«Там так же, как здесь. Просто война»: семье из Донецка требуется помощь

Все новости по теме: Благотворительность

Молодые родители с малышом переехали в Калининград в рамках госпрограммы переселения. Корреспондентам «Нового Калининграда.Ru» они рассказали о том, почему они решили уехать с Донбасса и как справляются с трудностями на новом месте жительства.

Рожала под бомбежками

Семья из Донецка переехала в Калининград летом 2015 года. Главе семейства Артему 31 год, Ирине — 27 лет, маленькому Дениске недавно исполнился год и три месяца. Молодые родители снимают крохотную гостинку в центре Калининграда. Артем работает разнорабочим на складе, пока Ирина сидит с сыном. Когда Артем дома и дежурит с малышом, Ирина подрабатывает в кафе — работает там уборщицей, кассиром, официанткой и иногда поваром.

Мы разговариваем с Ириной (Артем как раз на работе). Маленький Дениска, улыбчивый и спокойный голубоглазый мальчик, внимательно изучает корреспондентский диктофон. Затем сползает с кровати и идет к телевизору, по которому транслируют мультфильмы. В тесной гостинке ему передвигаться особо негде — три шага в один конец, три — в другой.

«В Донецке мы жили на ул. Ковалько — это около аэропорта, район Октябрьский. Пятиэтажный дом, своя квартира. Когда я была на восьмом месяце беременности, 28 мая на аэропорт стали сбрасывать бомбы. Кружили вертолеты, просто ужас какой-то. Я в чем была, мы побежали до ж/д-вокзала, муж посадил меня на поезд, а сам остался, нужно было людям помогать — снаряд попал, парковщика убило. Через полчаса после того, как я уехала, бомба попала в железнодорожный вокзал, — вспоминает Ирина. — Наш дом у аэропорта цел, но в нём нет окон, воды, канализации, электричества. Отопления вроде тоже нет. В крышу попадал снаряд, но крышу подлатали. Сейчас во всем нашем доме один жилец всего — какая-то бабушка, которую сын бросил».

После начала бомбардировки в мае 2014 года Артем и Ирина переехали в другой район Донецка, более безопасный, сняли квартиру. «Я рожала под бомбежками. Когда Дениске было 20 дней, мы уехали к друзьям в Севастополь. Там друзья были, сказали: приезжайте, спасайте ребенка. Мы приехали. Думали — пересидим, всё наладится. Спустя 1,5 месяца появилась информация о „Минских договоренностях“, что вроде перемирие, стрелять перестали. Мы вернулись в Донецк», — рассказывает Ирина.

В Донецке молодые родители прожили еще полгода. Глава семьи работу потерял первым — в склад, где он работал, попал снаряд. «Хорошо хоть трудовая книжка сохранилась. Он потом за ней ходил на бывшую работу, там уже везде „растяжки“ стояли. А я продолжала работать, пока Артем сидел с сыном», — вспоминает молодая мама.

Ирина работала экономистом в стоматологической клинике (у нее высшее экономическое образование). Однако ситуация постоянно ухудшалась — зарплата сократилась вдвое, продукты резко подорожали, детского питания найти было невозможно. Декретные и пособие на ребенка получить она не смогла. Потом и зарплату платить перестали. Шла война.

«Стоматология, в которой я работала, находилась в нежилом здании рядом с домом. Как-то в выходные в дом попал снаряд, три квартиры выгорело. Я думала — что, если бы снаряд попал в наше здание? Всё бы сгорело, и трудовая книжка тоже… Как бы я стаж потом восстановила, — вспоминает молодая женщина. — Еду на маршрутке на работу, слышим — начинается „прилёт“, выскакиваем, прячемся под деревом. Где-то взрывается. После идем дальше… Правильно вести себя при бомбежках нас специально обучали — если „прилёт“ (начинают рваться снаряды), ложиться на землю, чтобы не попали осколки».

— На работе сижу в своём кабинете, главврач приходит и говорит, что надо перерегистрировать предприятие, еще какие-то текущие дела, и тут в городе бомбежка начинается — где-то рвется, стекла трясутся. А мы продолжаем работать, разговаривать. В соседнем кабинете люди день рождения отмечают. Или идем в магазин закупаться, а тут стрельба начинается. Все дрожит, грохочет, но в магазине всё как обычно — люди складывают продукты в тележки… Там так же, как здесь. Обычная жизнь. Просто стреляют, и гибнут люди… Просто рядом война.

