«Наша задача — нелегальная»

В интервью «ТР-VIP» бывший активист движения «Наши», а ныне лидер организации «Балтийский авангард русского сопротивления» Александр Климентьев объяснил, почему его соратники закидывают помидорами артистов, кого хотят видеть во главе страны и что готовы сделать, чтобы их мечты сбылись

От редакции: не собираясь комментировать суть высказанных господином Климентьевым мыслей, редакция «ТР-VIP» считает необходимым заявить, что не разделяет взгляды, идеологию и методы его самого и его соратников

— Александр, за что, собственно, боретесь?
— За православие, самодержавие, народность.

— Мне кажется, что с самодержавием у нас сейчас как никогда хорошо, разве нет?
— Мы считаем, что сегодняшнее государство не отвечает требованиям русского национального. Исторически так сложилось, что русский народ — это государствообразующий народ, все остальные являются его побратимами и во главе православной страны стоит русский царь. Начиная со 2 марта 1917 года, когда Николай II отрекся от власти, власть стала фактически нелегитимной, большевистской. Сегодняшнюю власть — это необольшевизм февральской стадии. И мы будем с ней бороться.

— Действиями, направленными на свержение государственной власти? Это же, кажется, Уголовный Кодекс…
— Мы понимаем, что если мы сейчас будем предпринимать активные действия против власти, то мы далеко не уйдем — потому, что нас не так много, чтобы так действовать. Десять, даже 50 человек сегодня легко можно посадить без объяснения причин. Сейчас в нашей организации 50 человек, постоянно активных — человек 15. Мы хотим, чтобы в нашей организации было человек 200. 200 человек просто так посадить не получится. Как только соберем людей, приступим к активным политическим действиям.

— Будете пытаться свергнуть власть?
— Если я вам это скажу, то завтра ко мне придет УБОП и меня посадят. Поэтому я не могу ничего сказать по этому поводу.

— Как, еще до сих пор не приходили?
— У нас, конечно, натянутые отношения, но я стараюсь с ними меньше общаться. В правоохранительных органах тоже работают русские люди, русские националисты, мы часто находим поддержку у милиционеров и прокуроров. Например, во время пикета против Бориса Моисеева нас обязаны были скрутить и посадить на 15 суток. Но нас спокойно отвели в сторонку, закрыли глаза на то, что 20 минут мы там несанкционированно простояли, и отпустили. Мы в правовом плане нарушили закон, но нас все равно поддержали. Потому, что они русские. Более того: в нашей организации состоят где-то пять работников правоохранительных органов.

— На какие действия вы готовы?
— На любые. В Калининграде уже есть одна монархическая организация — «Калининградский патриотический форум». Но они не хотят быть вне закона, конфликтовать с властью. Это сейчас невыгодно. У них появились другие сферы, они борются интеллектуально — против учебников, строительства мечети. Наша задача — нелегальная. Мы не ставим грань, где можно, а где нельзя, мы смотрим на то, правильно ли это или нет.

— Даже в тюрьму готовы сесть?
— Мы готовы на все, что не противоречит нашей вере, православию. Мы не переходим грань чести. Можно быть готовым сесть в тюрьму, но не стоит спешить это сделать.

— Вы бы приняли участие в выборах?

— Если это сможет принести политические дивиденды, то да. Хотя мы вообще не признаем никаких демократических выборов.

— Почему вы пока действуете на культурном, а не на политическом фронте?
— Во-первых, нам надо привлечь людей. Мы существуем только с 5 марта этого года. Во-вторых, мы пока занимаемся мирными акциями потому, что все начинается с головы (крутит пальцем возле виска, — прим. авт.). Когда люди поймут, что агрессия идет со стороны театров, кино, культурных мероприятий, со стороны министерства культуры. Это надо людям объяснять.

— Помидоры, которыми вы закидали актеров «D`Театра», способствуют пониманию?
— А как еще? Нам надо было подкупить актеров, чтобы не вышли на сцену? Правовым способом у нас не получается. В прокуратуре сидят умные люди, и они знают, что грант на этот спектакль в сумме 300 тыс. рублей выделил Боос. Если они заведут дело против спектакля, то и против губернатора можно заводить дело за разжигание межнациональной розни с использованием служебного положения. Мы будем бороться с этим спектаклем до последнего. Будем предупреждать актеров…

— Что будете говорить? Наденьте защитные костюмы, вы будете закиданы помидорами — так?
— Что мы будем срывать спектакли и что у них есть возможность не выйти на сцену. Если они этого не сделают, значит, они враги России. А после истории со спектаклем у нас появилось много сторонников. Люди нас понимают, они согласны с нашей позицией.

— Хорошо, а что вы понимаете под понятием «русский националист»?
— Это патриот, который уважает и любит свою Родину, весь свой народ, готов за него положить все. Но опираясь на православные основы. Русский националист может быть только православным и только монархистом. Нас вообще можно назвать как угодно. Если нас назовут маргиналами — да, мы маргиналы потому, что нас мало. Назовут экстремистами — да, мы экстремисты, у нас крайние взгляды, крайне правые. То есть как назовут, так и есть на самом деле: радикалы, ультраправые, православные вахабиты. Неважно. Мы черносотенцы. Так социалисты называли монархистов, чтобы унизить. От слова «чернь», простой народ, но для монархистов это был комплимент. И для нас комплимент, когда нас называют экстремистами. На сегодняшний день единственная вообще оппозиция — ультра-правые монархические движения. Их много по всей стране, они проводят большие акции, но СМИ запрещено об этом писать.

