Век воли не видать: многовековое заключение замка Тапиау

Многолетние разговоры о том, что со дня на день оковы падут, и замок Тапиау «выйдет на свободу», пока так и остаются разговорами. Недавно руководитель регионального УФСИН Спартак Круглов заявил, что в связи с кризисом тюрьма не может получить новые помещения в обмен на памятник. Поэтому в ближайшее время не стоит ждать перемен, и толпы туристов не пустят в колонию. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» попали в режимное учреждение и узнали, что происходит с памятником за колючей проволокой. А также вспомнили, сколько веков в стенах замка размещается тюрьма.

По словам нынешнего главы регионального УФСИН Спартака Круглова, в ближайшие два года вопрос о переносе тюрьмы из Тапиау решаться не будет.

УФСИН сформировало свои предложения и пожелания и направила их региональному правительству, рассказали нам в пресс-службе ведомства. Однако ответа пока не поступило. Да в управлении и не ждут скорых решений: кризис на дворе. Туристов в качестве возможного источника прибыли здесь не рассматривают. Оно и понятно: тюрьма. И если до проходной сомнения еще могли возникнуть, то после пересечения нескольких решеток с лязгающими замками, сдачей телефона и неизменного «запрещенные вещества имеются?» становится очевидно, что замок Тапиау вряд ли может быть на данный момент доступен широкой публике.

«Это пристройка. Когда туристы приезжают, они останавливаются на заправке напротив тюрьмы и снимают ее, думают, что замок. Но это не замок, он дальше, это более поздняя постройка, хотя сейчас она самая красивая», — отмечает замруководителя исправительной колонии № 7 в Гвардейске Василий Николенко. На башенке той самой пристройки — часы. «Они у нас до определенного момента шли, пока были специалисты, которые могли их наладить», — рассказывает он. На уточняющий вопрос поясняет: «Специалисты из числа осужденных». «Раньше возрастная категория у отбывающих наказание была выше, и было достаточно специалистов. А сейчас молодежь одна. Специалистов почти нет», — сетует служащий.

По дороге к замку мы проходим мимо тюремной школы, и снова всплывает тема образования. Средний возраст находящихся здесь ребят — 22 года. И у некоторых из них за плечами не больше 6 классов. Многие заканчивают школу в тюремных стенах. Сюда направляют тех, кто получил первый срок. Именно поэтому постояльцев Гвардейской колонии нельзя «расселить» по другим учреждениям, где находятся рецидивисты. Это может снизить их шансы на то, чтобы «встать на путь исправления». Хотя в последнее время число заключенных здесь значительно снизилось. Раньше в учреждении находилось около полутора тысяч осужденных. Сейчас — около 600. Именно поэтому уже около 10 лет не используется жилой корпус, размещавшийся в замке, отмечает замруководителя колонии, когда мы выходим к памятнику.

Сохранившееся здание — часть замкового комплекса. Первые заключенные в его подвалах появились еще в XV веке. Полноценный тюрьмой он стал после наполеоновских войн. В советские и постсоветские год в здании располагались столовая, спортивный зал и жилые помещения. «Зимой там всегда было очень тепло, а летом прохладно», — вспоминает Василий Николенко. Сейчас используются только подвалы здания. В них хранится тюремный запас овощей. Подвалы тоже добротные, в них мало что портится, отмечают сотрудники колонии. Возле здания стоят два информационных щита. На одном — краткая историческая справка. На другом воссоздан старинный облик входа в тюрьму. Их тоже делал один из здешних сидельцев. По словам представителей УФСИН, молодой человек работал обычными красками, которые смешивал сам, чтобы добиться нужного цвета. Частично подпорченные погодой и временем плакаты заменяют здесь табличку об охранном статусе. Хотя охраны на этом объекте достаточно.

Поскольку здание не используется, федеральное ведомство средств на ремонт замка не выделяет. Несмотря на то, что некоторые работы уже необходимы. «Мы подписали охранную грамоту. И вот видите, черепица, например, кое-где падает, ее ветром сносит. А в Калининградской области такой больше нет. Может, и в Европе нет. А если есть дорогая, мы не можем себе позволить приобретать такую», — подчеркивает замруководителя колонии. Пока крыша еще держится и не течет. Но с фасада уже местами облетела штукатурка, а деревянная часть крыши, внутри которой была лебедка для поднятия военных снарядов, вот-вот грозит рухнуть.

_NVV6173.jpg

За решеткой и внушительной дверью скрывается винтовая лестница «еще с тех времен». Оббитые железом ступени ведут на второй этаж, где раньше находились столовая, спортзал и хозяйственные помещения. Проржавевший лифт, когда-то доставлявший обеды с кухни, замер. Со стен постепенно отслаивается краска и отходят деревянные перегородки в «совдеповском» стиле. От восточнопрусской истории здесь остались изящные потолки с сохранившейся лепниной, а также напольная плитка. «Смотрите, здесь проходило 1,5 тысячи человек три раза в день на завтрак, обед и ужин, а покрытие только слегка стерлось», — восхищается Василий Николенко.

Под потолком за облупившейся штукатуркой видны следы ярко-синей краски. Раньше сюда частенько приезжали специалисты, которые заключили: под известкой можно найти сохранившиеся росписи. Бывший глава Гвардейска Игорь Барсков просто «горел идеей» открыть замок для туристов. В то время даже был создан макет восстановления замка. Однако эти планы так и не воплотились в жизнь.

