Чук и усадьба: пенсионеры выживают в полузаброшенном доме Правдинского района

«Новый Калининград.Ru» пообщался с братом и сестрой, живущими в почти разрушенном доме без воды и нормального электроснабжения в поселке Чайковское Правдинского района.

Старинная усадьба в поселке Чайковское прячется в окружении деревьев. Дорога из брусчатки к ней заросла травой. Разбитые окна и отваливающиеся кирпичи кричат о том, что здание, подобно многим в области, заброшено. Но здесь до сих пор живут, хотя кажется, что выживают, люди.

В солнечные дни на каменном крыльце сидит Николай вместе с дворняжкой по имени Чук. Николай уже второй хозяин Чука. Первым был еще один жилец этого дома, который скончался около месяца назад. По словам деда, тело мужчины пролежало в квартире 3 дня, прежде чем его забрали соответствующие службы. Тяжелый, спертый запах и сейчас ощущается в открытой квартире, которая пополнила список свободных комнат в этом доме. Теперь в огромной усадьбе остались жить лишь Николай, его сестра, Чук и пять кошек, которых подкармливают пенсионеры.

Узенькая комнатушка площадью 3 на 4 метра. В ней стоит кровать, печка, на которой готовится еда. В углу примостился небольшой столик, на нем тарелка сваренных макарон. У стола — кадки с водой. Канализации в доме нет. Хлипкая проводка давно не работает, и люди пользуются самодельными проводами.

В небольшой комнате Николай, владелец трехкомнатной квартиры, живет потому, что во время его отлучки местные однажды выбили окна в двух других помещениях. Теперь они забиты досками, подушками и кое-где перетянуты полиэтиленом. Но эти комнаты находятся еще в хорошем состоянии. Другая часть дома, которая отделена входом от еще жилых квартир, представляет собой голые стены с зияющими окнами. И только нацарапанные надписи на стенах в давно бывшем подъезде говорят о том, что дом был жилым.

 Усадьба рода фон Беловых была возведена в 1895 году. Ее строили 20 лет. Семья занималась разведением лошадей. После войны из рода остались пятеро наследников — 4 сестры и их брат Фридрих. Они приезжали из Германии в Чайковское в 1987 году, с 1991 года после открытия регулярно навещали дом и его обитателей до 2006 года, когда умер Фридрих, после чего визиты потомков рода фон Беловых прекратились. 

«Молодежь поуезжала, старики поумирали. Есть еще жильцы, но они в Калининграде давно. Пытались квартиры продать, но не вышло», — рассказывает Николай. Несколько лет назад в нежилой части здания случился еще и пожар. Трем машинам удалось потушить пламя и не пустить огонь к пока жилым помещениям. Несмотря на все это, дом так и не признали аварийным. Так же, как и не признали памятником. Как отметила глава Мозырьского сельского поселения, к которому относится поселок Чайковское, Тамара Кевлич, в бюджете просто нет денег на прохождение соответствующих экспертиз.

«Дом был принят от предыдущей администрации примерно в 2006 году уже в плохом состоянии. Что касается отсутствия воды, то в самом поселке 18–20 лет не было воды, и 3–4 года назад в него провели коммуникации, но подводные пути к домам люди делали за свои деньги. И те три семьи, теперь уже две осталось, не проводили. Поселок ранее вообще не освещался, несмотря на то, что там завод был и в этом году мы получили деньги на освещение двух улиц. Постепенно все делается. А ведь люди просто брошены были», — отметила депутат.

Но с другой стороны, этот дом был просто дворец, судя по довоенным фото. Люди были поселены в шикарное здание, там рядом и парк был. А когда мы принимали здание на баланс, это просто безобразие было. В нем ведь и делать ничего не надо было, прекрасный дом был. А теперь он в упадок приходит по их вине, очень больно за отношение наших людей к жилому фонду. Понимаете, людям даже уже все равно, где сходить в туалет, комнаты многие просто загажены. И это частная собственность, некоторые квартиры приватизированы, а их владельцы там не живут, и кто знает, где их искать. А без разрешения собственника администрация даже не может зайти туда. А обидно смотреть, как дом рушится.

глава Мозырьского сельского поселения Тамара Кевлич

При этом Тамара Кевлич отмечает, что власти стараются улучшить жизнь поселка. Так, делается освещение на двух улицах, заключен договор на вывоз мусора из поселка с одним из МУПов, чего раньше не было, рассказывает чиновница. При этом она еще раз подчеркивает, что люди могли бы следить за чистотой. «Мне лично стыдно, и за людей стыдно. Пусть будет бедненько, но чисто, вымыто. Люди сами должны принимать участие, помогать делать красиво. Мы тоже стараемся принимать участие, но у нас даже не бюджеты, а сметы на выживание», — сетует чиновница.

Собственно выживанием занимаются и пенсионеры в усадьбе. Рядом с домом посажены грядки. Даже летом Николай и его сестра затапливают печки — чтобы приготовить еду и прогреть холодные несолнечным летом стены старинного дома. А в погожие дни дедушка садится на покосившиеся каменные ступени вместе с дворняжкой Чуком и курит папиросы или сигареты, оставленные приезжающими сюда гостями. Пенсионер любит пообщаться и, с гордостью показывая руки, рассказывает о том, как работал трактористом более 30 лет. «Я же самоучка, все сам, нигде не учился», — улыбаясь рассказывает Николай, глядя на балкон, с которого осыпаются кирпичи. И продолжает рассказывать истории о бывших жильцах, вспоминая о днях, когда этот дом еще был многонаселенным и живым.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.