Глава Центра СПИД: лучший подарок на день влюбленных — тест на ВИЧ

Николай Черкес
Все новости по теме: СПИД

В канун дня всех влюбленных «Новый Калининград.Ru» встретился с главврачом Центра СПИД Калининграда Николаем Черкесом и узнал, как обстоят дела с ВИЧ в регионе, чем грозит развитие эпидемии бюджету. А также поговорил о проявлениях любви, доверии, ответственности, заботе и подарках на День святого Валентина.

«Мы привлекательны с точки зрения распространения наркотиков и ВИЧ»

— Вы упоминали, что у калининградцы отличаются половой неразборчивостью…

— Если говорить об инфицированности ВИЧ — да. К сожалению, люди так себя ведут. ВИЧ-инфекция — особая болезнь, это болезнь, связанная с поведением людей. Эта «половая неразборчивость» свойственна не только калининградцам. Половой путь передачи ВИЧ характерен для многих народов мира. Если проанализировать динамику развития ситуации в Калининградской области и посмотреть на эту ситуацию в целом по России, где эпидемия началась лет на 5 позже, чем у нас, и если «наложить» кривую динамики развития эпидемии в нашей области и в целом в России — получается чуть ли не симметричная картина. А это говорит об идентичности поведения (отношения к рискам для своего здоровья) населения во всей стране.

— По каким причинам эпидемия в Калининграде и области началась раньше?

— Мы морской город, мы привлекательны были с точки зрения возможности распространения наркотиков, за которыми последовал ВИЧ. Мы — первая территория РФ, где началась такая массовая заболеваемость ВИЧ-инфекцией, и в первые годы именно заражение через инъекционные наркотики обуславливало рост заболеваемости. На сегодняшний день все изменилось кардинально. Сегодня в области, если брать данные этого года, в январе уже 94% выявленных новых случаев — заражение половым путем. И если по стране по-прежнему превалирует инъекционный (через наркотики) путь передачи и только 44% через гетеросексуальные контакты, то у нас доминирует исключительно половой путь.

— А сейчас по России область на каком месте по заболеваемости СПИДом и ВИЧ?

— В первые годы эпидемии мы были лидерами по заболеваемости. Сейчас мы далеко не на первых местах. Даже в общероссийских официальных сборниках наша территория не фигурирует как территория неблагополучная (по уровню вновь регистрируемой заболеваемости мы находимся в третьем десятке территорий). И по последнему году, 2015-му, число вновь выявленных случаев заражения у нас на 16% ниже, чем в среднем по стране (в расчете на 100 тысяч жителей). Тем не менее, мы видим, насколько велики показатели в целом по стране и на нашей территории. На 31 декабря 2015-го в РФ было зарегистрировано более 1 млн 6 тысяч 300 человек. В Калининградской области за весь период эпидемии было выявлено 9 тысяч 523 человека. Но это только то, что выявлено.

Надо понимать, что ВИЧ-инфекция в корне отличается от других заболеваний. Вот идет эпидемия гриппа, кто-то переболел, кто-то нет. Те, кто пошел к врачу — попали в статистику, а многие болеют и никуда не обращаются. Сами пролечились или болезнь не требовала специального лечения. Эпидемия закончилась. Каждый же случай инфицирования ВИЧ обязательно статистически будет обозначен. Раньше или позже. Но всегда. Даже если факт наличия ВИЧ был выявлен, скажем, по случаю смерти. Для нас важно, чтобы заболевание было выявлено как можно раньше, что позволит человеку не потерять многие годы из предстоящей жизни, начав лечение с использованием препаратов антиретровирусной терапии. Важно и другое: будучи ВИЧ-инфицированным, человек может заражать многих людей, не зная, что он сам находится в проблеме. Абсолютное большинство людей, даже из групп риска или представители коммерческого секса, когда выявляется эта проблема, они начинают себя вести более адекватно, сообщают партнерам о заболевании или сокращают количество контактов, тем самым не увеличивая в будущем число инфицированных.

— Сейчас в области много заболевших?

