Аплодисменты на вокзале в Вене: как встретили беженцев в ЕС и российских СМИ

Все новости по теме: Беженцы в Европе

В понедельник польский портал 24tp.pl сообщил о задержании первой группы сирийских беженцев на юге страны. В этот же день ЕС предложил дополнительно разместить в Польше 9287 беженцев из ряда ближневосточных стран. За последнюю неделю подобные сообщения, посвященные внутриевропейской проблеме, стали одной из ключевых тем российской новостной и общественно-политической повестки. «Новый Калининград.Ru» изучил факты, связанные с миграционными процессами последних недель, поговорил с очевидцами происходящего и разобрался в основных версиях интерпретации самой массовой волны беженцев в истории послевоенной Европы.

Сколько беженцев прибыло в ЕС?

Начнем с фактов. В течение трех недель в страны Западной и Восточной Европы прибыли 120 тысяч беженцев из Сирии, Ирака, Ливии, Афганистана и других стран Ближнего Востока и Северной Африки. При этом за первые семь месяцев 2015 года в европейские страны, как сообщает агентство ЕС для оказания помощи приграничным странам «Frontex», прибыли 340 тысяч человек. Это в три раза больше, чем за аналогичный период 2014 года.

По прогнозам, до конца 2015 года только Германия готова будет принять на своей территории более 800 тысяч мигрантов из Сирии, а также других регионов, охваченных военными конфликтами. Об этом канцлер Германии Ангела Меркель заявила во вторник, выступая по национальному телевидению. При этом она не забыла напомнить, что «этот процесс изменит Германию».

Однако на фоне жарких споров о европейском миграционном кризисе остаются без внимания другие факты: Турция за полтора года уже приняла 1,9 млн беженцев из Сирии; Ливан, Египет и Иордания — 2 млн человек. О таких данных в понедельник написала «Lenta.Ru».

800 тысяч или даже миллион беженцев в год для Германии — это много или мало? На самом ли деле Европу охватила гуманитарная катастрофа, которая уже в ближайшее время, как предрекают некоторые российские журналисты и политологи, приведет к ее «закату»?

Сколько и зачем тратит Европа на беженцев?

Противники гуманной миграционной политики, предполагающей реализацию комплексных программ по приему, размещению, адаптации и интеграции переселенцев, упрекают руководителей европейских государств, в том, что траты на ее осуществление нецелесообразны. Есть сторонники такой точки зрения, и в Германии, и в Венгрии, и в Эстонии, и в Польше. Однако опросы свидетельствуют о том, что партии, разделяющие ее, не пользуются большой популярностью (от 5,6 до 0,4%). Опрос, проведенный «Газета Выборча», показал, что только 22% населения страны считают, что Польша не должна принимать беженцев на своей территории. Подавляющее большинство считают, что прием беженцев — это моральный долг, а траты на содержание и адаптацию мигрантов — закономерное его проявление, которое уже в скором времени принесет свои плоды.

В сложившейся ситуации, как пишет «Русская служба BBC», Германия объявила о выделении 6 млрд евро на нужды беженцев. В целом до конца года она планирует потратить на эти цели, по информации РБК, ссылающегося на «Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung», до 10 млрд евро (из расчета 10–12 тысяч евро на человека). В прошлом году Германия на программы по адаптации беженцев потратила 2,5 млрд евро. Ими были охвачены 200 тысяч мигрантов не только из стран Ближнего Востока, но и из Восточной Европы, а также Балкан.

Франция, как пишет портал n1.by, еще в 2011 году, до начала активных боевых действий в Ливии и Сирии, потратила на 60 тысяч подавших прошение о временном убежище человек 520 млн евро. Австралия на 7 тысяч вынужденных переселенцев в этом же году израсходовала 800 млн австралийских долларов.

Великобритания же направит на обустройство беженцев в соседних с Сирией странах 18 млрд долларов.

