«Из жизни марионеток»: как горожанам конфликт мэрии и перевозчиков аукнулся

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

В среду утром горожан ждал неприятный сюрприз — за ними не приехали автобусы. На маршруты не вышло около 120 единиц общественного транспорта. Для подавляющего большинства калининградцев, несмотря на предупреждения «аж за 10–12 часов», этот коллапс стал полнейшей неожиданностью. Смотреть на транспортные муки горожан безучастно смог бы только камень, так что корреспондент «Нового Калининграда.Ru» этим утром работал не столько журналистом, сколько социальным извозчиком.

Беженцы «Победы»

Утро автобусного коллапса встречает прохладой, и это очень некрасиво с его стороны. Вдоль дорог СНТ «Победа» в конце ул. Горького понуро бредут родители с маленькими детьми — дождаться общественного транспорта многие явно отчаялись. Пешком до ближайшей остановки, куда ходят автобусы не «бастующих» сегодня перевозчиков, километра 4 (до кольца на пересечении ул. Горького и Гайдара). Есть и альтернатива — около километра через все садовое общество на Северную гору, туда забредает муниципальный «ГорТранс». Правда, эту дорогу идущий без бродней не осилит: жидкая грязь, причмокивая от удовольствия, засасывает любые ботинки, это проверено.

На автобусном кольце в 7:50 непривычно людно. На остановке приплясывают продрогшие «дачники» — человек 15. Вместе с ними с ноги на ногу переминаются две синеватого колера девочки в светоотражающих жилетах — это и есть обещанные властями «сотрудники мэрии», которые должны рассказывать людям, как выбраться из родных садовых пампасов. Девочки оказываются студентами-волонтерами. Правда, сказать заложникам СНТ им особенно нечего.

«Объясняем людям, что не вышли на линию частные перевозчики. Семерки, которая сюда ходит, не будет. Но есть маршрутка 67-я. Вернее, должна быть. Но ее не было уже больше 30 минут», — поясняют «сотрудники мэрии». Хотя с утра вроде 67-х ушло три штуки. На этом план по эвакуации жителей СНТ, видимо, сочли выполненным.

Опаздывающие по делам жители общества пытались вызвать такси, но потерпели сокрушительное поражение. В «Победу» и в лучшие времена таксисты едут через раз, а сегодня никуда дозвониться и вовсе не удалось.

В машине три свободных места, так что просто развернуться и уехать совесть не дает. Из отрезанного от города общества вывозим двух женщин и ребенка лет 11, рискующего опоздать в школу. Нас почему-то хором благодарит оставшийся на остановке народ.

Из СНТ и по Горького крадемся вдоль вереницы «беженцев»: пешеходное движение сегодня — кардиологам на радость. На всех остановках — толпы. Первый общественный транспорт, встреченный нам сегодня — «гортрансовский» троллейбус № 7 у детской поликлиники на Горького. На него с остановки угрожающе несется толпа человек, без преувеличения, в 100.

Наши попутчицы говорят, что нынешняя транспортная блокада стала для них полной неожиданностью. «Не знала ничего. Только когда на работу стала опаздывать — позвонила коллегам, они и сказали, что автобусы плохо ходят», — отмечает одна из них. Ребенка десантируем на перекрестке с Зеленой, у школы.

На всех остановках на Горького картина одинаковая — редкие маршрутки (ни одной 67-й, к слову) и множество нервничающих горожан. На утреннем трафике отсутствие общественного транспорта, к слову, никак не отразилось — Горького привычно «стоит» почти на всем протяжении. Становится очевидно, что автобусники никоим образом в пробках не повинны.

Покидая «Балтрайон»

Высаживаем садоводов у рынка и направляем стопы, вернее колеса, в бывший Балтрайон. Хоть и понимаем, что приедем туда уже к концу «часа пик». На улице Портовая обычная очередь из машин, автобусные остановки совершенно пустые. Драйва поездке добавляют проснувшиеся по весне велосипедисты, они норовят выскочить из-за каждого угла и отважно «подрезают» автомобилистов.