— На сегодняшний день мы знаем, что у нас в Калининградской области 5517 ВИЧ-инфицированных, которые живы-здоровы, значительное число людей (несколько тысяч) живут и не знают, что они находятся в проблеме, но никто не может точно сказать, сколько их. Потому что ВИЧ-инфекция — это то заболевание, которое можно выявить только при проведении лабораторного обследования человека. То есть внешне, клинически, на первых стадиях болезнь никак не проявляется.

Есть даже такая поговорка: хочешь посмотреть, как выглядит ВИЧ-инфицированный, посмотри на себя в зеркало. Ничем он не отличается от человека, не инфицированного ВИЧ, пока не начали проявлять свое разрушительное действие так называемые оппортунистические болезни: туберкулез, герпетические инфекции, онкологические заболевания…

Но это уже запущенные случаи. В среднем более 60–70% — это пациенты, у которых ВИЧ клинические не проявляется. Учитывая это обстоятельство, следует понимать, насколько важно знать свой ВИЧ-статус. В прошлом году у нас на 23% по сравнению с 2014 годом увеличилась выявляемость ВИЧ-инфекции по области (на протяжении 5 лет уровень выявляемости был приблизительно одинаков), а тут рост?!

— С чем это связано?

— Последние 2 года мы получаем федеральные деньги не только на закупку лекарств для лечения ВИЧ-инфицированных, но и на проведение профилактической работы. Сегодня в городе Калининграде, в первую очередь, нельзя не заметить широкую информационную работу среди населения, как в виде наружной рекламы, так и рекламу на радио, телевидении, светодиодных экранах. Так вот, люди обратили на это внимание, задумались о прошлых своих поступках и решили пройти обследование. Сами, по своей инициативе. Контингенты населения при прохождении обследования на ВИЧ шифруются определенными кодами. Наркопотребители — свой код, доноры — другой код, беременные — еще один, обследование по медпоказаниям и т. д. Но есть так называемая группа «прочие», куда входят и лица, которые сами проявляют интерес к своему здоровью и не попадают под вышеуказанные коды. Так вот, в прошлом году мы в области обследовали 141 тысяч 696 человек, на 6 тысяч 618 больше, чем в предыдущем. И именно в этой группе выявили основную долю лиц с ВИЧ, обеспечившей, если можно так сказать, прирост выявленного числа случаев больных.

Да, эти люди, оказавшись в зоне интенсивной информационной пропаганды, наконец решились на прохождение теста на ВИЧ и поступили правильно. Как показывают данные их иммунного статуса, у значительной части инфицирование произошло многие годы назад. Отрадно, что в группах, скажем, доноров, обследуемых по медицинским показаниям, и даже наркопотребителей, увеличения выявляемости ВИЧ в 2015 году мы не имели, следовательно, речь идет не столько об активизации эпидемического процесса по ВИЧ-инфекции в нашей области, сколько об улучшении выявления ранее инфицированных лиц. Т. е. это люди, которые заразились несколько лет назад, но до прошлого года они не знали, что находятся в проблеме и жили по своим обычным правилам. Но до этого, видимо, были не совсем разборчивы в сексуальном плане. И какой «след» они оставили в результате своих половых контактов с другими партнерами — никто не знает. Этот результат может проявиться только в будущем.

_NEV3598.jpg

— Но ведь есть уголовная ответственность для тех, кто кого-то заразил…

— Есть статья 122 УК РФ. Очень серьезная статья в плане ответственности. Но, к сожалению, у нас значительная часть людей, которые ВИЧ-инфицированы, имели не одного-двух партнеров, значительно больше, и сказать, кто именно мог заразить, достаточно сложно… Есть только один прецедент. А остальные…

У нас проводят эпидрасследование эпидемиологи (кстати, они в 2015 году выявили более 11,0% от общего числа зарегистрированных случаев с ВИЧ), спрашивают — у вас какое количество партнеров было? Кто-то говорит: 5,10, 20 — за последнее время. Кто-то говорит, что не считает. И, понятно, они не могут указать источник инфекции. Никто же их не предупреждал, что находится в проблеме. В мире умные люди поступают следующим образом: хотят иметь близкие отношения, друг другу говорят — бери листочек бумаги, пиши: я, Иванов Иван, гарантирую, что у меня нет ВИЧ-инфекции. А если есть заболевание, человек обязан предупредить. Потому что, если он этого не делает, он несет ответственность вплоть до уголовной. Человек, с которым он был в контакте, даже если не заразился, имеет право подать на него в суд, и он будет подвергнут уголовному преследованию. Но этим правом у нас не пользуются.

