Благоденствие Отечества: военный городок Черняховска в проекте «Пустые дома»


Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» отправились в бывший военный городок на ул. Курчатова в Черняховске, прогулялись по гулким коридорам, почитали наставление Владимира Путина и секретные документы, заглянули в темный подвал и нашли подземный бункер.

На КПП у входа больше не стоит караул. Тяжелые ворота приоткрыты так, что на территорию городка может пройти любой штатский. Военных здесь больше нет, хотя все напоминает об их присутствии: справа стоит огромный знак 4-го отдельного гвардейского морского штурмового авиационного полка. «Защита Родины всегда была и во веки веков будет священным долгом настоящего гражданина и патриота», — гласит цитата рядом за подписью «В. В. Утина». Разумеется, изначально там была написана фамилия президента страны, но уже несколько лет никто не обновляет облетевшую краску.

... Я заключаю доброе имя свое в славе моего Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию...

Александр Суворов, надпись на входе в военный городок

Внутри первого корпуса множество пустых комнат с разбитыми старыми мониторами, больше похожими на телевизоры 90-х годов, раскуроченные принтеры и сваленные на пол карты. Все это щедро присыпано сверху отснятыми фотопленками; посмотрев их на свет, можно увидеть фрагменты военных учений и армейских праздников. В центре одного из помещений — умерший фикус, в другом — обгорелый сейф.

22 ноября 2013 года военный городок был передан Министерством обороны в собственность Калининградской области. 

В широких коридорах, обрамленных свесившимися со стен обоями, пол устилает солдатская пресса: «Фундамент доверия», «Страж Балтики», «Красная звезда», «Союзное вече»… Однако попадаются не только газеты и брошюры, но и различные должностные инструкции и даже документы. От безобидных памяток и текста Устава до вполне любопытной финансовой отчетности или журнала учета заявлений о преступлениях в войсковой части… В комнатах почти нет мебели, если не считать стенды с обучающими материалами и превратившиеся в труху шкафы, однако некоторые кабинеты едва ли не по колено завалены бумагами, часть из которых, возможно, тоже не предназначена для посторонних глаз. 

Увлекшись перебиранием стопок с документами, слышим глухие тяжелые звуки, разносящийся по коридору. Как будто тролль шагает по Хогвартсу, стуча по стенам тяжелой дубиной. Но следующие за ними резкие звуки возвращают из мыслей о сказке: по всей видимости, это вполне земные персонажи продолжают с хрустом выдирать из стен оставшиеся трубы и батареи. Однако при приближении нас, похожих на некоторых блогеров, они предпочитают спрятаться вглубь помещений — попадать в объективы гостям этих мест уж очень не хочется.

Из разбитых окон открывается вид на внутренний двор, где служащие когда-то убирались, а может быть, даже красили траву, и заросший плац, по которому сейчас изредка проходят разве что случайные гражданские, оказавшиеся в городке. 

У входа в подвал стопочками сложена сохранившаяся в целости плитка, на которой стоит клеймо немецкого производителя. Чем дальше спускаешься по лестнице, тем больше пробирает дрожь. Но не от ассоциаций с триллерами, которые сами собой приходят на ум в темных помещениях. Холодно от того, что здание, в котором до войны размещалась акушерская больница, промерзло. Ведь уже две зимы в городке никто не живет и не работает.



20150315_133208.jpg 20150315_134301.jpg 20150315_134426.jpg 20150315_134857.jpg 20150315_135225.jpg

Но как будто вдогонку мыслям о хоррорах луч фонарика выхватывает нарисованную на полу белым мелом пентаграмму в круге. Неровные линии начертаны прямо у входа в подземный бункер, находящийся неподалеку от основного комплекса зданий. Это внушительное убежище полностью автономно. На двух этажах бункера десятки комнат. Рабочие кабинеты, спальни, тренажерный зал, просторная ванная и даже небольшой кинозал с рядом типовых деревянных стульев с откидывающимися сидениями, которые когда-то были в каждом доме офицеров.

В одной из открытых полок запылившегося рабочего стола поблескивает пачка «Явы» еще советских годов, рядом с которой — престижные некогда импортные сигареты. В другой комнате на стене висит календарь от «Единой России» за 2012 год с лозунгом «За Янтарный край!». А в «тренажерке» на стенах красуются постеры с несколько пугающего вида мускулистыми женщинами. В пустой комнате у выхода в самом центре стоит стул, давно покрывшийся пылью и кусками осыпавшейся штукатурки. Его, как и все остальное, оставили здесь за ненужностью.

А тем временем у главного входа, уже не таясь и даже не оглядываясь на посторонних, двое мужчин с силой отдирают кабель с центрального фасада здания, срывая штукатурку и части барельефа. Куски извести кружатся в воздухе и оседают на мужчин и на асфальт, как мелкие снежинки. Прохожие равнодушно снуют мимо. И лишь презрительно бросают: «Трубы горят, а кабель-то медный».

Фото — Алексей Милованов, bildarchiv-ostpreussen.de, Алёна Пятраускайте.

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.