Мы готовы накормить Россию: калининградцы хотят заместить консервы Евросоюза

Все новости по теме: Рыбная отрасль

Это производство уже посещали журналисты после того, как в марте нынешнего года имели счастье лицезреть губернаторскую рыбалку. Теперь же о процессе создания калининградского золота — шпрот — рассказали подробнейшим образом. Сегодняшний визит не случаен: накануне вступил в силу запрет на ввоз в Россию рыбоконсервной продукции из Латвии и Эстонии. Но калининградцы без рыбных консервов не останутся, заверяют в рыбоколхозе. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» отправились в цеха и пообщались с руководством, чтобы узнать о проблемах и перспективах отрасли.


Прутья и клети

Процесс производства именно шпрот связан с ручным трудом. Это увеличивает его стоимость, — объясняют в производственном цеху. Так, работницы вручную нанизывают каждую рыбку на прут, который затем вставляется в специальную клеть, которую направляют в особую печь, где проходит обработка, варка, сушка и копчение будущих шпрот. Через несколько часов чудо-машина выдает клеть подкопченных рыбок с чудным ароматом.

«То есть говорили, что производство натуральное, а коптят не на дровах?» — поинтересовались журналисты. «На опилках», — уточнила замруководителя предприятия Наталья Власова и открыла дверь в подсобный цех, где лежат свежие ольховые опилки. «Деревья мы покупаем у лесничеств, а затем сами их обрабатываем и превращаем в опилки, дым от которых подается в коптильню», — пояснила она. При этом Власова подчеркнула, что именно ольха придает особый вкус консервам комбината. «Где-то используют бук или другую древесину для создания букета, но нашим потребителям больше ольха нравится», — заметила сотрудница с видом знатока.

После копчения всем рыбкам отрезают головы, а затем передают тушки укладчицам, которые вручную фасуют каждую баночку. Опытная укладчица за 8-часовую смену может расфасовать до 1,5 тысяч банок консервов, отметила начальник лаборатории Ирина Мананенкова. После укладки баночки взвешивают и отправляют по конвейеру дальше. Автомат засыпает в консервы соль и добавляет масло.

«Весь день сегодня ко мне ходят мужчины с большими и маленькими фотоаппаратами, — кокетничает укладчица и ветеран труда Кира Селищева, имея в виду фотографов. — Только и приходится, что улыбаться». Она рассказывает, что раньше здесь работали на украинской соли, но теперь поставили польскую, которая «ничем не хуже». После «посолки» баночки закрывают крышками, и они уходят в отдельный цех, где уже запаянные консервы проваривают в специальной среде и снабжают этикеткой. Балтийское золото готово.

Ешьте шпроты — будете здоровы

В день на предприятиях рыбоколхоза производится около 40 тысяч баночек шпрот. И почти 100 тысяч банок других консервов. Предприятие готово удовлетворить спрос не только местного рынка, который, к слову, невелик. «У региона маленькая потребность. Это все делается в основном для рынка России. И вообще, вся калининградская переработка в основном была построена на реализацию продуктов на территорию России. Мы были транзитным звеном. Вся рыба сюда привозилась, перерабатывалось все. Потребность региона в рыбе небольшая — как в переработанной, так и в свежей. Дай бог, процентов 10−15. Но еще много ввозилось различной продукции из-за рубежа. Поэтому надеемся, что увеличится спрос», — отметил новый замминистра сельского хозяйства Максим Будурацкий.



Что касается качества. У нас безопасный продукт. Почему закрыли латвийские предприятия? По количеству бензопирена. У нас лабораторные анализы показывают, что его 0,00056 мг на один килограмм рыбы. То есть в 11 раз меньше нормы. Ешьте наши шпроты — будете здоровы.

Председатель правления рыбоколзоза «За Родину» Леонид Попов


В прошлом году с началом введения санкций рыбообработчики сетовали, что европейские консервы под санкции не попали. И отмечали, что это позволило бы им развить производство и увеличить выпуск товара. Сейчас производители заявляют, что к осени готовы заполнить освободившиеся на местных прилавках ниши и значительного повышения стоимости товаров на данный момент не ожидается.

По словам председателя правления рыбоколхоза «За Родину», с прошлого года цена на их консервы поднялась незначительно из-за роста цен на металл, из которого делают тару для консервов. К слову, стоимость собственной продукции в магазинчике рядом с производством не только весьма дружелюбна, но и значительно отличается от магазинной. Например, рулет из кальмара стоит на 60−70 рублей дешевле, чем в торговых сетях Калининграда. Вполне ощутимо дорожают по пути в супермаркеты и сырая рыба, и консервы.

Россельхознадзор запретил, потом разрешит

Озвучили представители отрасли и ряд проблем. Так, нынешних квот на вылов рыбы предприятию не хватает для того, чтобы обеспечить себя сырьем — приходится докупать у местных рыболовов. А одна из причин сокращения разрешенного объема добычи в том, что вот уже несколько лет Росрыболовство не выделяет деньги на проведение исследований, необходимых рыболовам.

«Это все переговорный процесс. Сегодня на Балтике осталось две стороны — Евросоюз и Россия. Поэтому как договоримся. Но основанием являются научные данные, исследования. Если мы их проводим — у нас есть козырь. Если мы их не проводим, то надо ссылаться на те данные, которые дает ЕС. А они дают то, что им интересно. И чтобы отстоять нашу позицию, нам надо проводить исследования и финансировать науку», — заявил Будурацкий, подчеркнув, что «надо разрывать этот клубок» и вкладывать средства в науку.

Осветил он и транспортную проблему в рыбной отрасли. «Мы готовы накормить Россию. Но логистика из Калининграда стала намного сложнее с учетом соседства Евросоюза. Увеличивается стоимость товара, увеличивается время доставки. Эти вещи не от производителя зависят. Надо на государственном уровне помочь доставить продукцию российскому потребителю», — высказал пожелание замглавы регионального минсельхоза. Определенной помощи «сверху» все же удалось добиться — в этом году выделены деньги на исследования, ожидаются и субсидии на кредиты, взятые на развитие производства. Но есть у производителей и другие пожелания.

«Понимаете, сегодня Россельхознадзор закрыл, через 3 месяца откроет. Если бы сказали внятно: в течение года или 2 лет будет под запретом. Тогда мы бы приступили к модернизации производства и купили еще оборудование…», — с надеждой отметил Леонид Попов, как бы намекая на продление запрета. Мясопроизводители в марте прошлого года также радовались введению санкций и обещли расширение мощностей и недорогую продукцию. Только вот в итоге это закончилось резким подорожанием свинины и говядины и даже «мясным бунтом» на главном городском рынке Калининграда. Ждать ли области рыбных противостояний, мы узнаем примерно в сентябре этого года — именно к этому времени, по прогнозам ритейлеров, в торговых сетях закончатся запасы прибалтийских рыбных консервов. 

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»    

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.