— В России так принято?

— Нет, к сожалению. Это в мире так уже принято. И когда нашей молодежи говоришь об этом: ну почему вы не спрашиваете даже о здоровье своего партнера? Ведь мы надеваем маску от гриппа, моем руки, но никак не защищаем другие гораздо более уязвимые части своего тела, чтобы не получить смертельно опасный вирус? Стесняемся даже спросить у партнера о его статусе, о том, проходил ли он обследование. А ведь это вопрос жизни и смерти. Но люди стесняются об этом спрашивать! И то, что ВИЧ у нас в области реализуется половым путем, говорит о полнейшей неразборчивости и крайне безответственном отношении к своему здоровью. Это самое страшное. Здесь медицинскими, запретительными мерами ничего сделать нельзя. Пока сам человек не поймет, что его жизнь и здоровье — в его отношении к своему поведению, своему образу жизни и ответственности за свое здоровье и здоровье близких ему людей. Поэтому если сравнивать Европу или Северную Америку, там очень редки заболевания, связанные с наркотическим распространением, там редки случаи заболевания половым путем… У них значительное место в новых инфицированиях ВИЧ связано при сексе мужчин с мужчинами (гомосексуальных контактах).

— То есть у гомосексуалистов выше заболеваемость?

— Она не больше, если говорить о доле их в общем числе инфицированных. Но прирост выявляемости ВИЧ у этой категории лиц выше, чем у других. И по России, и у нас в области. Возможно, она более высокая, чем обозначена в статистике, ведь определенная часть людей, практикующих гомосексуальные контакты, не говорят открыто об этом. Но сама вероятность их инфицирования при гомосексуальных контактах на порядок выше, чем при гетеросексуальных связях. А если учесть, что половина из них, по статистике, живет в обычных семьях, но практикует еще и гомосексуальные отношения, то опасность заразить членов семьи таких у лиц также выше.

«Мы не имеем права жене или мужу сказать, что у их супруга ВИЧ»

— Семьи и пары часто вместе приходят на обследование?

— Эти случаи редки. Но число их будет несомненно увеличиваться. К сожалению, в рамках прав человека мы даже не имеем права жене или мужу сказать, что кто-то из них ВИЧ-инфицирован. Даже если сегодня партнер здоров, а через месяц его заразили. Это их личные отношения, они сами должны друг другу сказать об этом. Но сегодня, в соответствии с санитарными правилами, когда пара ждет ребенка и женщина становится на учет по беременности, не только женщина, но и муж (партнер) должны пройти обследование. Потому что, бывает, женщина не инфицирована, а у партнера есть ВИЧ. И на период беременности по решению врача беременной может быть назначена профилактика, чтобы предотвратить риск заражения ребенка.

— Можно родить здорового ребенка, имея ВИЧ?

— Да, считается, что вероятность рождения здорового ребенка у ВИЧ-инфицированной женщины составляет 98%, даже если муж и жена инфицированы, если женщина проходит необходимый курс профилактики. По нашим данным, на протяжении последних 5 лет у нас в области не родился ни один ВИЧ-инфицированный ребенок, если мать проходила профилактику при беременности, в родах и ребенок получал защиту после рождения. Но у нас постоянно рождаются дети от тех матерей, которые игнорируют это правило. Каждый год мы констатируем случаи, когда, забеременев, женщина не становится на учет в женской консультации, не проходит обследование на ВИЧ (следовательно, не знает о своем уже положительном ВИЧ-статусе) и появляется только на роды… Эти горе-беременные в первый раз видят в глаза медика только в роддоме. . И когда их обследуют — подтверждают ВИЧ. И тогда в 35% есть шанс передачи вируса ребенку. Вирус этого момента безалаберности человека никак не упустит.