Как рассказал корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» сам Игорь Барсков, на тот момент «было решение проработать этот вопрос». Сначала рассматривался вариант постройки новой тюрьмы недалеко от Гвардейска. Для этого УФСИН был выделен участок в поселке Заборье. «Они должны были создать проект строительства учреждения на 1,5 тысячи мест, соответствующего необходимым требованиям. Плюс, чтобы там размещалось производство. Но это все стоило больше 3 миллиардов рублей, а федеральная программа УФСИН была достаточно урезана, и не хватило средств даже на часть работ, которая планировалась тогда в колонии, где Тапиау. Пришлось отказаться от этой идеи», — вспоминает Барсков.

В дальнейшем рассматривалась идея передачи исправительной системе одного из освободившихся военных городков, которые подошли бы под колонию. Но затем, по словам Барскова, вопрос приостановился. «Думаю, что до восстановления экономической ситуации об этом можно забыть», — сделал неутешительный прогноз экс-руководитель Гвардейска.

 Как отметил Игорь Барсков, к 750-летию Гвардейска в здании на берегу Преголи планируется открыть музей Тапиау. В нем разместится макет памятника, а также другие экспонаты. 

Однако даже сейчас Игорь Александрович продолжает заниматься историей Гвардейска. Так, он рассказал, что к юбилею города, которое будут праздновать в 2015 году, совместно с учеными готовится к выходу труд, посвященный истории Тапиау. «После выхода издания Польша и Литва будут нам завидовать. Ведь по количеству VIP-персон, посещавших замок, Тапиау намного обгоняет соседние государства», — говорит Барсков, подчеркивая, что это подтвержденные документами факты.

«По тем временам замок вообще приравнивался к семизвездочному отелю. Сами смотрите, есть исторические данные о том, что в свое время там останавливался Генрих IV, будущий основатель династии Ланкастеров, со всем своим двором, фрейлинами, клоунами и так далее. Его свита была около тысячи человек, и все они размещались в одном форбурге. Знаменитый герцог Альбрехт там жил и умер. Литовского князя Витаутаса там крестили», — навскидку перечисляет Барсков.

Но пока это перспективы. А сейчас краткая экскурсия закончена — во вторую половину здания вход закрыт. Сейчас туда не ходят. Может быть опасно, поясняют нам. По окончании осмотра нас конвоируют в административную часть: посетители могут ходить по тюремным помещениям только с охраной. Разговор заходит о местных жителях. По словам представителей УФСИН, конфликтов не возникает. Наоборот, многие жители Гвардейска работают в исправительном учреждении. «Своего рода градообразующее предприятие», — с улыбкой отмечает Василий Николенко. Собственно, градообразующее предприятие на данный момент и защищает старинный замок от окончательного разрушения. Ведь на примере других памятников легко представить, что было бы с Тапиау, не находись он за колючей проволокой.

О замке 

12.jpg

В нынешнем месте — излучине рек Деймы и Преголи — замок Тапиау был заложен в 1309 году. До этого постройки из дерева располагались на берегу Деймы, позднее — на берегу Преголи. Полностью в камне здание было перестроено к 1351 году под руководством маршала Тевтонского ордена Зигфрида фон Даненфельде. Здесь рыцари останавливались перед походами на тогда еще языческую Литву. С этой целью здесь побывали и австрийский герцог Альбрехт III, и будущий английский король Генрих IV. В 1385 году в стенах Тапиау литовский князь Витаутас принял крещение. 

Во время Тринадцатилетней войны в 1454 году члены антиорденского Прусского союза, воспользовавшись отсутствием в замке гарнизона, захватили его. На следующий год орден отбил замок. С 1457 по 1722 год в здании находились орденский архив и библиотека. В это же время подвалы использовались как тюрьма для политических заключенных. По окончании войны замок пришел в запустение и восстанавливал свое значение. Затем он стал любимой резиденцией герцога Альбрехта, который сделал его главным замком и провел в нем значительную реконструкцию. Но затем снова наступил упадок. В XVIII веке замок служил малым двором. К тому времени стены вокруг замка были разобраны, ров осыпался и обмелел.  

В 1758 году город в ходе Семилетней войны заняли русские войска. В замке Тапиау были расквартированы солдаты. Как отмечали пруссы, отношение русских было довольно мягким. Однако, несмотря на это, здание замка пострадало и нуждалось в реставрации. Но ее не провели, поскольку страна была истощена войнами. В 1786 году Тапиау переделывают под дом призрения, с 1793 году он стал принимать нищих, попрошаек, бедных и больных. В 1807 году во время наполеоновских войн замок заняли французы. После этого три флигеля замка снесли, а остальные помещения переоборудовали под тюрьму.  

В 1879 году во время реконструкции были надстроены два этажа замка. Несколько лет спустя он стал принимать дополнительно слепых и глухонемых. При нем открыли мастерские и типографию. В начале ХХ века в тюрьме содержалось около 200 человек. Во время Первой мировой замок сильно пострадал. Сгорели верхние надстройки. После войны их снесли. Замок продолжали использовать как тюрьму.  

Во время боев Великой Отечественной войны замок почти не пострадал. Советские власти сохранили в нем тюрьму, в которой содержались военные преступники. В феврале 1946 года тюрьма была реорганизована в детскую трудовую колонию для несовершеннолетних. Спустя год, 1 января 1947 года тюрьма становится пересыльной. В мае 1960 года бывший замок стал составной частью учреждения строгого режима. На данный момент в нем располагается исправительная колония № 7, в которую попадают заключенные, впервые отбывающие срок. Вековое заключение замка продолжается.

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.