Взятка как цена за бизнес в России

Один российский бизнесмен недавно создал компанию, которая занималась поставками оборудования в новые офисы и квартиры. Несмотря на то что Россия переживает строительный бум, он едва не прогорел.

Бизнес еле держался на плаву, но ситуация изменилась этим летом, когда два "посредника" организовали заключение контракта между этой компанией и областной администрацией.

С тех пор этот бизнесмен получил четыре контракта и ожидает новые. Но успех имеет свою цену.

Этот бизнесмен сказал о том, что он платил взятки, которые составили от 5% до 10% от суммы каждого контракта. Сумма самой большой взятки составила 90 тысяч долларов.

Он занес информацию о каждой взятке в свой ноутбук, чтобы не оставлять каких-либо записей в бумагах. Он относится к взяткам с отвращением, но говорит, что взятки – это неизбежная цена ведения бизнеса в современной России.

"Если ты хочешь быть конкурентоспособным, ты должен играть в эту игру", – сказал он в интервью. Этот бизнесмен согласился давать интервью только при условии, что не будут названы его имя, его компания и областная администрация, с которой ему приходится вести бизнес. Он говорит о том, что опасается проблем с законом и того, что ему причинят вред или даже убьют.

"Раньше это называлось "взятка", – говорит он. – Сегодня это просто называется бизнесом".

Взяточничество, безусловно, не новое явление для России. Но, согласно результатам нескольких последних опросов общественного мнения и интервью с десятками рядовых россиян, в последние годы, при президенте Владимире Путине, взятки выросли и в количестве, и в размерах.

Сейчас взятки затрагивают почти каждый аспект жизни.

С большей настойчивостью, чем когда-либо раньше, активисты по борьбе с коррупцией и даже некоторые правительственные чиновники предупреждают, что правительство настолько погрязло в коррупции, что взяточничество угрожает свести на нет все успехи России на пути движения вперед, которые произошли после распада Советского Союза 14 лет назад.

Фонд "Индем", который находится в Москве и предпринял самые активные попытки измерить масштабы коррупции в России, в прошлом месяце провел опрос, результаты которого показали, что рядовые россияне платят взятки на общую сумму 3 млрд долларов ежегодно, а предприятия – на сумму в 316 млрд долларов. Это почти в 10 раз больше того результата, который был получен во время первого опроса фонда "Индем", проведенного четыре года назад.

Общая сумма взяток в два с половиной раза превышает доходы, которые правительство собирает в бюджет, показало исследование. Это означает, что огромное количество российских богатств поступает в "теневую преисподнюю" коррумпированных чиновников, не декларируется как доход, не облагается налогом и не служит социальным и экономическим целям государства.

В июне Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе написала в своем докладе: "Слабость, неэффективность и коррупция всех ветвей власти – самые главные препятствия для дальнейшего прогресса в реформировании России".

Другие исследования также ставят Россию среди самых коррумпированных государств мира, помещая бывшую сверхдержаву в один ряд с развивающимися странами. Международная организация по исследованию коррупции Transparency International сообщила в своем последнем докладе, что по масштабу коррупции Россия следует за такими странами, как Нигерия, Азербайджан и Ливия – страны, богатые нефтью, но насквозь пропитанные взяточничеством.

Президент фонда "Индем" Георгий Сатаров сообщил в интервью о том, что новому росту взяточничества способствует неэффективность российских устаревших государственных структур, унаследованных из коммунистического прошлого.

Но он также обвиняет в ослаблении законности политику Путина. По мнению Сатарова, для борьбы с коррупцией необходимы три условия: свободные средства массовой информации, энергичная политическая оппозиция и независимая судебная власть. При Путине Кремль урезал все три эти ветви власти.

"Самое главное – это то, что Путин ничего не делает для изменения ситуации", – говорит Сатаров. Взяточничество растет быстрыми темпами, особенно в бизнесе, где, по оценке фонда "Индем", средний размер взятки составляет 135 тысяч долларов, что в 13 раз больше, чем было в 2001 году.

По словам Сатарова, усиление давления на бизнес свидетельствует об усилении роли государства в экономике во время пребывания Владимира Путина на посту президента.

Для Сатарова и других россиян дела, подобные делу ЮКОСа, говорят не столько о стремлении правительства искоренить коррупцию, сколько о желании правительства восстановить контроль над ценными активами в экономике.

Фактически обвинения, предъявленные бывшему главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому в уклонении от налогов, – обвинения, которые он и его сторонники называют имеющими политическую подоплеку, – могут привести к обратному эффекту.

Один очень богатый московский бизнесмен, который дал интервью на условиях анонимности, опасаясь подвергнуться преследованиям или политической мести (подобные опасения испытывали другие люди, давшие интервью), сообщил о том, что взятки все чаще становятся необходимостью – либо для того, чтобы получить контракт, либо с целью защититься от инспекторов и прокуроров.

Величина и масштабы такой коррупции делают современную Россию другой, не такой, какой она была даже в недавнем прошлом, говорит московский бизнесмен. В ранние годы постсоветской России остатки советского страха перед контролирующими органами, а также романтический оптимизм, вытекающий из стремления построить нормальную демократию, в какой-то мере ограничивали коррупцию.

"Сегодня романтики нет, – говорит Сатаров, – нет и старых страхов".

Согласно результатам недавнего опроса, проведенного Всемирным банком, 78% российских компаний сообщили о том, что им приходилось платить взятки. Другой опрос, проведенный Консультативным советом иностранных инвестиций, созданный российским правительством и иностранными корпорациями в 1994 году, показал, что 71% компаний считают коррупцию самым большим препятствием для иностранных инвестиций.