— Сколько таких деток сейчас?

— За весь период эпидемии в области таких деток было выявлено 90, сейчас состоят на учете 81. В абсолютном большинстве случаев инфекция им была передана от матери. Они с рождения получают лечение и будут получать его до конца жизни. А это не мармеладки и не витамины. Это серьезнейшие препараты, которые не могут не влиять на здоровье, они имеют определенные побочные явления, приводящие к определенным метаболическим нарушениям в организме. Это серьезнейшие препараты. Поэтому сегодня, когда ВИЧ-инфицированная беременная отказывается от постановки на учет, игнорирует назначенные врачам препараты по профилактике заражения своего будущего ребенка и рожает ВИЧ-инфицированного ребенка — как бы вы квалифицировали такой поступок?

— Есть какое-то наказание для таких родителей?

— К сожалению, нет. По законодательству это еще не рожденный ребенок, и мать не несет никакой ответственности. Хотя я не могу этого понять, ведь человек подвергает риску заражения свое дитя своими необдуманными поступками при наличии возможности рождения абсолютно здорового ребенка, и плюс заставляет государство всю оставшуюся жизнь использовать многомиллионные средства на поддержку жизни этого человечка.

— О какой сумме идет речь?

— Сейчас стоимость лечения одного человека в год составляет порядка 100 тысяч рублей. На лечение ВИЧ-инфицированных на этот год Калининградской области выделено 216 млн рублей. И с каждым годом эта сумма может только увеличиваться, но не уменьшаться. Ведь каждый год мы выявляем все новых больных. Все они рано или поздно придут и встанут на учет, за исключением тех, кто уйдет из жизни, не получая лечение. Но большинство все равно встанет на учет и будет нуждаться в терапии. И по сравнению со всеми другими заболеваниями: нет такой другой болезни на земле, где бы был такой прогрессирующий рост был людей, находящихся в проблеме и требующих дорогостоящей медицинской помощи, как ВИЧ-инфекция. Туберкулез можно лечить, даже онкологические заболевания можно лечить и рассчитывать на вероятность излечения. И человек продолжает жить. При ВИЧ же, особенно без лечения, все обстоит более трагично. Сегодня многие успокаивают себя, продолжая экспериментировать с наркотиками и в сексуальном плане, полагая, что есть лекарства, которые решат все проблемы. Отнюдь нет.

_NEV3587.jpg

— На сколько лечение может продлить жизнь?

— Сложно сказать. И в мире, и в Калининградской области есть люди, которые живут по 16, по 18, по 25 лет. В мире живут уже более 30 лет. Но нужно постараться расстаться с вредными привычками. Алкоголь, курение, эти вещи, которые дают дополнительную нагрузку на организм и на печень, плюс еще терапия, серьезные препараты… Те люди, которые сумеют себя настроить на здоровый образ жизни, они сумеют прожить дольше. Но те, кто тешит себя надежной, что ВИЧ не существует или что завтра появятся новые более эффективные препараты и не следует торопиться с началом лечения — они рискуют, как говорится, по-крупному. Настраивать себя на это неправильно. Потому что в мире нет ни одного случая излечения от ВИЧ-инфекции.

— В последнее время много говорят об открытии лекарства от СПИДа…

— Лекарство от СПИДа сегодня есть. В том смысле, что препараты антиретровируснорй терапии позволяют человеку не довести себя до стадии СПИДа. Зачем существует вся эта антиретровирусная терапия? ВИЧ-инфицированный человек может жить долгие годы, пока не иссякнут силы иммунитета и не присоединится группа так называемых оппортунистических заболеваний, которые при отсутствии иммунитета начинают мощное свое развитие. Тот же туберкулез. В мире более 50% людей с ВИЧ умирают от туберкулеза. А почему? Потому что нет защиты, не хватает сил у иммунитета бороться с возбудителями. Антиретровирусная терапия позволяет поддерживать иммунитет на достаточно высоком уровне и тем самым не дает возможности присоединиться ни бактериям, ни вирусам болезней, которые и могут привести к смерти. Поэтому люди, которые заботятся о своем здоровье, которых не нужно силой «затаскивать» в центр СПИД просьбами, уговорами, силой заставлять начинать терапию, они, дай бог, проживут дольше, чем с случае игнорирования рекомендаций врачей.

