Что могут короли?

В Калининграде, едва приступив к своим губернаторским обязанностям, спокойный, интеллигентный, очень выдержанный Георгий Боос как-то обмолвился, что задавит своими руками каждого, кто будет пойман на получении взятки. Эти слова ему не преминули напомнить жители самого западного нашего региона, когда он в начале ноября отвечал на их вопросы в прямом эфире Калининградского телевидения. Губернатор подтвердил свое намерение объявить взяточникам непримиримую войну, но народ сомневается. "Всех не переброешь", - гласит одесский анекдот про отчаявшегося цирюльника...

За последние годы застроились частными особняками зеленые скверы, охранные зоны вокруг озер в черте города. К их владельцам, сами понимаете, подобраться трудно. А вот у каждого калининградца, с кем довелось разговаривать, болит своя история про бесконечные, изматывающие хождения по чиновничьим инстанциям.

Недавно по одному из каналов ЦТ прошла информация о том, что в Калининграде новый губернатор, убедившись в элементарной безграмотности своей чиновничьей "королевской рати", распорядился: за грамматические и стилистические ошибки, допущенные чиновниками всех рангов при составлении документов, наказывать их лишением премии - что, по комментарию информатора, явится для них весьма ощутимой денежной потерей.

Впрочем, и такая мера, как говорится, вызрела. 2 ноября "Калининградская правда" вышла с передовой колонкой главного ее редактора Тамары Замятиной. Она вспоминает летний прием под сводами органного зала областной филармонии в честь 750-летия города: если бы не присутствие губернатора, митрополита Кирилла и других высокопоставленных лиц, торжество это из-за участия некоторых мужчин в дорогих костюмах можно было бы принять за собрание "реальных парней". "Что они так ругаются?" - "Да никто и не ругается, окстись. Разговаривают пацаны".

Замятина пишет: "С тех пор я часто вижу эти персоны по телевидению, публикую их интервью с портретами в своей газете. Солидные люди - депутаты горсовета, крупные бизнесмены. Правда, когда показывают заседания областной думы, депутаты выбирают выражения, хоть и обращаются друг к другу на "ты". (...) Но от растерянности перед потоками депутатской брани дают на экране заставку "Без комментариев".

Георгий Боос не устает повторять о намерении сделать самый западный регион страны процветающим, европейски цивилизованным, что немыслимо при взяточничестве, коррупции, нарушениях законности. И начинает с тех, кто "как в танках, в своих кабинетах".

Когда-то, много лет назад, меня здесь, "в Германии, в Германии, в проклятой стороне", многое отторгало: следы чужого горя (на них то и дело натыкалась повсюду, хоть и больше десяти лет минуло с тех пор, как всех оставшихся коренных жителей переселили в ГДР), руины "не нашей" культуры, слякоть на Новый год... И вообще, "зачем нам, поручик, чужая земля?" - вернулась в края родные.

И вот я снова прохожу по знакомым улицам, каждый день пешком через весь центр, то к новому уникальному Музею мирового океана на берегу реки Преголи, то напротив, через мост, на остров Канта, к восстановленному кафедральному собору, то дальше, к Музею янтаря, то еще дальше, к знаменитым "Воротам трех королей", отреставрированным к 750-летию Кенигсберга...

Могла бы подъехать, заплатив как приезжий пенсионер рубль за проезд в муниципальном транспорте или два рубля - в коммерческом. И трамваи здесь по- прежнему ходят по нескольким маршрутам, как и с той поры, когда по непривычно узкому рельсовому пути бегали еще старые немецкие вагончики. (А местные пенсионеры, предъявив удостоверение, вообще могут бесплатно ездить повсюду и в городе, и по области).

Но я иду пешком, чтобы полюбоваться, ничуть не жалея, впрочем, что когда-то не прижилась здесь. У Майи Борисовой есть такие строки о покинутом городе: "Может, нам души не хватило, чтобы душу его понять?" С годами я стала лучше понимать душу Кенигсберга-Калининграда. Но и он мне помог понять, что никогда не смогу изменить родному Северу.
Источник: Правда Севера (Архангельская обл.)

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.