Борьба с браконьерством очень напоминает игру в кошки-мышки

Организованные браконьерские бригады были и десять, и двадцать лет назад. Как правило, одни выходили в залив на подрезку сетей, другие на берегу стояли на стреме, третьи поджидали возвращения лодки в замаскированной машине. Затем, если все спокойно, улов перетаскивался в автомобиль, который доставлял рыбу скупщику. Но времена меняются.

Меняются и браконьеры. И поймать их с поличным становится все сложнее. В этом убедился журналист «Калининградки», который сходил в рейд с инспекторами регионального управления Госкомрыболовства и ЛОВД на водном транспорте.

Когда на «Ниве» со служебными милицейскими номерами мы въезжаем в поселок Лесное, что на Куршской косе, то, как пить дать, браконьеры уже знают о нашем визите. И рыбинспекторы, и милиционеры, находящиеся в машине, знают это по предыдущему опыту. Ведь каждый раз, как в поселке показывался служебный транспорт, «на хвост» сразу садилась одна из браконьерских машин. Кстати, инспекторам известен, считай, весь «автопарк» на косе, который «завязан» на браконьерский бизнес. Вот и сейчас «хвост» не заставляет себя ждать. Но «шпионам» и невдомек, что нам того и надо.

Тут, пожалуй, нужно кое-что объяснить. На Куршской косе есть несколько матерых браконьерских бригад. В первую очередь это группа местного жителя по прозвищу Кепка. Хотя он, скорее, «фуражка», так как в свое время служил в очень серьезной правоохранительной структуре. Кепка хорошо владеет навыками оперативной работы, чему обучил и своих подельников. Многое из его методики переняла и бригада Фрола. Поэтому простым наскоком таких ребят никак не взять. Их надо перехитрить, что мы, собственно, и пытаемся сделать.

Потому-то перед нами на косу уже заехали две инспекторские машины, которые раньше тут не появлялись. Наш «хвост» будет постоянно сообщать своим бригадирам по мобильнику, где мы находимся. Значит, в том месте браконьерские лодки к берегу не подойдут. Но куда-то причалить им все же надо. И остается надеяться, что пришвартуются они там, где в засаде сидят другие инспекторы.

Человеку несведущему вся эта схема может показаться слишком уж мудреной. Вот и я спрашиваю начальника межрайонной инспекции управления Госкомрыболовства Юрия Грошко:

- Зачем все так усложнять? Вышли бы на катере и взяли браконьеров на воде с поличным…

- Такое тоже, конечно, случается, - отвечает Грошко. – Но ты учти, что браконьеры услышат и увидят катер задолго до того, как мы успеем к ним подойти. Скинут рыбу – и, в прямом смысле, концы в воду. Мол, мы, честные граждане, катаемся по заливу, свежим воздухом дышим. А то, что вся лодка в чешуе, так это с прошлой рыбалки осталось. Разумеется, в кармане почти у каждого браконьера имеется «джипиэс», который выводит их на скрытые под водой сети. Но если нет рыбы и незаконных орудий лова, мы не имеем права досматривать личные вещи.

Уже стемнело. Машина-«шпион» держится от нас метрах в четырехстах. Пусть думают, что мы их не замечаем. Поэтому, создавая видимость полноценной инспекторской работы, сворачиваем с дороги на просеку, ведущую к месту, где браконьеры периодически сбрасывают улов.

Вдоль берега залива тянется след от какого-то самоходного средства. «Кепка», - чуть ли не один голос говорят инспекторы. Потом поясняют: это следы от квадроцикла, на котором Кепка вывозит рыбу. Схема же такова. Сначала к берегу подальше от стежек-дорожек подходит лодка с уловом, уже расфасованным по мешкам. Делает сброс, и преспокойно гребет в поселок. А сюда по берегу добирается квадроцикл, который забирает рыбу и окольными тропами ее вывозит. Каждый раз браконьеры меняют место сброса. Здесь квадроцикл проходил, похоже, вчера или сегодня утром.

Идем по следу протектора и через пару километров находим то место, где был «схрон». Но сейчас это лишь вытоптанный кусок пляжа…

Когда возвращаемся обратно, у Грошко звонит телефон. Ему сообщают, что инспекторы одной из «секретных» машин слышат, как в их направлении из залива движется моторная лодка.

- Алчный все-таки народ браконьеры, - замечает Грошко. – Ведь вроде знают, что на косу инспекция нагрянула. Казалось бы, сиди дома, жди, когда рейд закончится. Но сколько раз уже убеждался – все равно выйдут в залив на подрезку, надеясь всех перехитрить. Как там в песне поется: «На жадину не нужен нож, ему покажешь медный грош…» Ладно, кончились кошки-мышки.

«Наружка» нас уже не интересует, потому что инспектор Иван Балашов, который и звонил Грошко, сейчас задерживает причалившую лодку. Мы несемся туда. Однако на берегу – один Иван.

Окончание на 3-й стр.

- Сюда они без рыбы подошли, - вздыхает Балашов. – Пришлось отпустить. Но я уверен, что рыбу где-то недалеко скинули.

В поисках «схрона» пробираемся вдоль берега через бурелом. По ходу дела Иван рассказывает, что это были мужики из бригады Фрола. А они – особо жадные. И даже если почуяли неладное, то рыбу все равно не бросили в заливе, а припрятали. Так и есть. Пройдя с километр, мы натыкаемся на несколько мешков, набитых лещами и судаками.

- Ну хоть улова их сегодня лишили, - как бы подводит итог рейда Юрий Грошко…

Однако наша история на этом не заканчивается. Следующей ночью кто-то проткнул все колеса на личном автомобиле старшего инспектора Юрия Масловского, который в том в рейде играл очень важную роль, а остался «за кадром» лишь потому, что не стоит раскрывать некоторые нюансы в работе рыбохраны. Еще через день на проселке, ведущему к тому месту, где мы нашли «схрон», трактор лесников национального парка пробил все четыре колеса. Он наехал на «ежи», по всей видимости установленные браконьерами для машин инспекторов, чтобы больше сюда не совались.

Но через сутки инспекторы сунулись. Катер управления Госкомрыболовства прижимал лодку Фрола к берегу. Браконьеры (опять же от жадности) стали скидывать мешки с рыбой уже на мели. И тут с берега, когда в лодке еще оставался улов, к ним подскочили другие инспекторы…

Чуть позже недалеко от поселка Морское бригада Кепки перекидывала рыбу из катера во внедорожник. И только груженый джип тронулся, как его тут же блокировали машины рыбинспекции и ЛОВД на водном транспорте.

Однако на сей раз обеим браконьерским бригадам удалось уйти от уголовной ответственности. Потому что законы у нас такие. Де-факто, казалось бы, улики налицо. Вот лодка, вот рыба, вот машина, ее вывозящая. Но у браконьеров не было с собой незаконных орудий лова. И де-юре ничего кроме перевозки рыбы без документов им, увы, не инкриминируешь. А за это - всего лишь административный штраф на сумму до двух тысяч рублей. Понятное дело, что для браконьеров, имеющих в своем арсенале мощные моторы, квадроциклы, джипы, навигаторы и другие дорогущие «прибамбасы», такой штраф - как слону дробина…

Андрей ЗАБЕЛКИН
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.