— Многие рассчитывают на вакцину, которая вот-вот появится…

— Часть экспертов говорит, что в ближайшие 5 лет вакцина может и не появиться. Ведь вирус очень изменчив, он более изменчив, чем вирус гриппа. Можно сделать сегодня штамм вакцины, а через пару лет он будет совершенно иной. И потом не каждая вакцина обеспечивает у людей иммунный ответ. Не каждый человек захочет прививаться и не у всех может выработаться на ее введение невосприимчивость к ВИЧ. Но уже болеющие будут продолжать оставаться источниками инфекции для других людей. Поэтому сегодня так важно, чтобы ВИЧ-инфицированный ограничил себя в половых контактах с другими людьми и сообщал им о своем статусе.

_NEV3586.jpg

— Какое количество людей бросает терапию?

— В целом, если взять за весь период применения терапии в области, у нас 34% от начавших лечение его бросили. Ежегодно порядка 11–12% людей, получающих терапию, ее бросают. Потом через полгода, например, опять начинают. Но это худший вариант. Лучше бы они тогда и не начинали. Потому что схема «начал-бросил, начал-бросил» приводит к формированию резистентности к препаратам. Они становятся неэффективными. И видоизменяют сам вирус. И он уже как резистентный вирус начинает вести себя более агрессивно, чем было до соприкосновения с лекарствами. Поэтому во всем мире считается, что если человек хочет начать лечиться, то он должен принять это решение осознанно и приступить к нему. И получать терапию всю оставшуюся жизнь. Потому что нельзя пропускать ни на один день.

Когда мы болеем любой болезнью и забываем выпить витамины или препарат для снижения давления — ничего страшного, как правило, не произойдет. Но при ВИЧ-инфекции, если человек пропустил три приема препарата, у него эффективность терапии снижается наполовину. А если 4–5 приемов, то как будто и не было терапии. Поэтому, увы, многие наши инфицированные, которые находятся в алкогольной или наркотической зависимости, для них очень сложно выдерживать жесткий график. Например, лекарства надо принимать в 8 утра и в 8 вечера. Потому что действие препарата рассчитано на 12 часов. А если время прошло, вирус сидит, скажем, в лимфоците и ждет. И если лекарства нет, то значит можно переходить на другую клетку и поражать ее. Эта борьба макро и микромира ведется буквально ежесекундно. К сожалению, такая болезнь… Но с ней можно жить, если соблюдать все правила, искупая предыдущее равнодушное отношение к своему здоровью.

«Что происходит с людьми, перебравшими по части алкоголя… Какой там защищенный секс, там уже вообще никакой памяти…»

— Средний возраст заболевших в регионе какой?

— Самый разный. Если у нас в начале эпидемии страдали в основном наркопотребители, и это были молодые люди в возрасте 20–30 лет, то сегодня у нас все сдвинулось на более старшие возраста. То есть это 40–45, 50, за 60 и в 70 лет выявляем ВИЧ-инфекцию, достаточно свежие заболевания. Есть у нас замечательный показатель, которым мы можем гордиться. У нас два последних года ребята, которые идут служить в армию, ни у одного молодого человека не было выявлено ВИЧ-инфекции.

— То есть молодежь стала более ответственной?

— Я думаю, да. Вероятно, молодежь сейчас понимает, что инъекционные наркотики — недопустимая глупость. Как и незащищенные сексуальные отношения. Ну зачем умирать в 20–40 лет? А так и было на первых этапах эпидемии. Достаточно посмотреть на таблички на наших кладбищах — это как наглядное пособие о том, как не нужно жить. Думаю, что молодежь просто принимает для себя определенное ответственное решение в плане поведения и не инфицируется сегодня ни через наркотики, ни через незащищенные сексуальные контакты. А более взрослые люди считают, что это проблема молодых, а им уже ничего не грозит. А на самом деле и 40, и 50 — те возраста, где мы имеем прирост заболевших. Правда, часть из них могла инфицироваться в более молодом возрасте, а сейчас эта болезнь была выявлена. Но хочется надеяться, что молодежь у нас более продвинута.

