Предъявите продуктовую карточку: спасут ли голодных социальные магазины

Губернатор Калининградской области Николай Цуканов в начале февраля 2015 года поручил муниципалитетам открыть социальные магазины, в которых продукты продавались бы по себестоимости. «Новый Калининград.Ru» выяснил у предпринимателей и экспертов, насколько реальна эта затея.

Далеко ли до магазина?

Первые социальные магазины в муниципалитетах Калининградской области должны открыться максимум через 2–3 месяца. Об этом губернатор заявил журналистам 10 февраля.

При этом единственной загвоздкой на пути к социальным торговым точками, по мнению Цуканова, является лишь наличие свободных площадей, и магазины откроются, как только муниципалитеты предоставят помещения. Организационными вопросами, по словам губернатора, сейчас занимается региональное министерство сельского хозяйства. Государственное предприятие «Агробалтсбыт», подведомственное минсельхозу, будет централизованно закупать продукцию у сельхозпроизводителей по оптовым ценам и поставлять в «социальные» торговые точки.

«Там будет продукция, которая с наценкой покрывает только расходы на содержание магазина — то есть зарплаты продавцов и, допустим, электричество или вода максимально. То есть никто на этом зарабатывать не будет», — заверил Цуканов.

Казалось бы, если дело не стоит выеденного яйца в виде свободных торговых площадей, почему региональные власти не озаботились социальными магазинами во времена прошлого кризиса или хотя в 2010 году, когда Николай Цуканов пришел к власти? Впрочем, как и ожидалось, все оказалось не так просто. И загвоздка не только в помещениях для магазинов.

Так, во вторник выяснилось, что пока не совсем понятен механизм работы таких торговых точек. И как ни пытали представители СМИ главу региона на брифинге по итогам заседания правительства, получить ответы на все вопросы они так и не смогли. Цуканов заявил, что покупать продукты в социальных магазинах смогут все желающие, а не только социально незащищенные слои населения. На вопрос, как региональные власти намерены в таком случае бороться с перекупщиками, губернатор лишь ответил, что «механизм настройки требует определенного времени».

Мы можем договориться с производителями, которым мы даем субсидии государственные, чтобы они нам давали по максимально низкой цене, по себестоимости.

Николай Цуканов, губернатор Калининградской области

IMG_0039.jpg

При этом губернатор не исключил административные методы влияния на поставщиков. «Мы можем договориться с производителями, которым мы даем субсидии государственные, чтобы они нам давали по максимально низкой цене, по себестоимости», — сказал губернатор.

После обеда во вторник, на заседании комитетов областной Думы министр социальной политики Анжелика Майстер признала, что рабочая группа, призванная открыть социальные магазины, все еще работает и находится в стадии жарких дискуссий. Этот момент выяснился, когда депутат от ЛДПР Александр Ветошкин поинтересовался, почему в России не может действовать такая же система, которая, по его словам, действует в Германии. «Там социальные магазины, где продаются продукты питания, у которых заканчивается срок годности — к примеру, пять дней осталось. Они продаются за символическую плату посредством купонов, которые выдает специальная служба, — пояснил Ветошкин. — Продукты в эти магазины сдают торговые сети, которые получают скидку на какие-то налоги. Может быть, использовать это в качестве новации».

Мы карточки продовольственные посчитали — на одно количество людей, на другое, в зависимости от суммы компенсации, процента роста цен и тому подобное. Расчеты были. Может быть, мы вместе придем к здравому решению какому-то.

Анжелика Майстер, министр социальной политики Калининградской области

Анжелика Майстер сообщила, что вопрос о формате социальных магазинов обсуждается на заседаниях рабочей группы под руководством вице-премьера Александра Богданова. «Обсуждения идут жаркие. У нас разные понимания того, как должен работать магазин, — сказала министр. — Возникают вопросы совершенно непраздные. Во-первых, поставка таких продуктов питания — вопрос в том, что предприниматель, поставляющий их, должен быть заинтересован. Вопрос интереса самого предпринимателя — он обсуждаемый… Мы даже обсуждаем вплоть до того, для кого должны быть эти магазины. Например, для тех, кто относится к категории нуждающихся? Их 39 тысяч — тех, у кого доходы ниже прожиточного минимума. Я их всех знаю — они получают у нас субсидию. Но тогда вопрос, почему, к примеру, Мария Ивановна может купить продукты, а её соседка, у которой уровень доходов выше на 3 рубля, не может? Хватит ли продуктов? Эти все вопросы в практической плоскости, они обсуждаются».

