Калининград, потом Чернобыль: зачем руфер украсил мэрию флагом Питера

Павел Гогулан. Фото с личной страницы Павла «ВКонтакте»
Все новости по теме: Новый год

Руфер Павел Гогулан стал известен калининградцам и не только, после того как минувшей ночью залез на здание мэрии и повесил там флаг Санкт-Петербурга. Мотивом своих действий он назвал слова мэра города Александра Ярошука о запрете новогодних гуляний у главной елки. Поэтому девизом акции стала фраза «Гуляем, где хотим». «Новый Калининград.Ru» узнал, какие еще вершины покорил защитник Нового года.

Павел — калининградец, но вот уже три года живет в Санкт-Петербурге, там он учится в СПБГУ на историческом факультете. По словам Павла, раньше он был студентом юрфака БФУ имени И. Канта, но затем переехал в Питер, где и занялся руферством. По крышам экстремал лазит около полугода. За это время он покорил около 300 крыш Северной столицы, самая высокая из которых — Вантовый мост высотой 130 метров. В Калининграде в его послужном списке только одна крыша — здания администрации города.

Я взобрался на здание по водосточной трубе. Выдержит ли она меня, не знал. Но по ходу действий разобрался, что да. Страховку при подъеме не использовал. Никого из охраны за то время, что поднимался и был на крыше, не заметил. Флаг Питера повесил потому, что приехал оттуда и хотел пригласить всех в гости. Я и так думал на какую-нибудь крышу залезть, а тут Ярошук под руку попался. 


Руфер, взобравшийся на здание мэрии Калининграда и повесивший там флат Санкт-Петербурга, Павел Гогулан  

Гогулан.jpg
Павел признается, что сначала хотел повесить на крыше российский флаг с эмблемой своего вуза. Но не стал, потому что нанесение другого изображения на флаг страны попадает под статью 329 УК РФ «Осквернение флага», влекущую за собой более серьезное наказание, чем санкции за проникновение на охраняемую территорию.

В Санкт-Петербурге Павел в составе группы руферов «Неуловимые кролики» забирался на крейсер Аврора, Вантовый Мост, Смольный собор, башню Кунсткамеры и другие высотные объекты. Причем свои вылазки молодые люди совершали в костюмах кроликов, благодаря чему быстро завоевали популярность в интернете и на телеэкранах, неоднократно попадая и в новостные передачи после покорения очередных высот.

Других акций в ближайшее время санкт-петербургский руфер в Калининграде не планирует. Хотя признается, что его заинтересовали несколько высот, которые он, может быть, покорит через год. В качестве перспективных объектов Павел назвал Рыбную деревню и храм Христа Спасителя на площади Победы. Однако пояснил, что на храм по внешней стороне будет сложно залезть и придется заранее просчитать все возможности. К слову, все проникновения на охраняемые объекты руфер делает по внешней стороне здания и никогда не использует страховку. Но там, где есть возможность, предпочитает пролазить на крышу по лестнице. 

Как отмечает руфер, о том, что глава города извинился за свои слова и назвал их некорректными, он не знал. «Да и сегодня он сказал одно, завтра другое», — пояснил Павел девиз своей акции. Проблемы с полицией молодого человека не волнуют «Просто заведут дело, да и черт с ними», — говорит он и отмечает, что готов заплатить штраф за нарушения. Впрочем, к штрафам Павлу не привыкать. В Питере он уже не раз платил штрафы за свои проделки. «4 раза нас задерживала полиция, мы платили штраф в 500 рублей, и все», — отмечает Павел.

«Сейчас я несколько переориентировался. Просто лазить по крышам мне уже неинтересно. Интересуюсь высотами от 100 метров, преимущественно стеклянными, на которые можно забираться по внешней стороне здания без страховки», — делится Павел. В понедельник он собирается улететь на Украину, чтобы там попытаться взобраться на Чернобыльскую атомную станцию. Радиация его не пугает. «Там мало фонит, максимум мне грозит месячная доза», — подчеркивает он. Эту вершину Павел также собирается покорять без страховки.

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.