_NEV7348.jpg
«Хотим остаться в России»

В марте 2015 года молодая семья решила уехать к родителям, которые на тот момент перебрались к родственникам в Краснодарский край. «Город маленький, с работой там очень сложно. Квартиру снимали. Муж работал на кладбище. Потом уже мы через интернет узнали, что есть программа переселения и можно уехать в Калининград, стать участниками госпрограммы, получить российское гражданство, — рассказывает Ирина. — Я связалась с УФМС, нам говорили, что могут помочь с дорогой. Правда, сотрудники один за другим уходили в отпуск, передавали нас новым сотрудникам. И мы сами копили на дорогу. Она обошлась где-то в 12–13 тысяч рублей. Не знаю, может быть, для вас это немного, но нам пришлось достаточно долго откладывать, чтобы накопить эту сумму».

В Калининград Артем, Ирина и маленький Дениска прилетели 18 июня. В аэропорту никто не встретил — оказалось, что водитель перепутал время прилета. Молодой женщине удалось ночью дозвониться до сотрудника службы, и в 2 часа ночи приехала машина, семью отвезли в пос. Северный.

«В Северном мы прожили три месяца. Нам выдали постельное белье, полотенца, мочалки. Правда, всё это было казенным — когда мы съезжали, всё пришлось сдать, поэтому на съёмной квартире первое время укрывались простынями, — рассказывает Ирина. — Переехать решили, потому что сначала я нашла работу в Калининграде в кафе, потом муж на складе. Проезд из Северного до Калининграда обходился дорого, и мы посчитали, что если снимать тут квартиру, то на то и выйдет».

Правда, с арендой квартиры получилось не так, как задумывалось. Сама аренда небольшой гостинки обходится относительно недорого — 10 тысяч рублей в месяц. Но за коммунальные услуги приходится платить еще в районе 4 тысяч. «Когда мы заключали договор аренды, нам говорили, что „коммуналка“ будет в районе 600 рублей. Но тут горячей воды нет, у нас бойлер, электричество обходится только в 1600 в месяц. Ванны нет, сына приходится купать в душе, который чуть ли не прямо в комнате. Сейчас ищем новую квартиру. Но, правда, агентства просят половину стоимости в качестве комиссионных. Поэтому пытаемся искать другие варианты. Если у кого-нибудь будут предложения по поводу жилья, будем благодарны», — говорит Ирина.

На двоих Артем и Ирина зарабатывают относительно неплохо — около 27 тысяч в месяц, однако половина зарплаты уходит на жилье. Кроме того, сейчас семья копит деньги на то, чтобы получить разрешение на временное пребывание — его оформление, по словам Ирины, обходится в 1600 рублей на человека, в том числе и ребенка.

Вещи зимние есть — гуманитарная помощь помогла. Основная проблема с детским питанием — Дениске пока еще год и три месяца, и ему нужны детские молочные смеси. Банки смеси хватает на три дня, и смесь эта очень дорогая.

— Мы стараемся экономить на всем — я хожу на работу и с работы пешком, потому что уже думаешь — или потратить 36 рублей на троллейбус, или творожок купить ребенку. Муж тоже пытается пешком ходить, он работает в Балтрайоне.

«Мы обратились за социальной поддержкой, но оказалось, что ребенку после года смеси уже не положены, только каши. Дают „Малютку“, но Дениска не может без детского молочка. Пробовала его перевести на обычное молоко, у него начались большие проблемы с пищеварением. Купила смесь „Малютка“ недорого, его обсыпало, аллергия, теперь деньги на лекарства тратим, — продолжает Ирина. — По программе госпереселения никаких соцвыплат нам не положено, которые раньше платили переселенцам. Хотела поставить сына на очередь в детский садик, но выяснилось, что регистрация у нас областная — в пос. Северный, а в Калининграде в очередь в детсад с областной регистрацией не встать. Официальный договор найма жилья, как мне пояснили чиновники, в расчет не принимается».

Еще одна проблема — с памперсами. Ирина пытается приучать сына к горшку, но пока он еще очень маленький, и эта наука дается ему нелегко. На улицу без памперса погулять не выйти, а стоят они очень дорого.

«Я понимаю, что многие живут так же, как и мы. Но мы не просим квартир и прочего. Будем сами решать вопрос с жильем. Мы хотим остаться жить в России, получить гражданство, чтобы найти нормальную работу. Без гражданства мне — только в официантки идти. А я все же экономистом работала, стаж четыре года, работа нравилась. Семья, работа, дом — всё было бы хорошо, если бы не война», — говорит Ирина.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.