В памяти отказано каждому второму

Очередная истерия по поводу наездов на наши памятные знаки в Прибалтийских странах — бывших республиках Советского Союза отлично демонстрирует русскую народную поговорку «В чужом глазу соринку вижу, в своем и бревна не замечу»

Скоро уже два года как в нашей области в поселке Славяновка Багратионовского района братское захоронение является наполовину анонимным. При реконструкции мемориала чиновники потеряли половину фамилий. Все закончилось на букве «К». На плитах не хватило места для почти трехсот фамилий. Мемориал появился в 1945 году, сразу после захоронения здесь погибших воинов. Для него, как водится, использовали плиты с немецких могил, немецкие буквы были забиты, а русские — выбиты. Но выбиты были все фамилии, годы рождения и гибели. На могилу приезжали сначала жены и родители, потом дети и внуки, теперь уже правнуки. Два года назад чиновники решили старый мемориал реконструировать, все сделали новое: плиты с эпитафиями, памятник. Только вот места хватило далеко не всем погибшим. Хотели как лучше, а получилось даже хуже, чем всегда. В крайне сжатые сроки были изготовлены гладкие плиты. Исполнители резонно прикинули: дети этих героев уже сами старики, никто не хватится искать. Подумаешь, места не нашлось. На новенькой стеле вообще нет никаких надписей. Кто погиб, за что погиб, исчезли даты рождения и даты смерти похороненных в братской могиле.

За эти два года только супруги Шакула смогли добиться, чтобы имя отца дописали на плите. Сделали, как говорят в народе, шаляй-валяй, лишь бы родственники отвязались. Но — не отвязались. Стали за других хлопотать. От чиновников супруги Шакула получают каждый раз лишь отписки. Теперь собираются в Москве искать помощь. Уже накопились целые тома переписки с бездушными чиновниками. Министр областной культуры Михаил Андреев, глава района Нескоромный, временный и. о. военного комиссара Сойбель и другие. Чиновники отфутболивают друг к другу, кто ссылается на целевую программу патриотического воспитания, кто пишет о программе восстановления памятников. А недоделанный мемориал как стоял, так и стоит. С тех пор в областном правительстве уже две структуры наплодили по охране памятников, общей численностью полсотни чиновников. Но 360 героев так и лежат анонимно, без фамилий, имен, отчеств, дат рождений и смерти.

Славяновка далеко от большой дороги. Туда не заезжают кортежи правительственные, там не произносят пышные речи. Стоит малозаметная формальная бетонная пустая стелла без надписи. Вокруг — битые бутылки. Через дорогу, в постройках, где когда-то стояла воинская часть, теперь тюрьма. Пруд рядом грязный и заросший. Такое впечатление, что война здесь закончилась вчера. И не мы победили.

А ведь как любим всех военно-патриотически воспитывать да поучать. Отчего-то немедленно не поднялись в праведном гневе многочисленные «боевые братья» и советы ветеранов, партия уже двух Президентов, ратующая за память и доблесть. Все это — лишь на словах. Дело же покрыто бюрократической коростой. Господа чиновники из министерств образования и культуры на бюджетные миллионы уже не только детишек, но и взрослых на Красную площадь катают, чтобы воспитать патриотов. Кажется, полезнее привезти их в Славяновку. И дешевле, и ближе, и куда как более наглядно показан там патриотизм калининградской выпечки.

До чиновников достучаться — как до небес. Корреспонденту «ТР-VIP» удалось дозвониться до директора ГУК НПЦ по охране памятников Евгения Суздальцева только с четвертой попытки. Чиновник очень занят. Но, что приятно, в комментарии не отказал. Ответил на все вопросы.

— Евгений Владимирович, почему так долго не могут вернуть фамилии на захоронении?
— Потому что этот объект финансировался по федеральной целевой программе до 2006 года. В 2007 году мероприятие было включено в новую областную целевую программу «Развитие культуры Калининградской области на 2007-2011 годы». В прошлом году была разработана проектно-сметная документация на 70 объектов. В этом году в план включены три объекта в Багратионовском районе, в том числе и Славяновка.

— Сколько нужно денег, чтобы привести памятник в надлежащий вид и вернуть фамилии погибших?
— 240 тысяч рублей. На материал, гравировку на плитах эпитафий, их установку.

— Как получилось, что потеряны 300 имен погибших, и кто в этом виноват?
— Это наша ошибка. Ошибка в проектно-сметной документации. Сметчики ошиблись, а мы эту ошибку не заметили. Арифметическая ошибка. Ровно наполовину.

— Вы сами были на этом памятнике?
— Нет, не был.

— Те многочисленные заявления, жалобы, которые писали родственники, они уже в Москву пишут, вас это не волнует?
— Что значит — «не волнует»? Если б не волновало, воз был бы и ныне там.

— Так он и ныне там.
— Ну, чудес-то не бывает.

— Вы считаете, что это чудеса?
— Деньги с неба не падают. Проектно-сметная документация с воздуха не появляется. И процедуры таковы, что уходят месяцы. Это деньги бюджета. А значит конкурсы, аукционы, лицензии.

— Вы считаете 240 тыс. это такая большая сумма?
— Смотря с чем сравнивать. Если в бюджете нет этих денег.

— Это ведь братское захоронение. Могила. А не просто камень.
— Что вы хотите от меня услышать?

— Кто-то понес за это наказание?
— Мы не понесли за это наказание. Я знаю ситуацию лучше вас. Нам пишут родственники, они в шоке. Мы им объясняем ситуацию, так как она есть. Документы в конкурсном агентстве. Должен быть объявлен конкурс. В ближайшее время. Надеюсь в течении месяца. И вообще, увековечивание памяти — это задача Министерства обороны«.

Начинаются летние отпуска, 240 тысяч — это почти отпускные, например, депутата, работающего на постоянной основе или высокопоставленного чиновника. Это для сравнения. В бюджете, в котором говорят нынче денег много, за два года не нашлось средств на исправление чиновничьих ошибок — вернуть героям имена.

Ольга БОБРОВСКАЯ,
«Тридевятый регион-VIP»
Источник: «Тридевятый регион-VIP»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.