Однако в каком-то отношении уровень культуры невысокий. По статистике довольно большой уровень потребления алкоголя в нашей стране приводит к тому, что люди под действием алкоголя меняют поведение на совершенно неадекватное. И они забывают о том, что помнили и что знали о том же ВИЧ. Мы когда проводим семинары для руководителей клубов, они рассказывают, что вообще происходит с поведением и сознанием людей, которые принимают «сверхпотребную» долю алкоголя. Вот они говорят: у нас свои дети есть, и мы приходим домой и думаем: Господи, что можно сделать, чтобы их это не коснулось. Потому что то, что происходит с людьми, перебравшими по части алкоголя… Какой там защищенный секс, там уже вообще никакой памяти.

— Вы упомянули лиц «коммерческого секса». Среди них выросла заболеваемость?

— Сложно сказать. Нет же официального учета тех, кто занимается коммерческим сексом. Это только по результатам научных исследований, статистики. Это как, к примеру, по наркозависимым. Например, на учете в наркодиспансере состоит некоторое количество людей. Но когда центральный институт наркологии провел исследование в 6 городах России, то истинное число наркопотребителей оказалось в 6–8 раз выше, чем число тех, кто зарегистрирован и состоит на учете. Они не хотят обращаться за медпомощью и светиться, потому что их ограничивают в правах на управление авто и прочее. И они всячески стараются обойти официальный учет, и считается, что эта проблема находится на гораздо меньшем уровне, хотя она достаточно велика. Так и тут, представители секс-бизнеса ушли с улиц. Они работают в других местах и недоступны для медицинских, профилактических программ. Но учитывая, что у нас в стране значительное число сексуальных контактов являются незащищенными, надо полагать, что и они инфицированы в большем проценте. Инфицируя в последующем и своих клиентов.

Были новогодние праздники, я пришел на работу, вошел в интернет, и на почту пришла ссылка. Нажимаю, открывается карта, из которой следует, что в окружении тебя находится 1 тысяча 76 прекрасных дам, которые готовы приехать по твоему первому звонку и предоставить тебе сексуальные услуги… И даже нет никакой ссылки на важность использования при этом презерватива… Как недавно в Москве специалисты продемонстрировали аналогичную карту, откуда могут быть предоставлены те же сексуальные услуги… Скажите, можно ли рассчитывать на скорую победу над ВИЧ, когда востребованность такого рода услуг находится на подобном уровне?

_NEV3595.jpg

«Сегодня хватает лекарств. Но если мы не остановимся в таком бездумном поведении, то не факт, что будет хватать на всех»

— Кризис сказался на цене лекарств, их доступности?

— На сегодняшний день все, кто к нам обращается, могут начать терапию. У нас есть препараты, чтобы организовать это лечение. Каждый год Минздрав выделяет больше денег на препараты для лечения людей, которые хотят лечиться. Какие у нас еще контингенты на протяжении десятилетий могут пользоваться дотацией государства в виде 100 тысяч рублей (в среднем) на лечение заболевания? Заболевания, которое, следует самим признаться, сам человек пригласил в свой организм потому, что захотелось наркотического кайфа или острых ощущений при незащищенном сексе. И государство выделяет эти средства. Потому что речь идет об инфекционном, т. е. заразном заболевании. Но пациентам при встречах я говорю: сделайте все возможное, чтобы никого больше не заразить ВИЧ, тем самым вы не создадите себе конкурентов в получении этой терапии. Сегодня хватает лекарств на это число больных. Но если мы не остановимся в таком бездумном поведении, то не факт, что будет хватать на всех и в отдаленной перспективе.