Добравшись до Киевской, делаем первый «пит-стоп» — на остановке рядом с детской поликлиникой. «Давно стоим, минут 20, продрогли, — говорит пожилая женщина, крепко держащая за руку мальчика лет семи. — Но 19-й автобус вроде ходит. Вот его ждем». В этот момент к переполненной людьми остановке действительно подползает 19-й автобус, и бабушка с внуком совершают рывок к передней двери. Причина отчаянного маневра становится понятна, когда из отворившихся дверей автобуса начинают сыпаться не вмещающиеся в салон пассажиры. «Нашей» паре, впрочем, штурм удается, и мы движемся дальше.

22.jpg

На улице Павлика Морозова крайне людно даже на тех остановках, где обычно садится 1,5 человека. На пересечении с Коммунистической подбираем мужчину — он вызывается поработать «штурманом» до ул. Шевцовой и сильно опаздывает на работу. «К 10 мне надо быть в Светлом, — переживает новый попутчик. — На остановке простоял минут 40, и ничего. Обычно через 10 минут максимум хоть какая-то маршрутка приезжает. А что вообще происходит, не знаете?». Объясняем ему, что, собственно, стряслось. «И весь город теперь в заложниках», — понимающе вздыхает пассажир.

Доставив «клиента» до работы, едем на Интернациональную. Краткой экскурсии по улицам Громовой, Кошевого, Шевцовой и Батальной хватает, чтобы понять — весь Московский район в большой… хм, беде. На часах почти 9:30, основной наплыв пассажиров давно позади, а на остановках по-прежнему негде снаряду упасть. Страшновато представить, что тут творилось в 7 утра.

Молодая женщина на Интернациональной уговаривает маленького сынишку «подождать еще чуть-чуть». Ребенок ждать явно не настроен и голосит на всю остановку обиженным басом. В этот момент подъезжает маршрутка, и, как по команде «на штурм», людская масса предпринимает попытку ее оседлать. Картина в целом ясна, и пора из этого ада как-то выбираться.

11.jpg

С улицы Ульяны Громовой «эвакуируем» троих пенсионеров. Некоторое время уходит на то, чтобы объяснить, с какого перепугу на их головы свалилось бесплатное «такси». Когда подмерзшие пожилые люди слегка оттаивают душой и перестают с опаской коситься на съехавших с глузду журналистов, то начинают сетовать на… высокие тарифы на отопление. Они занимают пожилых людей явно сильнее, чем транспортная блокада.

«Что они там вообще себе думают, эти ЖКХ, — ворчит пожилой пассажир. — Это ж надо так цены на тепло задрать». Его жена, тем временем, дает кому-то телефонные инструкции по обращению с городским транспортом.

«Клава, ты выходи из дома пораньше, минут за 40 выходи, автобусы ходят очень плохо. Не знаю почему, кто-то там с кем-то поссорился в горисполкоме», — советует невидимой собеседнице пенсионерка.

Попутчики оказываются душевными — заметив, что их «извозчику» сегодня нездоровится, расчехляют пакетики с витаминами и «травяными таблеточками, очень полезными». Когда отношения окончательно налаживаются, пенсионеры начинают всерьез размышлять над вероятностью народных волнений. Женщины считают, что население «никуда не выйдет». Мужчина с ними не согласен — если цены на отопление еще поднимутся, да еще и автобусы ходить перестанут, быть беде, уверен он. «Это пока все хорошо было, все молчали. А когда кушать нечего будет — начнут возмущаться», — авторитетно заявляет дед.

У Центрального рынка прощаемся — дальше всем на разные концы города. «Интересно, а как мы обратно домой поедем?» — задумчиво спрашивает мужа одна пенсионерок, выбираясь из машины. Мужчина только пожимает плечами.

Текст, фото — Алла Сумарокова, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.