Дневной дозор

Обязанность прокурора - защищать бизнес. Такую неизвестную для многих истину вспомнили в Генпрокуратуре России. В результате появился приказ от 17 августа 2005 г. № 29, посвященный этой самой защите.
«ГРУБОЕ нарушение прав предпринимателей» у нас есть? Да! Оно «повсеместно»? А то! «Поборы и вымогательства в отношении предпринимателей со стороны криминальных элементов» присутствуют? Еще как. Генпрокуратура, наконец, увидела все безобразия и решила с ними покончить. Эту мысль я пытался себе внушить, изучая приказ Генпрокуратуры, из которого и взял вышеупомянутые утверждения. Из документа следует, что государство должно не зачищать, а защищать бизнес. Для начала, пишут в Генпрокуратуре России, нужно добиться соблюдения закона о защите организаций и ПБОЮЛ (Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 134-ФЗ). Ему уже четыре года, а он до сих пор работает со скрипом.
Документ должен оберегать от многих проверяющих, например пожарных, санврачей, торговой инспекции1. Они не могут проводить ревизии чаще, чем раз в два года. Только что созданные МП и ПБОЮЛ вообще три года освобождены от плановых проверок (п. 4 ст. 7 закона № 134-ФЗ). Норма хорошая, только не всегда исполняемая. Поэтому прокуратуре предписано бороться за соблюдение закона. Ей же бизнесмены могут сообщать о коррупции, на которую прокурор должен «бескомпромиссно реагировать». Также ему необходимо «особое внимание обратить на недопустимость» сбора чиновниками неправомерной платы с предпринимателей. Кроме того, прокурору следует идти в суд, требуя отменять незаконные указы региональных и местных властей. Будет ли польза? Сомневаюсь. Опрос, проведенный от имени налогоплательщика, не вдохновляет. Правда, радует, что общение с прокуратурой, независимо от малой результативности, было по меньшей мере вежливым.
«Я уже домой ушел», - радостно ответил сотрудник столичной прокуратуры, которому я позвонил в середине дня. Потом все же я от него узнал, что: а) по телефону прокуроры не разговаривают; б) любое заявление им надо принести лично или отправить по почте; в) сначала лучше обратиться в прокуратуру своего округа. После этого собеседник любезно пожелал мне всего доброго и положил трубку. Я даже проститься не успел.
Округа так округа. В прокуратуре ЦАО г. Москвы также не захотели общаться по телефону, но пригласили зайти и написать заявление об излишних проверках. Написать можно, но не узнают ли об этом те, на кого жалуются? В столице сказали, что жалобу виновнику не передадут, но она будет проверяться. При этом госслужащему может стать известно о том, кто им недоволен. А в прокуратуре Московской области сообщили, что мое обращение может попасть критикуемому. Подобная пересылка запрещена (п. 5 ст. 10 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1), но лишь на бумаге.
Неподписанные жалобы готовить бессмысленно - на них никто не реагирует. Это говорили все опрошенные. Вероятно, пренебрежение оправданно, анонимки могут стать «средством для сведения счетов». Так сказал работник из прокуратуры Калининградской области. Он единственный, кто разъяснял свои требования и пытался убедить меня, что с мздоимцами безопасно бороться. Все это говорилось очень вежливо и терпеливо, по-моему, собеседник пытался помочь предпринимателю, а не отпихнуть его. Так что Калининграду стоит дать первое место - за интеллигентность общения. А эффективность работы по новому приказу у всех примерно одинакова. Ее оценили 130 посетителей сайта www.2z.ru. Подавляющее большинство (103 человека) не надеются на изменения к лучшему.
Источник: Двойная запись

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.