Майстер также признала, что есть опыт других регионов, где пошли путем «каких-то продовольственных карточек». «Мы тоже его знаем. Мы карточки продовольственные посчитали — на одно количество людей, на другое, в зависимости от суммы компенсации, процента роста цен и т. п. Расчеты были. Может быть, мы вместе придем к здравому решению какому-то», — сказала министр.

Назад к карточкам

_NVV5141.jpg

Представители бизнеса и эксперты, с которыми пообщались журналисты «Нового Калининграда.Ru», в своих оценках относительно будущего социальных магазинов разделились. 

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Калининградской области Георгий Дыханов считает, что бизнес готов к тому, чтобы идти в социальные магазины. «Продукты питания — это в основном бизнес фермерский, малый, поэтому чем меньше цепочка, чем короче путь до потребителя, тем лучше. В данном случае речи не идет, что будут какие-то супердотации или суперпреференции предпринимателям. Речь идет о том, чтобы сократить цепочку в нашем регионе по тем продуктам, которые у нас есть, производятся, отпускаются по низкой цене производителями, а потом там идут какие-то накрутки посредников, не очень нужных звеньев, — сказал Дыханов. — Многие предприниматели стараются снизить цены, чтобы не потерять рынок, сохранить лояльность клиентов. Думаю, бизнес готов. Это правильная, хорошая рыночная мера, на самом деле».

Чем социальные магазины будут отличаться от ярмарок, которые уже работают в регионе? На это Георгий Дыханов ответил, что ярмарок просто мало. «Ярмарки действуют — это значит, что у нас не только говорят, но и делают. Ярмарки — хороший и правильный путь. Но просто их мало. Надо ждать выходных, чтобы приезжать на ярмарку и купить у фермера напрямую мясо, к примеру», — отметил бизнес-омбудсмен. Появление же социальных магазинов позволит, по его мнению, сокращать цепочку между производителем и покупателем в ежедневном режиме.

Если мы говорим о вновь открываемых точках, то, скорее всего, это льготная арендная ставка со стороны муниципалитета или области, это может быть перерасчет коммунальных платежей в сторону снижения. Все, что связано с региональными и муниципальными мандатами.

Олег Скворцов, бизнес-консультант

_NVV9169.jpg

Бизнес-консультант Олег Скворцов полагает, что ярмарки — наоборот, не выход, и нужно не создавать социальные магазины, а повышать уровень жизни населения. «Но если говорить о реальности идеи открыть социальные магазины… Если бизнес социально ориентирован, если он думает о том, что ему на этой территории жить и находиться, и в сложные и в легкие времена, то отдельные магазины могут создать такие условия для населения, либо для отдельных категорий граждан, вне зависимости от того, какая на сегодняшний день ситуация», — добавил Скворцов. Однако, по его мнению, бизнесу потребуется «что-то взамен». «Если мы говорим о вновь открываемых точках, то, скорее всего, это льготная арендная ставка со стороны муниципалитета или области, это может быть перерасчет коммунальных платежей в сторону снижения. Все, что связано с региональными и муниципальными мандатами», — отметил бизнес-консультант.

Глава регионального Союза промышленников и предпринимателей, крупный производитель сельхозпродукции и экс-министр сельского хозяйства Андрей Романов также считает, что идея социальных магазинов будет реальной при некоторых вводных. «Если будут для таких торговых точек сформированы условия для аренды или покупки помещения, и они будут заключать прямые договоры с действующими производителями, я думаю, что определенный эффект может быть, — сказал Романов. — Но здесь вопрос, конечно, один. Если цена будет намного ниже, то нужно будет ограничивать круг потребителей социальных магазинов, иначе будет ситуация, что в течение первой половины дня будут все скупать. Социальный магазин — для определенных категорий населения».

