От 2-летнего ребенка остались череп и сандалики: зачем копают могилы форта №3

Все новости по теме: Память
Во вторник на третьем форту началась эксгумация захоронений, находящихся рядом с мемориалом погибшим в ВОВ. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» понаблюдал за раскапыванием могил, узнал, что ждет поднятые останки, и выяснил, зачем власти решили потревожить захоронения, находящиеся здесь десятки лет.

В августе нынешнего года власти Калининграда в лице главы комитета архитектуры и градостроительства Артура Крупина заявили о найденных и довольно свежих захоронениях у 3-го форта.

Захоронения здесь не очень давние, одна из могил появилась 4–5 лет назад. Среди обнаруженных нами могил есть незаконные, и явно это уже гражданское население. Причем когда мы обследовали территорию, прилегающую к фортификационному сооружению, на одной могиле даже лампадка стояла.

Глава комитета архитектуры и градостроительства Калининграда Артур Крупин в августе 2015 года

IMG_9838.png

Однако, по данным краеведов, эти могилы принадлежат людям, погибшим в период с 45-го по 50-е годы прошлого века, и принадлежат первым переселенцам. Просто на бумаге этого кладбища не существует, поскольку оно было несанкционированным. Но в те годы часто появлялись стихийные захоронения рядом с воинскими мемориалами, отмечает представитель МУП «Альта» Руслан Хисамов. «Поэтому захоронения и считаются вновь выявленными, ведь раньше они нигде не значились», — поясняет он.

По предварительным данным, на этом участке расположены могилы 18 человек. Специалисты отмечают, что по надгробиям можно установить личность только двоих из них. Идентифицировать остальных сложно, отмечает Руслан Хисамов. Данных в архивах об этих захоронениях нет. Найти родственников или близких людей не удалось. Остатки искусственных цветов на могилах и небольшие картонные иконки свидетельствуют о том, что периодически захоронения кто-то навещает. Но это могут быть просто неравнодушные люди, предполагают чиновники.

Минтуризма области хочет открыть на форту № 3 музей всех фортов области. «Форт № 3 - Король Фридрих-Вильгельм I — это самый крупный и хорошо сохранившийся форт на сегодняшний момент. Это тот самый объект, который при определенном правильном инвестиционном усилии может быть основной точкой притяжения», — говорил в августе нынешнего года министр туризма региона Андрей Ермак.

На эксгумацию и перезахоронение останков покоящихся здесь людей выделено 114 тысяч рублей. Представители «Альты» начинают прощупывать первое захоронение — судя по размерам, это детская могила. Перед началом работ с нее убирают ограду и фрагмент надгробия. Бережно переставляют и бумажную иконку. «Все найденные при поднятии останков вещи и фрагменты надгробий будут учтены и впоследствии перезахоронены вместе с останками», — подчеркивает Хисамов.

Как отмечают специалисты, на этом месте могли найти свой последний приют больше людей. Поскольку 18 захоронений были обнаружены только при визуальном осмотре. «Характер расположения могил указывает на то, что рядом с ними могут находиться другие захоронения, просто они уже не видны, поскольку за ними долгое время никто не ухаживал. По тому, как хаотично расположены видимые могилы, можно предположить, что здесь порядка 50 других захоронений минимум будет», — подчеркнул Руслан Хисамов. Также он отметил, что согласно архивным данным рядом с 3-м фортом покоятся около 20 немецких солдат, погибших в боях. Их также предполагается найти. Но если советские могилы перенесут на муниципальное кладбище в пос. Сазоновка Гуревского района, то немцы отправятся на интернациональное кладбище на ул. А. Невского.

Рабочие начинают вручную раскапывать первую могилку, чтобы узнать, на какой глубине покоятся останки. В это время представитель горадминистрации поясняет, что каждое захоронение будет перенесено индивидуально. Будут указаны имена тех, чьи данные известны. Остальным поставят общий памятник с указанием захоронения на 3-м форту. Говорить это на камеру чиновница отказывается. Также она не может ответить на мой вопрос, зачем было необходимо тревожить могилы. «Мы исполняем распоряжение главы администрации», — лишь отвечает представитель службы заказчика Надежда Гапоненко. Не может уточнить эти данные и представитель Службы охраны памятников, который просто наблюдает за соблюдением закона при проведении работ.

Первая причина — кладбище находится под угрозой уничтожения, здесь нет родственников, которые ухаживали бы за могилами, и только на двух табличках остались имена и фамилии. Остальные постепенно обезличены и приходят в негодность. Кроме того, в послевоенный период они были сделаны стихийно без согласований. О них знали, но никто за ними не следил. И лишь благодаря тому что воинский мемориал приводили в порядок, их расчистили. Если форт будут приводить в порядок, то территорию рядом с ним также следует благоустраивать.

Представитель МУП «Альта» Руслан Хисамов

Тем временем границы первой могилы определены. Чтобы снять с нее грунт, к месту подъезжает экскаватор. Он раскапывает яму примерно в 4 квадратных метра, после чего рабочие опять начинают лопатами поднимать землю. Чем глубже, тем меньший слой земли они снимают, чтобы не повредить захоронение. И вот добираются до остатков венков, лежащих сверху. Затем начинают вручную очищать землю с того места, где находится небольшой гробик, обставленный керамическими горшками (в них когда-то были цветы).

Спустя несколько минут показываются остатки досок, покрашенных красной краской. Специалисты пытаются поднять их, но не выходит: доски давно превратились в труху. Ее счищают, и показывается маленький череп со светлыми волосиками и кожаные бордовые сандалики. «С детскими могилами почти всегда так, мало что остается. Этому ребенку было около 2 лет. Предположительно, мальчик», — поясняют рабочие. В районе груди у малыша по-прежнему лежит игрушка — яркий пластиковый попугайчик.

Место захоронения обследуют металлоискателем и находят несколько советских монет, выпущенных в 1952 году. Их вместе со всеми найденными вещами бережно собирают и описывают. Затем кладут в пластиковый мешок. После этого в другой пакет складывают и также фиксируют в документе найденные косточки. Эту процедуру здесь повторят минимум 18 раз. Затем пройдет проверка, и останки с найденными вещами будут перезахоронены.

Безусловно, найти и обустроить захоронения первых переселенцев, сейчас почти забытые, важно. Но зачем их переносить на другое кладбище и почему нельзя сохранить их рядом с местом последнего упокоения, неясно. Ведь еще один небольшой памятник для всех, как это планируется на кладбище в Сазоновке, и два надгробия для тех, чьи имена известны, вряд ли могут помешать потенциальному благоустройству форта и чем-то смутить ожидаемые миллионы туристов.

Фото — Алена Пятраускайте, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.