Отметим, что из российского бюджета в 2014–2015 году на расселение, содержание, помощь гражданам юго-восточных областей Украины было выделено, по данным РБК, 11 млрд рублей (около 145 млн евро). За этот период около 355 тыс человек попросили временного убежища. Еще 209 тыс украинцев, по данным ФМС России, обратились для оформления разрешения на временное проживание, 114 тыс решили принять участие в госпрограмме содействия добровольному переселению соотечественников, 43,6 тыс — оформить вид на жительство и еще 95,8 тыс попросили российского гражданства.

В вопросе с беженцами из Сирии, Афганистана или Ливии в ЕС, так же, как и с украинскими, нет единых подходов по социальному обеспечению, статусу и дальнейшей интеграции.

В соответствии с законодательством ЕС и отдельными нормативными актами, действующими в Германии, все вынужденные переселенцы делятся на три категории: беженцы, временные беженцы и эмигранты. Беженцами в Германию принимают людей, которых в их стране преследуют из-за политических взглядов, религии или по национальному признаку. Преследуют так, что им грозит смерть, пытки или лишение свободы.

В Германии также дают специальный (временный) статус беженцев тем людям, в чьей стране идет война. При этом в стране должно быть официально введено военное положение. Этот статус действует до тех пор, пока война не закончится. После этого они действительно едут домой. Более того, пока они находятся в фазе ожидания, их не «интегрируют», как бы понимая, что они все равно здесь не останутся. «Такие беженцы не получают никакую социальную помощь и не подвержены немецким социальным законам. Им дают жилье и купоны на еду. А не деньги и социальную помощь. Им не дают разрешения на работу: его возможно получить только в исключительных случаях. После завершения военного конфликта у себя на Родине, они выдворяются из страны», — рассказал корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» калининградец Билол Шумский, 12 лет проживший в Германии.

d98c9f0d204980283e73ec94a0d5dd1d.jpg

В любом случае, для определения статуса приехавшим (легально или нет) необходимо пройти процесс оформления. Показанные по российским и зарубежным телеканалам сюжеты о толпах сирийских беженцев на вокзалах и автостанциях в Венгрии — это не что иное, как исключение из правила, предполагающего предварительный сбор людей перед их отправлением в специальные пункты пребывания. Венгрия по вполне политическим мотивам отказалась выполнять часть так называемых Дублинских соглашений, в соответствии с которыми оформлением вынужденных переселенцев должна заниматься страна, через которую они прибыли в зону ЕС.

Если процедуры работают в нормальном режиме, то после попадания в пункт размещения приехавших из других стран в обязательном порядке регистрируют, фотографируют, берут у них отпечатки пальцев, замеряют и описывают, чтобы опознать их, если они попытаются въехать еще раз — с другой историей, именем и документами.

После этого, как правило, две трети прибывших отправляют обратно. В данный момент получают отказ 100% приехавших из Сербии, Македонии, Боснии и Герцеговины, но также и приезжие из Сомали, Ганы, Сенегала и некоторых других стран.

В любом случае, когда принято решение о депортации, мигранту покупают билет на самолет, обеспечивают едой, жильем на время ожидания чартерного рейса. После этого все понесенные государством затраты мигрант (или его семья) должен оплатить в течение 25 лет. Пока он этого не сделает, ему будет запрещен въезд на территорию отдельной страны и зоны ЕС в целом.

Поэтому власти Германии, Франции, Швеции, Нидерландов и других европейских государств заинтересованы в борьбе с бизнесом нелегальных перевозчиков, из-за которых попавшие в трудную жизненную ситуацию граждане платят дважды: сначала контрабандистам, потом — властям одной из стран ЕС.

При этом бюджетные траты на мигрантов население и большинство политических сил в той же Германии одобряет. Считается, что благодаря программам интеграции люди, получившие официальный статус беженца, смогут уже через 1–2 года стать активными налогоплательщиками. В условиях массового старения местного населения, сокращения собственных трудовых ресурсов в стране приток мигрантов является благом. Это правило, исключением из которого являются большие группы иждивенцев, отказывающихся трудоустраиваться и предпочитающих жить на пособие. Однако, по тем же немецким законам, они не могут долго быть безработными. Рано или поздно они вынуждены стать наемными рабочими и частью класса добросовестных налогоплательщиков.