При этом глава регионального СПП считает, что в Калининградской области вполне возможен и механизм реализации поддержки населения посредством продуктовых карточек. «Этот вариант очень активно работает в США — продовольственные товары для социальных слоев населения. Глобально этот механизм очень интересен, они его внедряли лет 30 назад. Поэтому если эту практику применить и в области и в целом по России, это был бы рабочий вариант», — считает он.

Карточки, считаю, было бы, наверное, правильно. Помогать конкретным нуждающимся людям, а не всем, кому надо и не надо. Единственное, психологически это тяжеловато. Но мне кажется, нужно посмотреть, как в мире сделано, и искать более эффективные способы поддержки.

Николай Власенко, сенатор от Калининградской области

_NVV2032.jpg

Механизм введения продуктовых карточек для необеспеченных слоев населения поддержал бывший представитель бизнеса — основатель группы компаний «Виктория» сенатор Николай Власенко. «Это может быть правильно, потому что от объективного субсидирования мы переходим в таком случае к субъективному. В США 46 млн человек за чертой бедности получают продуктовые карточки — гарантированный набор продуктов, если человеку не хватает доходов. То есть, государство не как сейчас, пытается сделать низкую цену на сахар для всех — от миллионеров до пенсионеров. Это неправильно, потому что государство несет большие издержки. Поэтому карточки, считаю, было бы, наверное, правильно. Помогать конкретным нуждающимся людям, а не всем, кому надо и не надо. Единственное, психологически это тяжеловато. Но мне кажется, нужно посмотреть, как в мире сделано, и искать более эффективные способы поддержки», — сказал сенатор.

Food stamps (продовольственные талоны) — это пособие в США, пользуясь которым, можно приобретать еду в супермаркетах, продовольственных магазинах, в некоторых ресторанах, а также получать еду по специальной программе помощи людям пожилого возраста. Талоны выдают местные отделы государственной помощи США. Они представляют собой пластиковую карточку.

При этом саму идею социальных магазинов Николай Власенко считает реализуемой, но лишь на время, и по крупным торговым сетям, по его мнению, это не ударит. «Нет, это же узкий ассортимент, причем это будут дотационные магазины. Если не дотировать каким-то образом — аренду — как правило, это 5–6% в расходах, не дотировать зарплату, налоги, то, конечно, это сложно и даже невозможно сделать — не бывает чудес. Но если государство или муниципалитет будет дотировать каким-то образом, тогда можно будет сделать себестоимость товаров ниже. Но объективно специализированные магазины с ценами ниже, чем в универсамах сделать невозможно, — полагает сенатор. — Административно заставят поставлять товары по какой-то цене, держать цену. То есть, это будет все равно субъективная цена, продотированная государством. Какое-то время она продержится, но это бесперспективно».

В качестве примера Власенко привел так и не открывшиеся в Калининграде магазины «Океан» с обещанной дешёвой рыбой в продаже. «Крайний (экс-глава Росрыболовства Андрей Крайний — прим. „Нового Калининграда.Ru“) обещал дешевую рыбу. Но это бесполезно, я показывал на цифрах — любой специализированный магазин всегда дороже, чем магазин более широкого ассортимента. Потому что издержек у него больше — сокращается количество товаров, издержек на единицу товара больше становится. Чудес не бывает. Но если государство согласится дотировать, наверное, удастся подержать какое-то время, и всё. Сейчас, чтобы снять ажиотаж, может быть, и правильно это. На какое-то время на какие-то группы товаров. Но все равно это закончится. Стратегически это неверно», — отметил Власенко.

Получить талоны Food stamps срочно могут жители США с доходом менее 150 долларов в месяц; американцы, арендная плата или выплата жилищного кредита с коммунальными услугами у которых выше месячного дохода или суммы на банковском счёте.

