Польша, еще какое-то десятилетие назад такая любимая и неразрывная с нами, будто сгинула куда-то с горизонта российских интересов

Еще, кажется слышен стук колес бесконечных поездов дружбы, еще не протрезвели участники бесконечных месячников и декад культуры, не исчезла привычка искать отклик на каждое новое событие от нашего собкора в Варшаве, а Польши, третьей по величине после Франции и Германии страны Европы, будто не стало, будто вытащил ее кто-то из карты российских интересов и положил на запасную полку пылиться. Министры, главные редакторы газет, крупнейшие деятели культуры двух стран размышляли за "Круглым столом" в Санкт-Петербурге – что же произошло? Главный редактор газеты "Выборча" Адам Михник вспомнил анекдот, как два друга решили отправиться в разные стороны – один в Европу, другой в Азию. И оба оказались в Варшаве, и оба решили, что уже приехали. Польша всегда была и хотела бы оставаться последним пролетом моста на Восток для Западной Европы. Такой, во всяком случае, видит она свою роль в ЕС. Но для этого как минимум нужно, чтобы такой же ее видела и Россия, которой никаких посредников не нужно, она сама желает прямого разговора. Кто-то, правда, считает иначе. Может быть, поэтому взгляд на славянскую соседку мы по-прежнему ограничиваем в районе Калининграда, разделился между: Польша – это наше все, и Польша – это наше ничего. Польский взгляд на Россию, что подтвердил и питерский форум, полон противоречий. О России здесь говорят, пишут много и постоянно. "Россия, - признались польские коллеги, - это наша любовь и ненависть, наши аплодисменты и возмущение". Если говорить не о словах, о а культуре и информации, то в стране, где добрая треть говорит и понимает по-русски, половина, наверное, в разные годы бывала в нашей стране, единственная телепередача о бывшем старшем брате – это "Криминальная Россия". А студенты-слависты Варшавского университета, чтобы поговорить о русской культуре, и русской политике едут в Эстонию, где дискуссию ведут по-английски. Да, есть опасения, что граница ЕС станет окончательным железным занавесом между Россией и Польшей. И вот о каком парадоксе говорилось на петербургской встрече – чем реальнее внедрение на Запад, тем больше тяга к Востоку. Всем хотелось кричать: мы европейцы, но когда Европа открылась, все кричат: мы – поляки. Режиссер Кшиштоф Занусси с грустной иронией заметил: поляки русские фаталисты, мы всегда готовы к хорошему, и ждем плохого и это в большинстве случае сбывается. Может быть, питерская встреча интеллектуалов двух стран и была попыткой противостоять холодной политической судьбе, противостоять испытаниям, как трудностями, так и благополучием.

Источник: Эхо Москвы

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.