продукция реализуется и за пределами больницы. Заработанные рубли «стекаются» на личные счета пациентов.

Уже шесть лет в Калининградской психиатрической больнице есть своя молельная комната, оборудованная руками пациентов. Регулярно сюда из черняховского храма приходит отец Иосиф, который и руководил строительством. Его службы посещает до сотни человек, и полку верующих всё прибывает. Лелеют робкую надежду, что совершенные ими тяжкие грехи будут отпущены…

Анастасия Буймова
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.