Глава торгового дома «Семья» Олег Пономарёв идею социальных магазинов считает в принципе нереализуемой, но тему продуктовых карточек поддерживает. «Нет помещений, нет поставщиков, готовых поставлять в убыток. Само торговое предприятие не может работать с маржой ниже 18%. Единственное возможное решение: аналог американских продовольственных карточек food stamps», — отметил Пономарёв.

Не могут понять

Тем временем, муниципалитеты уже взяли «под козырек». Более того, по всей видимости, они сами пока не в курсе, для кого же будут работать их социальные магазины. Так, пресс-служба администрации Советска заявила, что, предварительно, услугами магазина смогут пользоваться ветераны войны, ветераны труда, участники становления Калининградской области и социально незащищенные группы населения Советска. «Вопрос обсуждается, возможно, двери магазина будут открыты для всех советчан», — сообщили в пресс-службе.

1f2659438415f8d36e6a5be3f740960a.jpg

Глава города Николай Воищев проинспектировал здание теплосетей, цокольный этаж которого пустует и в котором планируется открыть магазин. «Для решения этого вопроса будут подключены все муниципальные предприятия, которые займутся ремонтом помещения. Муниципалитет возьмет на себя штат сотрудников, а частник, который придет на это рабочее место, займется логистикой и продажей товара, обязуясь обеспечить низкую стоимость. Глава городского округа надеется, что продукты, отпускаемые с прилавков, будут на 20% дешевле, чем в других магазинах города», — отметили в пресс-службе.

Глава Светлого Сергей Лютаревич также рассказал корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что сейчас в городе подыскивают помещение под торговую точку, поскольку муниципальных площадей в Светлом нет. «Их давно уже нет, с 2005 года, так как раньше в Светлом торговлей занималась в основном потребкооперация, у них магазины остались в собственности. Мы собрались с потребкооперацией и предложили сдать нам в аренду магазин. Мы сами ставим своих продавцов, предпринимателей или сами будем заниматься логистикой», — рассказал Лютаревич.

Мы пока не можем понять, что это будет — карточки, или это все люди смогут покупать… Давать им по 5–10 кг в руки товара. Всю эту тему мы сейчас обсуждаем. Но первая наша задача — подобрать помещения.

Сергей Лютаревич, глава Светлого

По его словам, также сейчас власти города пытаются определить категории людей, которые могут пользоваться магазинами. «То есть, мы пока не можем понять, что это будет — карточки, или это все люди смогут покупать… Давать им по 5–10 кг в руки товара. Всю эту тему мы сейчас обсуждаем. Но первая наша задача — подобрать помещения. Потребкооперация получила это предложение и пошли думать два дня», — сказал он.

На вопрос о том, как планирует Светлый содержать продавцов и организовывать логистику, Сергей Лютаревич ответил, что вопрос также обсуждается. «Мы, конечно, постараемся найти точки безубыточности в работе магазина, чтобы зарплата была продавцов, электричество, подвоз товара — чтобы все это оправдалось. Это задача максимальная. Если не получится так, поскольку товары там должны быть подешевле, тогда муниципалитет посмотрит, какие затраты он сможет взять на себя в рамках закона. Ведь не так все просто — взять деньги и отдать из бюджета. Любой предприниматель придет завтра и скажет — компенсируйте мне. Механизмы ищем, до конца недели, думаю, они будут понятны», — сказал он.

«Выживаем»

_NVV8445.jpg

Между тем, оказалось, что в Калининградской области есть настоящий социальный магазин, который принадлежит муниципальному унитарному предприятию (МУП) Гвардейского района и работает уже четыре года.

В 2011 году под магазин в Гвардейске выделили помещение площадью 60 квадратных метров. По словам директора предприятия Валентины Взапреловой, это был «убитый сарай», в ремонт которого пришлось вложить 1 млн рублей — в помещении делали водопровод, канализацию, отопление, крышу, стены. Поэтому сейчас магазин передан МУП в хозяйственное ведение, предприятие не платит арендную плату. Дотаций из бюджета торговая точка не получает, живет на то, что сама заработала.