Я не говорю, что надо запретить половые отношения, их никто и не может запретить. Но надо поступать разумно, думать о близких, о партнерах. Что надо сделать с разумом наших людей, чтобы они начали думать? На начало эпидемии люди могли не знать многое, а сегодня мы знаем, как себя обезопасить от этой болезни. Отбрось инъекционные наркотики, незащищенные половые контакты — и ВИЧ тебя не коснется. А ведь касается. Потому что жена или муж в семье нарушают эти правила. Она ему верит или он ей верит. А есть контакты вне семьи. И у нас сегодня совершенно не превалирует группа риска — наркоманы, проститутки и другие. У нас совершенно адекватная публика. Более 40 наименований представителей профессий, которые болеют ВИЧ-инфекцией. Начиная от студентов и заканчивая серьезными работающими людьми.

Должен наступить перелом в нашем сознании, в нашем отношении к собственной жизни. Я уже не говорю к здоровью, а к жизни. ВИЧ-инфекция продолжает оставаться смертельно опасным заболеванием.

— Сколько человек уходит из жизни из-за ВИЧ?

— В прошлом году 239. С момента начала эпидемии в регионе нет в живых уже 34% заболевших — 3 тысячи 789 человек. У нас самая старая эпидемия, и поэтому мы имеем высокий уровень смертности. Сегодня в абсолютном большинстве умирают те люди, которые не получают терапию, которые игнорируют посещение Центра СПИД, не принимают для себя решение начать лечение. Одни вообще считают, что это выдумка, что этого заболевания нет, что его придумали. Есть такое СПИД-диссидентское движение, которое утверждает, что это совершенно несуществующая болезнь, и многие люди в это верят. А другие, поскольку себя хорошо чувствуют и 10, и 15 лет, думают, ну какая это инфекция, если я столько лет живу и все нормально. И никуда не ходят, не лечатся, не обследуются. Но когда появляются заболевания, уже нет времени, чтобы их спасти, а все потому, что они не принимали терапию.

— Что бы вы посоветовали парам накануне Дня всех влюбленных?

— И любовь, и дружеские отношения — это доверие, это ответственность друг за друга. Мы понимаем, что многие молодые люди сегодня начинают близкие отношения не после того, как они подали заявление в ЗАГС, а значительно раньше. Просто надо ценить и уважать друг друга. Мы живем в то время, когда есть такая болезнь. Ее не было 30 лет назад, это были другие отношения. Сегодня все изменилось. Сегодня никто не знает прошлых связей своего партнера, когда он мог действительно инфицироваться. Поэтому сегодня, если тебе нравится человек, если вас связывают отношения не просто на сегодняшний вечер, найдите время проверить себя на наличие антител к ВИЧ. Это и есть пример ответственного отношения друг к другу. А любовь предполагает именно ответственное отношение. И эти отношения могут сделать человека счастливым или перечеркнуть все.

Не нужно стесняться или бояться, тест на ВИЧ можно пройти анонимно. Но и после обследования с отрицательным результатом человек должен еще полгода пользоваться презервативами. Есть так называемое «серологическое окно», когда человек может болеть, а методика не позволяет подтвердить это заболевание. Во всем мире действует такая практика. Обследования необходимы и бесплатны. Они не стоят человеку ни копейки… Если бы вы имели возможность снять ситуацию с теми людьми, которые сегодня приходят в Центр СПИД, и врач им говорит: у вас ВИЧ… Это трагедия, с которой никакие шекспировские трагедии сравниться не могут. Это реально непросто. У человека меняется все, у него меняются планы, меняется жизнь, потому что надо жить в проблеме, которая ограничивает многое. Но надо строить все так, чтобы сохранить жизнь. И это в определенной степени героизм, и в психологическом плане, и в физическом: происходят изменения в организме, их надо понимать, принимать и с этим жить.

— То есть можно сказать, что обследование будет хорошим подарком ко Дню всех влюбленных?

— Не просто подарком. Это будет в определенной степени испытание себя как человека, своей нравственности, потому что ты идешь на это не только потому, что думаешь о себе, но и о своем близком человеке, который тебе нравится, которого ты любишь. Это действительно подарок, потому что решиться не каждому легко. Ведь у каждого если что-то болит, мы не всегда спешим к врачу, мы боимся, стесняемся. И затягиваем процесс, приводя к невозможности получения медицинской помощи. При ВИЧ-инфекции это важно вдвойне. Поэтому тест на ВИЧ — это тест ответственности, это действительно замечательный такой подарок любимому.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.