Сирийские беженцы в европейских и российских СМИ

Данные социальные и нормативные практики, действующие на протяжении последних 18 лет, как правило, остаются за кадром бурных политологических дискуссий в российских и европейских СМИ.

Первая часть сообщений посвящена мнениям лидеров европейских государств по поводу «гуманитарной катастрофы» и того, сколько могут принять в их странах беженцев. Так, президент Литвы Даля Грибаускайте считает, что ее страна за два года сможет разместить у себя не более тысячи человек. Премьер-министр Польши Эва Копач сообщила о том, что страна примет более 11 тысяч беженцев. В самом начале миграционного кризиса премьер-министр Венгрии Виктор Орбан сообщал, что в его стране проблем нет. «Это проблема Германии. В конце концов, никто из беженцев не хочет оставаться в Венгрии, все хотят в Германию», — цитирует его выступление «Der Spiegel». В этой же публикации немецкой газеты приводятся слова президента Чехии Милоша Земана: «Беженцев сюда никто не приглашал». Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и вовсе отказался принимать беженцев, сославшись на небольшую территорию страны и «низкую демографическую глубину».

MIL_9048.jpg

В сложившейся ситуации в ЕС доминирующей оказалась позиция на принятие повышенных обязательств по приему беженцев, включение в решение этой сложной задачи. 6 сентября на митинге в Стокгольме, посвященном солидарности и поддержке прибывающих в страну беженцев, премьер-министр Швеции Стефан Лёвен заявил о намерениях страны и дальше принимать всех беженцев. Днем ранее премьер-министр Финляндии Юха Сипиля призвал жителей своей страны также продемонстрировать солидарность с беженцами, которые направляются в Европу из стран, где не прекращается война и царит нищета. В подтверждении своих намерений, он сообщил, как пишет РИА «Новости», что готов предоставить свой собственный дом для вынужденных переселенцев. В прошедшую субботу Австрия подтвердила информацию о готовности принять 10 тысяч беженцев. В среду власти Австралии, как пишет ТАСС, также подтвердили намерение принять у себя 13 750 беженцев из различных стран мира. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон поручил своим помощникам подготовить программу по расселению дополнительных 15 тысяч беженцев.

Другие политики, в связи с европейскими событиями последних недель, делают прогнозы об ухудшении социального климата в странах ЕС и прекращения действия Шенгенского соглашения.

Так, депутат Государственной Думы Алексей Пушков, слова которого приводит ТАСС, считает, что наплыв мигрантов станет для Евросоюза «этнорелигиозной бомбой замедленного действия и грозит межгосударственными и внутренними расколами в ЕС». Другой российский эксперт, директор исследовательской компании «Europe Insight» Андрей Куликов, уверен, что у Европы нет плана по преодолению миграционного кризиса: «Каким бы ни был новый план по размещению мигрантов в странах ЕС, его реализация не поможет разрешить нарастающий кризис», — пишет РИА «Новости».

При этом глава МИД Латвии Эдгар Ринкевич убежден, что если страны-члены ЕС не смогут найти всем приемлемое решение по вопросу приема беженцев, то это может стать началом конца Шенгенской зоны. Об этом он рассказал в понедельник на специальном брифинге.

Однако в СМИ стран ЕС главенствуют другие настроения. Об этом на своей странице «Facebook» написала калининградка Инна Вышемирская, последние полгода живущая в Берлине: «По подаче в СМИ тема беженцев — главная тема в последние несколько месяцев. Об этом почти все новости, разные ток-шоу и обзоры. При этом все подается очень про-мигрантски. Последние пару недель много показывали, как Германия готовится к приему беженцев. В последние несколько дней постоянно показывают прибытие беженцев в немецкие города и как их встречает местное население. Сотни людей приветствуют беженцев цветами, плакатами, наборами вещей первой необходимости, игрушками для детей. При этом СМИ не умалчивают, что есть и другие силы в Германии. Они постоянно говорят о том, что нео-наци каждый день поджигают разные места, где живут беженцы, что они маршируют и протестуют. Показывают, что в то время, как одни люди встречают с цветами, другие кричат „прочь“ <...> Теме протестов против беженцев уделяется в разы меньше внимания, чем разного рода позитивным новостям. Но и настроенных позитивно людей тоже в разы больше. Говорят, что согласно замерам общественного мнения, хуже всего относятся к беженцам и мигрантам в тех районах Германии, где их проживает меньше всего».