Наценка на хлеб, молоко, сливочное масло в магазине — 5%, на крупы — 5–7%, на сахар, масло растительное, колбасу, мясо, мясопродукты — до 10%. На кондитерскую группу и овощи наценка составляет 17%. Магазин торгует продукцией 27 производителей области.


Постановлением главы утвержден определенный перечень продуктов и максимальная наценка на них. «В самом начале, когда магазин только открывался, были книги, согласно которым мы вели перепись пенсионеров и отпускали товар только по удостоверениям. Потом ввели дополнительные группы — инвалидов и многодетных семей. Первое время был ажиотаж — брали по 10 десятков яиц, а нормы отпуска не было, — рассказала Валентина Взапрелова. — Спустя год пенсионеры стали обижаться, поэтому от переписи льготников в магазине решили отказаться. Сейчас мы удостоверений не требуем, к нам могут приходить любые покупатели. Но у нас уже сложился свой круг — приезжают жители 28 поселков Гвардейского района. 1–2 человека могут быть не пенсионеры, а остальные — пенсионеры. Мы даже попытались ввести продажу пива, чтобы повысить рентабельность магазина. Но у нас его не пьют».

На вопрос о том, как получается выживать в таких условиях и без дотаций, директор поясняет, что в ведении МУП находится пять магазинов, только один из которых социальный, поэтому социальный существует за счет средств, которые зарабатывают 4 других торговых точки сети. «В других наших магазинах наценка на молочку не 5, а 15%, на хлеб — не 5, а 20%, а на кондитерскую продукцию — от 25% до 30% в зависимости от цены. Чтобы социальный магазин был рентабельным, нужно, чтобы он давал хотя бы 1,5 млн рублей, он дает 1,1 млн рублей в год. Отдельные месяцы рентабельные, отдельные — нет. К примеру, в начале января дневной товарооборот составлял около 2–3 тысяч рублей, хотя обычно он — 36–40 тысяч в день».

У нас пять магазинов, общая торговая площадь — 272 квадратных метра, в том числе 60 квадратных метров — это социальный магазин. 48,8 млн товарооборот, 12,8 млн — товарооборот социального магазина. И мы заплатили 2,7 млн налогов в год. Не считая арендной платы за другие магазины и прочие расходы. Поэтому, будем говорить так: тяжело со всех сторон. Выживаем.

Валентина Взапрелова, директор социального магазина Гвардейска

У МУП есть два автобуса, которые завозят товар — овощи, мясопродукты, сахар, гречку. Складских помещений нет — у предприятия элементарно нет оборотных денег. «Живем только за счет того, что работаем с колес, — признает Валентина Взапрелова. — Вот предложили нам ввести банковские карты. Банк берет 2,5% за безналичный расчет. К примеру, 100 тысяч мы привезли товара, наценка 10%. Со 110 тысяч наценка 10 тысяч, из них 2750 мы должны отдать банку, на остальные деньги выживать».

В социальном магазине Гвардейска работает 4 человека, зарплата — 12–14 тысяч. «Зарплата маленькая, да. Должна быть выше, но пока возможности нет… И при всем при этом у нас пять магазинов, общая торговая площадь — 272 квадратных метра, в том числе 60 квадратных метров — это социальный магазин. 48,8 млн товарооборот, 12,8 млн — товарооборот социального магазина. И мы заплатили 2,7 млн налогов в год. Не считая арендной платы за другие магазины и прочие расходы. Поэтому, будем говорить так: тяжело со всех сторон. Выживаем», — сказала директор магазина.

По словам Валентины Взапреловой, чтобы подобные магазины заработали в других муниципалитетах, изначально нужно помещение, оборудование, договоры с поставщиками, опыт работы. «Мы четыре года назад магазин открыли на ура. Сейчас все это сложнее, если начинать с пустого места, не имея оборудования, ничего. Плюс у нас же сеть магазинов — мы товар везем не только в социальный магазин, но и в остальные», — отметила она.

Кстати, выяснилось, что региональные власти пока не особо интересовались опытом работы единственного социального магазина. По словам Валентины Взапреловой, некоторое время назад приезжали чиновники из области, но от представлений о том, как работает торговля, они были как-то далеки.

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.