Сатаров рассказал, что один крупный бизнесмен признался ему в том, что ему приходится платить взятки пяти министрам правительства. На взятки уходит половина доходов этого бизнесмена. "Когда эта цифра достигнет 70%, я закрою свой бизнес", – вспоминает Сатаров слова своего собеседника.

Один бизнес-консультант, который до недавнего времени работал с Евросоюзом над проектами в сфере экономического развития в Калининграде и Москве, сказал о том, что он постоянно сталкивался с чиновниками, которые требовали взятки, подарки или же настаивали на том, чтобы он принял на работу их родственников, не обладающих необходимой квалификацией.

В интервью этот консультант, который согласился обсуждать проблему только на условиях анонимности из-за опасений мести, сказал о том, что взяточничество необходимо рассматривать как составной элемент российского правительства.

"Коррупция – это не вирус, который заразил систему, – говорит он, имея в виду то, что в Европе и в Соединенных Штатах взяточничество понимают как отклонение от нормы, которому нужно помешать распространиться, а затем ликвидировать. – В самой системе заложена коррупция".

Россия так сильно изменилась по сравнению с советским прошлым, что для многих "небольшая выплата" даже не является взяткой. Скорее, взятка считается оплатой за решение трудных проблем или преодоление бюрократических проволочек. Она рассматривается как прибавка к скромным зарплатам честных во всем остальном российских государственных служащих.

"Это не их вина, а неспособность правительства создать нормальные условия для жизни, – говорит Ярослав Лиссоволик, главный экономист United Financial Group. Последний раз он платил взятку – как он сказал, "пару долларов" – для того, чтобы получить результаты анализов в государственной клинике, где государственное медицинское обслуживание является бесплатным только в теории.

В одном из докладов делается вывод, что правительственные чиновники специально делают законодательство более запутанным, чтобы создать возможности для взяточничества. Как заметил один бизнесмен, работающий в строительной отрасли: "Закон – это как Библия, они трактуют его, как хотят".

Один американский бизнесмен, женатый на россиянке, привел пример уплаты взятки. Ему пришлось заплатить взятку в сумме около 1000 долларов за то, чтобы решить проблему со своей маленькой дочерью. Она не могла получить российский паспорт, так как у нее не было регистрации в милиции. Но ее не могли зарегистрировать, так как у нее не было паспорта.

"Я бы хотел, чтобы на решение этой проблемы ушла меньшая сумма", – говорит он.

Так как взятка является необходимостью, взяточничество стало общепринятой практикой. К примеру, взятки стали почти обязательными за поступление в российские университеты, даже туда, где обучение официально считается бесплатным для тех, кто прошел по конкурсу.

По оценке фонда "Индем", ежегодно на взятки к деканам, профессорам и другим людям, имеющим отношение к зачислению в университет, уходит 583 млн долларов.

"Индем" и Московская высшая школа экономики называют цифру 30-40 тысяч долларов как размер взятки за поступление в самые престижные университеты.

Молодые мужчины призывного возраста часто платят взятки для получения отсрочек от призыва. Основанием для таких отсрочек становятся медицинские показания и другие причины. Молодые люди стремятся избежать службы в армии, опасаясь войны в Чечне, а также жестоких издевательств над молодыми военнослужащими.

Один молодой человек из Екатеринбурга сообщил в интервью о том, что средний размер такой взятки в его регионе составляет 1500 долларов и что он и несколько его товарищей успешно заплатили эту взятку. По сообщениям, в Москве взятка за отсрочку от призыва составляет 5000 долларов.

По данным Министерства обороны, в армию призываются менее 10% всех мужчин, подлежащих призыву.

Но больше всех известна взяточничеством милиция.

Один юрист московской юридической фирмы рассказал о том, что недавно его подруга в пьяном виде вела автомобиль по Москве. Милиционер остановил автомобиль, но ей удалось избежать ареста после того, как она вместе с милиционером подошла к банкомату и сняла 300 долларов.

"Самое ужасное, что это считается абсолютно нормальным", – говорит юрист.

Опрос фонда "Индем" выявил одну положительную тенденцию – число россиян, желающих платить взятки, снизилось по сравнению с 2001 годом. Это говорит о росте раздражения по поводу взяточничества. Тем не менее 53% опрошенных сказали о том, что они готовы платить взятки.

Критики Путина и даже некоторые его сторонники высказывают обвинения в том, что правительство сделало очень мало для серьезной борьбы с коррупцией потому, что коррупция проникла в верхние эшелоны власти, что признает и сам президент, порой в резкой форме.

"И государство в целом, и правоохранительные органы, к сожалению, у нас еще страдают от коррупции и от низкой эффективности своей деятельности", – сказал Путин в интервью государственному телеканалу в прошлом году. Президент добавил, что коррупция проникла на самые высокие уровни и речь идет о сотнях, десятках тысяч, а возможно, и о миллионах долларов.

Александр Лебедев, финансист и депутат нижней палаты российского парламента от пропутинской партии "Единая Россия", сказал в интервью, что коррупция будет процветать до тех пор, пока не будут приняты решительные меры, такие, как арест имущества в России и за рубежом.

"Вы можете найти заместителей министров, у которых есть особняки и яхты. Я знаю министров, которые являются миллионерами", – говорит он.
Источник: ИноПресса

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.