Другие калининградцы, также живущие в европейских городах, пишут, что сирийцы, другие беженцы — это дешёвая рабочая сила. «Сирийские и украинские беженцы должны будут восполнить дефицит рабочей силы, который уже есть там по факту». «В классе моего старшего сына 2 сирийца и 4 афганца. Мы для шведов такие же мигранты, как сирийцы, афганцы или балканцы», — рассказал корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» бывший калининградец, а ныне житель шведского города Упсала Михаил Дуркин.

Именно поэтому для них, а также для десятков тысяч европейцев заявления глав государств о приеме вынужденных переселенцев, акции по встрече беженцев на вокзалах, волонтерские общественные движения, помогающие продуктами, медикаментами, одеждой — это норма. Поэтому в опусе Ульяны Скойбеда, опубликовавшей в «Комсомольской правде» «записки жительницы Мюнхена о коричневой волне беженцев, поглотившей Германию», сами жители Германии увидели заурядный фейк. Заявление же официального представителя МИД РФ Марии Захаровой по поводу кризиса осталось более чем не замеченным. «Этот небывалый кризис с беженцами является прямым следствием абсолютно безответственной и непродуманной политики смены политических режимов в регионе», — приводят ее слова «Известия».

В итоге для немцев, голландцев, финнов, шведов, бельгийцев или австрийцев наплыв беженцев не стал поводом для упреков в сторону США или НАТО, как того хотели бы многие обозреватели. Это, прежде всего, человеческая трагедия, резонирующая со всей послевоенной историей Европы. Миллионы жителей благополучной Германии или Австрии еще десять лет назад были мигрантами, переселенцами или беженцами. Поэтому вместо разговоров про исламскую террористическую угрозу они предпочитают приходить на вокзалы и встречать аплодисментами новую группу убежавших от войны людей.

Солидарны, в теории, должны были быть с сирийцами или афганцами и жители современной России, предки которых как минимум дважды в ХХ веке (в 1917 и 1991 годах) были вынуждены покинуть Родину, чтобы выжить. Однако обществу, многонациональному и поликонфессиональному, через федеральные телеканалы была предложена еще одна порция злорадства и фальшивой ненависти.

Что дальше?

В среду, как пишет «Коммерсант», Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев сделало свой прогноз по количеству беженцев, которое прибудет из стран третьего мира в Евросоюз в 2015–2016 году. Оно превысит 1,2 млн человек. В этот же день в Брюсселе состоялось заседание Еврокомиссии, на котором чиновники распределили квоты на размещение вынужденных переселенцев между 23 странами Евросоюза. Соседствующая с Калининградской областью Польша, в соответствии с утвержденными квотами, должна будет принять более 9 тыс беженцев из Сирии, Ливана и Афганистана. Напомним, что сначала 2015 года в Калининградскую область прибыли 7 338 граждан Украины, из них более 2,5 тыс человек изъявили желание получить временное убежище или разрешение на временное проживание. Чрезмерной нагрузки на экономику или социальный климат такое число переселенцев оказать не может.

В принципе, нашей стране эта проблема, по заверениям главы ФМС Константина Ромодановского, не угрожает. «Россия не является страной транзита для сирийских беженцев, в страну вряд ли могут хлынуть их потоки. Люди, как правило, едут туда, где им легче интегрироваться, и в этом им помогают многочисленные диаспоры. Так уж исторически сложилось, что в Европу дорожка уже ими давным-давно протоптана. За полтора года через Россию в страны Европы проследовало всего 182 гражданина Сирии».

В связи с этим согражданам остается только наблюдать, клясть европейцев в «двойных стандартах», глупости и излишней толерантности и ждать, когда вопрос «Что там у сирийских беженцев в ЕС?» уйдет на десятый план, уступив место очередной никак не связанной с реальной жизнью в стране теме «загнивающего Запада».

Фото — Алексей Милованов, Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.