— А чем вы лучше тех же КПРФ, СПС?
— Мы их не считаем оппозицией. Современная власть — необольшевистская, а КПРФ — это те же социалисты, которые не успели лицемерно переменить свою форму, перестроиться под так называемую демократию. У большинства людей из сегодняшней власти были коммунистические партбилеты. Поэтому какая они оппозиция? А власть демократическая? СПС и все остальные левые, как мы считаем, силы — они не национально ориентированные. Это враги России, только с другой стороны. Они ведь не объявляют эту власть плохой. Жириновский говорит, что Путин — единственный на сегодня приемлемый президент.

— Я вот никак не пойму: чем по сути, а не по форме правления вас не устраивает сегодняшняя власть?
— Она на корню пытается задушить любое проявление национального самосознания. Сегодня находятся за решеткой около 300 националистов, которые когда-либо посмели заявить, что власть противоречит интересам русского народа. Посмотрите на наш флаг. Белый, синий, красный — это флаг масонов. Эти же цвета у Америки, Великобритании, Франции. Влияние масонов очень сильно. А они действуют против России. То, что у нас уже 90 лет нет законной власти, — это говорит о многом. Это не просто Путин или Медведев захотели себе денег заработать, это целая система по захвату власти.

— Попахивает фашизмом.
— Нет, мы не фашисты и не нацисты. Мы против них, это наши первые враги. Они ставят один народ выше другого. Мы же, националисты, никогда не ставим русский народ выше другого народа. Мы уважаем другой народ потому, что умеем любить свой народ. В отличие от фашиста, русский националист никогда не будет убивать, его сдерживает православие, а фашиста ничего не сдерживает. Мы относимся к другим так же, как и к своим. Если азербайджанец, турок или иудей, даже русский, идет против России, он наш враг. А если иноземец живет в России, поддерживает культуру, не обособляется…

— По-вашему, иноземец не имеет права на собственную культуру?
— Есть грань между обособлением, ассимиляцией и созданием кланов. Сегодня в Калининграде у дагестанцев есть свой клан, дагестанская мафия, они имеют политическую и экономическую власть, на них равняются Боос с Ярошуком. Это уже враги России, они идут против России. Они создали здесь свою организацию и действуют в своих интересах, наплевав на интересы страны.

— А почему у власти нельзя быть, например, чеченцу? Чем он хуже русского?
— Он может быть у власти в Чечне. Зачем ему быть у власти в России?

— Может быть, затем, что он такой же гражданин страны, как и все остальные?
— Чеченцы не живут во всей России, Чечня — это сугубо однонациональная страна и пусть чеченец правит своей страной. Чечня 200 лет назад добровольно пошла под власть русского царя со словами «Мы хотим быть русскими».

— Минуточку, они вроде бы сказали, что мы хотим жить с вами, а не становиться русскими...
— У них всегда в Российской империи (так же, как и у евреев) были все права, кроме права избираться. Есть просто понятие «государствообразующая нация». Если в стране 70 процентов людей одной нации, то и правитель, естественно, должен быть этой нации. Во всех странах так. Это нам сегодня успешно внушают, что Россия — многонациональная страна. По европейским законам моноэтнические государства — это те государства, в которых население одного народа больше 70 процентов.

— Александр, а у вас есть кандидатура монарха?
— Этим вопросом сейчас не надо задаваться потому, что каждый народ заслуживает того правителя, который есть. Сегодняшний народ заслуживает максимум Медведева. Он не заслуживает царя. Поэтому его и нет. Наша задача — помочь народу заслужить царя, сплотить его. Сейчас у людей нет веры. Мы разобщены. Русский человек никогда не поможет другому по национальному признаку. Только если друзьям и родственникам. Поэтому кавказцы нас и не уважают. Они остро чуют разобщенности и видят, что мы слабы. Сейчас нет того, вокруг чего русскому человеку можно было бы объединиться. У нас много храмов, но народ от этого единым не становится. Епархия с властью и в любой момент отречется от народа и от нас. Это не та церковь, которая была раньше. У нас в Калининграде всего три батюшки монархисты, остальные все демократы. И к ним применяются в епархии санкции. Им дают маленькие приходы, где-нибудь на кладбище.

— Несколько странно все это слышать от человека, еще совсем недавно защищавшего суверенную демократию в составе молодежного движения «Наши». Я говорю о вас.
— У меня были всегда такие взгляды. Просто для того, чтобы руководить националистической организацией, нужен опыт. А где его взять? «Наши» — идеальная массовая организация, в которой можно самореализоваться, получить опыт, наладить контакты с властью, с теми же СМИ. На сегодняшний день «Наших» в регионе нет. Этому поспособствовали я и моя команда. Мы специально туда внедрились, чтобы развалить. Мы внедрялись и в другие кремлевские молодежные движения. Например, в «Новые люди», благодаря нам они просуществовали всего два месяца, мы не дали им задурманить молодежи голову. Я знал, что меня все будут спрашивать о моем членстве в «Наших». Я всегда был националистом и делал благое дело, боролся с врагами России.

Роман РОМАНОВСКИЙ, «Тридевятый регион-VIP»
Источник: «Тридевятый регион-VIP»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.